Авторизация

Поиск по сайту

Счётчик

01116797
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
202
428
2344
897517
8851
20909

Собаки и их разведение

Собак и их разведение, почти на всех международных выставках предусматривают, что собаки, имеющие отклонения от правильного ножницеобразного прикуса (смыкание зубных аркад), подлежат выбраковке, т. е. или остаются без оценки, или получают самую низкую оценку — «удовлетворительно» и не допускаются к использованию в племенных целях.


 

Это положение, правильность и целесообразность которого издавна признавалось абсолютным большинством специалистов, ведущих практическую селекционную работу с собаками как в нашей стране, так и за рубежом, вошло в правила выставок, стандарты пород охотничьих собак, положения о племенной работе с ними, принятые после войны. Оно сохранилось во всех последующих редакциях этих документов. Кстати, в проспекте международной выставки собак в Будапеште, проходившей в сентябре 1971 г., указано, что собаки с неправильным прикусом на выставку не допускаются.

 

В 1968—1969 гг., в связи с заявлением группы лиц, в частности владельцев собак, имеющих указанный порок, вопрос о необходимости и целесообразности борьбы с этим пороком был обсужден Всесоюзным кинологическим советом МСХ СССР с привлечением широкого круга экспертов по охотничьим собакам, знатоков различных пород, в том числе учёных — биологов, зоологов, патологоанатомов и др., занимающихся разведением охотничьих собак и имеющих большой опыт селекционной работы с ними. Абсолютное большинство специалистов, вновь поддержало необходимость выбраковки собак с неправильным прикусом. Итоги обсуждения были опубликованы в нашем журнале. Всесоюзный кинологический совет признал целесообразным сохранить это правило.

Поэтому большое удивление вызвало появление в №7 журнала «Природа» за 1971 г. обзора под заголовком «Зачем мы бракуем хороших собак?» за подписью И. В. Успенской, содержащего высказывания эксперта второй категории И. И. Риэнича, собаковода Е. Г. Землянско го (создателя линии пойнтеров, носителей неправильных прикусов), заведующего лабораторией физиологии и генетики поведения профессора J1. В. Крушинского и члена-корреспондента Академии наук Д. К. Беляева, выступивших против выбраковки собак с этим пороком, за допуск их в племенное использование. Этот обзор необъективно и односторонне излагает факты, в приводимые в нем высказывания по существу вопроса и селекционной работы вызывают по меньшей мере недоумение.

В связи с этим я, как работающий в собаководстве с 1924 г., в течение многих лет возглавлявший племенную работу в питомниках, принимавший активное участие в формировании заводских пород лаек и в последние 15 лет участвовавший в руководстве племенной работой с охотничьими собаками в Московском обществе охотников, считаю своим долгом ответить на выступление «Природы», чтобы широкие массы охотников- собаководов нашей страны были правильно информированы по этому вопросу.

При рассмотрении этого и других вопросов селекционной работы в собаководстве обязательно надо учитывать их специфику. Она состоит в том, что почти все без исключения поголовье собак находится в руках отдельных охотников, не всегда обладающих должными знаниями в вопросах селекционной работы, в большинстве случаев рассматривающих вопросы собаководства с точки зрения того, как они сказываются на лично им принадлежащих собаках, на возможности получения и реализации щенков от своей собаки, вне зависимости от интересов породы в целом, от ее будущего. Система оценки собак на выставках и испытаниях, правила допуска их к племенному использованию в этих условиях служат факторами, ведущими селекцию охотничьих собак в нужном направлении, а не в интересах отдельных заводчиков. В этих условиях постановка каких-либо экспериментов в области разведения невозможна, поскольку весь рождающийся молодняк реализуется опять-таки в частные руки в возрасте 30 дней. Родословные документы оформляются обществами охотников и все претензии на недоброкачественных щенков предъявляются обществам охотников. Это, естественно, вызывает необходимость регламентации разведения, в частности запрещение использовать в качестве производителей собак с такими пороками, как неправильный прикус, нестандартный окрас, висячие уши у лаек и т. п.

Причины, по которым современная кинология считает неправильный прикус дисквалифицирующим пороком, следующие.

Во-первых, это не просто проявление изменчивости, как например, более или менее грубая голова, мягкая спина, а явное уродство. Надо отметить, что в популяциях диких собачьих особи с неправильными прикусами встречаются единицами или вовсе отсутствуют, что, очевидно, объясняется элиминирующим воздействием естественного отбора. Автор просмотрел много черепов волков разного возраста, добытых в разных местах, и не встретил ни одного отклонения от правильного ножницеобразного прикуса.

Во-вторых, как показывают анализ родословных собак с неправильными прикусами и наблюдения над случаями использования в качестве производителей собак с этим пороком, этот признак является строго наследственным и при этом по закономерностям, характерным для рецессивного признака, что вовсе не является чем-то новым, ранее неизвестным. Имеющаяся кинологическая литература, в том числе зарубежная (см., например, изданную в Швейцарии в 1967 г. работу Э. Даглиша «Разведение собак» и работу К. Онштота «Разведение лучших собак», выпущенную в 1969 г. в Ныо-Йорке, в которой показан рецессивный характер передачи этого уродства), и большой опыт, накопленный советским собаководством, убедительно говорят об этом. Огульное отрицание этого факта JI. В. Крушинским говорит о его незнании предмета.

В-третьих, состояние зубов и зубной системы служит важным показателем правильного развития организма любого животного. Все формы неправильного прикуса влекут за собой нарушение правильного питания животного и преждевременное стирание зубов. Как указывает заведующий кафедрой патологической анатомии Воронежского ветеринарного нститута, эксперт республиканской категории по охотничьим собакам, профессор П. 3. Обжорин, любое отклонение в правильности зубной системы служит предвестником патологических изменений в скелете животного. Кандидат биологических наук, эксперт первой категории И. М. Медведева, изучавшая этот порок у шотландских сеттеров, полагает, что уродства прикуса связаны с нарушением кальциевого обмена в организме млекопитающих, который регулируется деятельностью желез внутренней секреции, и таким образом это свидетельствует о нарушении их нормальной деятельности. При неправильности смыкания резцов происходит и смещение премоляров и моляров, которые в этом случае не входят в промежутки между этими зубами противоположной челюсти, а совмещаются с ними, что вызывает их преждевременное стирание.

В-четвертых, в ряде пород отмечается корреляция неправильностей прикуса с другими уродствами «дефектами скелета. Так, один из старейших наших кинологов, эксперт всесоюзной категории В. А. Калачеа, анализируя происхождение уродств скелета хвоста у пойнтеров, отмечал их связь с неправильностями прикуса, Эксперт республиканской категории, кандидат биологических наук В. Д. Херувимов в одном из своих отчетов об экспертизе борзых указывает на связь неправильности прикуса с дефектами строения крестца.

 

Необходимость отрицательной селекции по неправильному прикусу Л. В. Крушинским признается, по он предлагает ограничить ее значительным отклонением от нормы и снижением оценки собаки, если неправильный прикус обусловлен генотипически. Несостоятельность этих ограничений ясно видна из следующего.

Изучение наследования прикуса у собак, как и вообще других признаков у всех животных, показывает, что степень выраженности признака не имеет значения при его наследовании. Так, нам известны многочисленные случаи, когда собака, имеющая один или два неправильно растущих резца, будучи повязанная с другой собакой, имеющей правильный прикус, но в родословной которой есть собаки с неправильным прикусом, давала щенков с различными резко выраженными формами неправильного прикуса. Попутно еще раз отметим, что это также доказывает рецессивный характер наследования этого признака. Любому «грамотному генетику» (выражение Л. В. Крушинского), как нам кажется, должно быть ясно, что степень выраженности определяемого данным геном признака не имеет значения для передачи его по наследству, так как она зависит от условий развития, в которых формировался признак. Ведь по наследству передастся ген, а не признан. Обусловленный генотипически, признак формируется под влиянием различных условий его развития и может иметь а силу этого разную степень выраженности. Отсюда ясно, что для проведения отрицательной селекции надо браковать всех носителей неправильного прикуса, вне зависимости от степени его выраженности.

Снижение оценки собаки, имеющей неправильный прикус, с оставлением ее для племенного использования не является отрицательной селекцией. По принятым в нашем охотничьем собаководстве правилам к племенному использованию допускаются собаки, имеющие оценки экстерьера «отлично», «очень хорошо» и «хорошо». Поэтому только радикальное снижение оценки до «удовлетворительно», что исключает собаку из воспроизводства, является отрицательной селекцией.

Говоря об отрицательной селекции, надо отметить, что некоторые лица предлагают, помимо выбраковки явных носителей нежелательного признака, т. с. гомозиготов по нему, отстранять от воспроизводства также предполагаемых его носителей, т. е. братьев, сестер и других родственников. Теоретически в условиях лабораторного эксперимента это правильно, но практически нецелесообразно. Простейший генетико-мате магический расчет показывает, что при систематической выбраковке явных носителей рецессивного признака удельный вес гетерозиготных его носителей в популяции будет из поколения в поколение уменьшаться и в дальнейшем вероятность выщепления рецессивов в гомозиготном виде может быть доведена до ничтожно малых величин, т. е. практически ликвидирована. Об этом пишут Н. П. Дубинин и Я. Л. Глембоцкий на стр. 142—144 своей книги «Генетика популяций и селекция». Па это указывают и другие авторы.

Абсолютное большинство всех неправильностей прикуса у собак наследственно. В единичиых случаях отдельные неправильно растущие резцы могут быть следствием травмы, но определить при осмотре причину неправильного прикуса невозможно. Поэтому, поскольку речь идет о выбраковке буквально единиц с приобретенным неправильным прикусом, безоговорочная выбраковка всех собак с неправильностями прикуса полностью оправдана. Перефразируя использованное в обзоре журнала «Природа» выражение, можно сказать: чтобы избежать железнодорожных катастроф, надо не закрывать железные дороги, а не выпускать на линию неисправные паровозы и вагоны, не доверять вождение поездов дальтоникам и т. д.

Введение комплексной оценки собак на выставках и при племенном подборе, при строгой браковке животных с нежелательными признаками, в частности с так называемыми дисквалифицирующими пороками (в том числе с неправильностями прикуса), в течение последних 20 лет обеспечило значительное улучшение как рабочих качеств, так и экстерьера подавляющего большинства наших пород охотничьих собак. Как известно, практика — высший критерий истины. Это особенно верно по отношению к селекции животных. Поэтому действительно было бы печально, если бы селекция охотничьих собак в интересах отдельных заводчиков отказалась бы от проверенного жизнью пути. Нельзя не учитывать, что приводимые в обзоре примеры по породе пойнтер тенденциозны. На самом деле среди потомков Лябель Е. Г. Землянского, а также и Беляка Б. Н. Арманда (яркий пример наследственности неправильного прикуса) было большое количество собак с резко выраженными неправильностями прикуса. Высокие рабочие и экстсрьерные показатели приведенных в обзоре потомков Лябель, во-первых, отсутствовали у самой Лябель; во-вторых, типичны для породы в целом и, третьих, в значительной степени обусловлены наследственностью других собак, имеющихся в их родословных. Сбрасывание со счета своих собак брака среди их потомства и приписывание удачных потомков только их влиянию — прием неубедительный. Мы имеем все основания утверждать, что выбраковка собак с неправильными прикусами среди пойнтеров, в частности потомков Лябель, не нанесла породе никакого ущерба, а только сократила возможность дальнейшего распространения этого порока. Факт предоставления Е. Г. Землянскому страниц «Природы» для необоснованной рекламы своей линии выглядит весьма странно.

Я не берусь судить о теоретических аспектах спора Л. В. Крушипского со статьей доктора наук Б. К. Меркурьевой, но считаю нужным подчеркнуть, что практически рекомендация Е. К. Меркурьевой о выбраковке всех собак с неправильностями прикуса, как мы разобрали, абсолютно правильна. Теоретически правильно, в отдельных случаях, предположение, что этот порок может быть не наследственного происхождения, хотя если он мутационного происхождения, то также будет наследоваться, может привести и приводил в дальнейшем к засорению породы.

Мне хочется задать Л. В. Крушинскому и Д. К. Беляеву вопрос: кто будет отвечать перед охотником, купившим щенка от такого производителя, затратившим большой труд и средства на его выращивание и получившим в результате животное с уродливой челюстью? Очень хорошо по этому поводу сказано в книге И. М. Лернера и X. Г1. Дональда «Современные достижения в разведении животных» (М., 1970): «Источником ошибок генетиков могут быть упрощенчество, их научная амбиция, а также то обстоятельство, что многие из них не несут какой-либо фи-нансовой или административной ответственности».

Позволю себе еще раз обратить внимание охотников-собаководов на то, что выбраковка животных, имеющих нежелательные признаки, тем более уродства, и племенной подбор, направленный на закрепление желательных, нужных нам признаков, составляют суть селекционно-племенной работы, залог ее успеха. Тем большее удивление вызывает выступление журнала «Природа», на которое мы сочли нужным ответить.

Э. Шерешевский, член Всесоюзного кинологического совета МСХ СССР, эксперт всесоюзной категории по охотничьим собакам

"Охота и охотничье хозяйство" №1 - 1972

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить