Авторизация

Поиск по сайту

Счётчик

01116761
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
166
428
2308
897517
8815
20909

Об универсальности наших собак

Охота, как известно, хуже неволи, и охотники бывают разные, но все они отлично знают, что собака - душа охоты. И отличная работа вскормленного и выученного питомца доставляет законную гордость хозяину. Поэтому не стоит удивляться сообщениям о том, что охотник содержит гончую в трехкомнатной квартире на пятом этаже, или о грандиозных демонстрациях в Англии, вспыхнувших при попытке запретить традиционную для этой страны охоту с гончей на лис.


Естественно, что каждый охот­ник, имеющий собаку, стре­мится к тому, чтобы его пес был реальным помощником, а не «диванным дармоедом». Но совре­менные породы охотничьих собак отличаются многообразием и, как правило, узкой специали­зацией.

 

 

Под универсальностью я понимаю возможность охоты с одним четверо­ногим помощником на раз­личные виды дичи. В дан­ной статье я постараюсь высказать свое мнение по данному вопросу и при­глашаю к разговору и дру­гих, более опытных, охот­ников.

К сожалению, в среде охотничьих авторитетных специалистов-кинологов нет единого мнения о том, какая из пород обладает большей универсально­стью. VI такой разброс мнений по­нятен: каждый из них долгое время был владельцем той или иной по­роды собак. Но универсальность зависит еще и от конкретных усло­вий содержания собаки, желания и возможностей ее владельца. Так, к примеру, у моего западно - сибирского кобеля были дипломы по утке, кабану и медведю. Реально основ­ное время сезона мы с ним охоти­лись на белку и только мечтали об охоте на медведя. На испытания по белке я его не ставил специально - хорошего работника по пушнине в конце 1980-х годов могли украсть. Другой пример. Егерь Завидовско­го заповедника был хорошо изве­стен как натасчик легавых собак для столичной знати. Как-то в раз­говоре пожаловался, мол, потратил столько сил и времени на собаку, а потом спросил у хозяина: как пи­томец работает по тетеревам? А тот в ответ: «Какие тетерева, мы с ним отлично зайцев гоняем!» И подумаешь, что собака была чи­стокровным английским сеттером с отличной родословной.

К сожалению, в охотничьей ли­тературе часто имеют место очень спорные утверждения. Они продол­жают кочевать из издания в изда­ние, вводя в заблуждение молодых начинающих охотников. Так, в Спра­вочнике охотника за 1964 год мож­но прочитать про таксу: «Инстинкт преследования зверя по следу с лаем позволяет использовать такс для охоты на зайца, лисицу, косулю и даже кабана как гончих собак». Уже в другом издании Справочни­ка охотника за 1988 год: «Таксы хо­рошо работают по следу с голосом. С ними успешно охотятся по чер­ной тропе на зайца, лисицу, косулю и даже кабана». Самое неприятное, что издания разные - в первом слу­чае это московский «Колос», а во втором - минский «Ураджай», а ошибки одинако­вые. И хуже всего то, что начинающий охотник, на­читавшись подобных ут­верждений, заведет таксу и будет ее тыкать мордой в след косули и требовать: «Гони зверя с голосом, гони вязко, пока не добуду. Я чи­тал - ты это можешь!» Ко­нечно, добиться того, что­бы норная собака вела себя как гончая, можно (в цирке обучают же медведя катать­ся на мотоцикле), но и охота с такой собакой будет ско­рее цирк, чем охота.

Мое личное мнение: универсальность, т.е. возможность охотиться с собакой на различные виды дичи - не очень хорошо именно с практической точки зрения. Постара­юсь пояснить на конкретном личном примере. Со своей лайкой я начинал охотиться с открытия сезона на утку в августе. Затем, уже осенью, подхо­дила очередь тетеревов и рябчиков, поздней осенью и в начале зимы - лесная пушнина: белка, куница, хорь, енот. По весне пес помогал на охоте с подсадной уткой. А в резерве еще глухарь, кабан и страшный медведь. Вроде все идеально: весь сезон - с августа по апрель. Да, совсем за­был - я брал его еще и на любимую мной весеннюю тягу вальдшнепов - помогал отыскивать подранков. А вот негатив: заходим в лес, посылаю со­баку в поиск, и через некоторое вре­мя он нарывается на зайца-беляка, и в лесу начинаются забеги на раз­личные дистанции. Примерно тоже происходит, если он находит каба­на. Пока пес не набегается вволю и не отведет в этих пробегах свою собачью душу, о добыче пушнины можно забыть. Но, кроме напрасно потерянного времени, возможны и неприятности от встречи с предста­вителями Госохотинспекции. Налицо все признаки браконьерства: охотник со своей собакой преследует каба­нов, без егеря и соответствующих документов. От подобных неприят­ностей меня спасало то, что охотил­ся я в обходе егеря, с которым был знаком уже не первый год, и он знал мои «склонности» к браконьерству. У меня же хватило ума не добывать зайцев-беляков, которые иногда вы­бегали на верный выстрел, удирая от моего пса. На кабана я с ним вообще не охотился - один раз, свозив на притравку, и один раз - на испытани­ях ради получения диплома. Уверен, что добудь я раз-другой этот случай­ный трофей, и мой помощник стал бы работать по линии наименьшего сопротивления - ведь отыскать за­йца и кабана в лесу намного проще, чем белку на дереве.

Вообще, хотя мне как уроженцу Сибири, естественно, нравятся лай­ки, надо честно признать, что ут­верждения о том, что это наиболее универсальная порода охотничьих собак и с ними можно охотиться на все «что в лесу шевелится», очень ошибочны. Ведь даже в 50-х годах прошлого века, период максимума ружейной охоты с собакой на соболя, белку и другую пушнину, было чет­кое разделение лаек на «зверовых» и «соболятниц и бельчатниц». Все определялось конкретными услови­ями охоты и желанием владельцев собак. Так, к примеру, в окрестно­стях села Троицкое Хабаровского края, откуда родом мой отец, до­минировали «зверовые» лайки, т.к. местные охотники в основной своей массе целыми семьями занимались отловом живых амурских тигров. Это в современных условиях их (тигров) в зоопарках и цирках больше, чем на воле, а в те годы живой молодой тигр стоил хороших денег, поскольку был предметом экспорта. В селах Алтайского края (оттуда моя мать), в основном, были «бельчатницы и соболятницы». В северных областях бывшего Союза - Архангель­ской, Пермской и др., где не было соболя, встречалась разновидность «зверовой» лайки - «лосиная» лай­ка. У собак была ярко выражена спе­циализация, но и универсальность присутствовала. Других собак просто быть не могло. Промысловый охот­ник заезжал в начале сезона к себе на участок, и ему надо было загото­вить запасы на пропитание себе на сезон и приманку в капканы. Поэто­му четвероногий помощник работал и по птице (на приманку в капканы и в пищу себе и хозяину), и по зве­рю (кабарга, лось, медведь). Собак, как правило, была пара. А поскольку «дармоеды» безжалостно уничтожа­лись, то в результате такого есте­ственного отбора жить продолжали отличные работники - универсалы. В условиях же современной Беларуси лайки используются, в основном, в качестве «зверовых» собак при охоте на кабана и по копытным. Конечно, в начале сезона охоты с ними успешно добывают утку, и продолжается это до открытия сезона осенней охоты на кабана и копытных. К сожале­нию, современные правила охоты в Республике Беларусь не допускают использование лаек при осенней охоте на тетерева, но при желании владельца можно успешно использовать лайку при охоте на рябчика. При этом на охоте с манком хорошо воспитанная, вежливая и послушная собака оказывает реальную помощь: сидящий рядом пес раньше человека слышит подлетающего манного ряб­чика и поможет найти сбитую птицу. Подчеркиваю - послушная собака. Очень спортивны и эмоциональны попытки охоты на выводки молодых осенних рябчиков с умной лайкой. При этом собаку до момента обна­ружения и разлета выводка жела­тельно держать рядом на коротком поводке, а затем, чуть выдержав и успокоив, отправить собаку в само­стоятельный поиск. Эта охота инте­ресна именно тем, что собака на гла­зах хозяина приобретает мастерство и, если хотите, - умнеет. Молодые рябчики разлетаются недалеко, рас­саживаются по деревьям с характер­ным глухим стуком и сидят крепко. Посланная в поиск настоящая по­родистая охотничья лайка, конечно, заинтересуется птицами, которые только что с шумом разлетелись и куда-то пропали. Важно, чтобы охот­ник не позволял ей далеко, долго и бестолково гонять птиц. А для этого надо самому не «щелкать», а вовре­мя и метко стрелять.

Для развития универсальности своей лайки можно поохотиться с ней осенью на енотовидную собаку. При этом очень желательно, чтобы пес схватился с енотом и самостоятельно задавил его. И если это произойдет, то можно быть уверенным в том, что в дальнейшем лайка не упустит слу­чая повторить свой успех. Но чтобы все именно так и произошло, на на­чальном периоде такой охоты необ­ходимо самому хорошенько побегать вблизи своей собаки, чтобы в нужный момент поддержать ее агрессию по отношению к найденному еноту.

Второй породой по универсаль­ности являются континентальные ле­гавые. Авторитетный специалист, опытный практик, истинный мастер в своем деле егерь Завидовского заповедника Виноградов именно из- за универсальности считал дратха- аров самыми умными охотничьими собаками. Охотиться с ними можно также длительный период: начинать с середины июля на болотную дичь, затем в августе - на утку, сентябре - на куропатку, на тетерева, поможет добрать подранка кабана, работая по кровавому следу. При этом необ­ходимо отметить, что такой универ­сализм характерен для всех пород континентальных легавых: дратхаа- ров, курцхааров и лангхааров. Это почти идеальная, универсальная охотничья собака! Отличительной чертой легавой собаки является ее способность делать стойку. А са­мый страшный порок легавой - ког­да собака не выдерживает стойку и начинает гонять дичь. Исправить этот порок очень тяжело. И именно из-за сложности в натаске легавых я не заводил собак этих пород. Мо­жет быть, я ошибаюсь, но убежден, что собака, работающая без стой­ки, при розыске утки в прибрежных зарослях будет срывать стойку при работе в поле по куропатке. Или работа по кровавому следу: ране­ного кабана надо по возможности обнаружить и/или удерживать его до подхода хозяина, при этом интен­сивно атакуя (если кабан еще жив), или с палочкой в пасти бежать на доклад к хозяину (если зверь уже мертв). А при розыске волочаще­го свое перебитое крыло тетерева или куропатки собака уже должна делать стойку в случае обнаруже­ния затаившегося подранка. И мне представляется, что при переходе с одного вида дичи на другой воз­можны трудности, неизбежны допол­нительные тренировки, что не под силу начинающему охотнику.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить