Авторизация

Поиск по сайту

Счётчик

01115343
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
71
341
890
897517
7397
20909

О лайках Войлочникова С.Д. ч.2

Очень хорошо
— 30 баллов
Три полных ряда
предков — 16
баллов
для суки —
4 балла
90



I, малая
золотая
Один диплом II степени в одиночку по
пушному зверю, лосю, оленю, кабану,
Очень хорошо
— 30 баллов
Два полных ряда
предков — 14
Не
требуется
79
боровой дичи или подсадному
медведю; или два диплома III степени,
один из которых по тем же видам в
одиночку и второй по любому виду,
кроме диплома III степени по
подсадному медведю в паре — 35
баллов
баллов
II, большая
серебряная
Один диплом любой степени в
одиночку или два диплома III степени
по подсадному медведю в паре — 20
баллов
Хорошо — 20
баллов
Независимо от
количества
поколений предков
— 8 баллов
Не
требуется
43
Примечание. Лайки промысловых районов и вывезенные из этих районов, что должно быть
подтверждено официальной справкой, допускаются во II племенной класс без родословных. Потомки
этих собак первого поколения для допуска в I и II племенные классы должны иметь за происхождение
не менее 8 баллов. Потомки второго поколения для допуска в классы элита и I должны иметь за
происхождение 12 баллов. Последующие поколения, полученные от вывозных лаек, бонитируются на
общих основаниях.

Баллы за экстерьер проставляются на основании экстерьерной оценки, полученной собакой на
данной выставке. Степени оценки соответствуют: «отлично» —40 баллов, «очень хорошо» — 30
баллов, «хорошо» — 20 баллов.
Оценки по происхождению даются на основании родословной собаки, подтверждающей ее
происхождение от однопородных с нею предков ближайших четырех поколений (родители, деды,
прадеды и прапрадеды), а также экстерьерную и полевую оценку родителей. Происхождение лайки
оценивается максимально 20 баллами из расчета:
за родителей (отец и мать)—по 1 баллу (1*2) =2 балла, при наличии у родителей оценки за
породность, экстерьер и конституцию не ниже «хорошо» добавляется по 2 балла (2*2) = = 4 балла, при
наличии у родителей дипломов полевых испытаний добавляется по 2 балла (2*2) =4 балла,
за дедов и бабок — по 1 баллу (1*4) =4 балла, за прадедов и прабабок — по 1/2 балла (1/2*8)= 4
балла, за прапрадедов и прапрабабок засчитывается по 1/8 балла (1/8*16) =2 балла. При отсутствии в
родословной одного из предков баллы другого предка данной пары не учитываются. Оценка лаек по
потомству производится лишь тогда, когда их прямые потомки (дети) имеют диплом за охотничьи
качества и оценку за экстерьер не ниже «хорошо». За каждого такого потомка как кобелю, так и суке
засчитывается определенное число баллов:

Оценка Число баллов Оценка охотничьих качеств Число баллов
Отлично 3 Диплом I степени ..... 3
«Очень хорошо» 2 » II степени ..... 2
«Хорошо» 1 1

При бонитировке максимально учитываются только 6 лучших потомков.
При распределении мест в племенных классах высшее место занимает собака, оцененная
наиболее высоким баллом. При равенстве общих баллов вопрос о месте собаки решается в зависимости
от баллов по четырем разделам бонитировочной таблицы в такой последовательности: оценка по
потомству; оценка по охотничьим качествам; оценка по экстерьеру; оценка по происхождению. Лайке,
занявшей первое место в классе элита, присуждается звание чемпиона выставки.
Комплексная оценка сыграла положительную роль в развитии отечественного собаководства.
Преимущественно благодаря ей полевые испытания, на которых выявляются охотничьи свойства,
стали проводиться не от случая к случаю, а систематически, регулярно. Однако эта оценка в
значительной мере является формальной, поэтому она не всегда способствует совершенствованию
экстерьерных и рабочих качеств охотничьих собак. Несовершенна в бонитировке оценка собак по
потомству, т. е. самого важного показателя в племенном деле [38, 44].
В соответствии с существующими правилами комплексной оценки в племенной класс элита
могут войти собаки, приносящие рядовое, посредственное потомство. Например, чтобы стать элитной
собакой, суке достаточно иметь (набрав определенный минимум баллов за экстерьер, рабочие качества
и происхождение) двух потомков, у которых есть дипломы III степени и оценка за экстерьер «хорошо».
К кобелю требования несколько выше, но и он может стать элитным, если у него будет четыре таких
же рядовых классных потомка. Но какая же это элита, если собака дает посредственное потомство?
Поэтому присвоение лайке племенного класса элита не должно производить завораживающего
действия на кинологов и заводчиков.
Буквальный перевод иностранного слова элита означает лучшее, избранное. С точки зрения
зоотехнии — это лучшее, особо ценное племенное животное. А с точки зрения генетики, без которой
невозможна современная зоотехния, элита — это животное, в генотипе которого сконцентрированы
полезные и хозяйственно важные наследственные особенности.
В нашей практике неоднократно встречались случаи, когда в соответствии с существующими
правилами в результате бонитировки лаек относили не только к I, но и ко II племенному классу, хотя
они являлись очень ценными в племенном отношении, т. е., по существу, элитными производителями.
Так, на Горьковской областной выставке в 1980 г. русско-европейская лайка кобель Раздор Е. Л.
Белоусова получил оценку «отлично» за экстерьер. У него была полная родословная и имелись шесть
классных потомков, за которых Раздору было начислено 27 баллов, в среднем по 4,5 балла за потомка.
Последнее означало, что большинство потомков имели оценку «отлично» и высокие рабочие качества
(дипломы II степени). Однако у Раздора имелся только один диплом III степени по подсадному
медведю и ему был присужден всего лишь II племенной класс, хотя, по существу, это был отличный
племенной производитель. Подобных примеров, показывающих несовершенство существующей
комплексной оценки охотничьих собак, можно привести немало.
Когда речь идет о племенных производителях, всегда необходимо тщательно анализировать, за
что собаке присужден тот или иной племенной класс, и в первую очередь следует обращать внимание
не на градацию племенного класса, а на то, какое потомство дает производитель, прошедший
бонитировку. Бонитировка при всех ее достоинствах только организационно-массовый метод, а не
критерий для подбора пар при составлении планов разведения. В селекционной работе должен быть не
формальный подбор, а творческий, индивидуальный, с учетом целого ряда особенностей каждого
производителя. Две элитные собаки и даже два чемпиона не всегда дадут хорошее потомство. Нередко
лучшего результата можно ожидать от сочетания более скромных партнеров, обладающих
желательными задатками и стойко передающими их потомству.

Размножение лаек
Размножение животных — одно из важнейших свойств животного организма, заключающееся в
воспроизведении потомства. Размножение и разведение животных тесно взаимосвязаны, но эти
понятия нельзя отождествлять. Разведение животных осуществляется под контролем человека, цель
разведения — совершенствование существующих и выведение новых пород. Размножение бывает
обусловлено особенностями организма, человек может оказывать на него определенное воздействие,
лишь зная биологию размножения животного.
Человек давно изучает собаку, но биология размножения ее освещена слабо. В кинологической
литературе нет специальных работ, посвященных детальному изучению биологии размножения не
только лаек, но и других пород охотничьих собак. Ряд авторов, основываясь на отдельных, иногда
случайных наблюдениях, приводят лишь общие данные о сроках половой зрелости собак,
продолжительности периодов пустовки (эстрального периода) и беременности, плодовитости и т. п. В
большинстве случаев они не упоминают о встречающихся от средних показателей отклонениях,
которые нередки, размахе (диапазоне) отклонений и, главное, о причинах этих отклонений. Знание же
этих особенностей часто бывает необходимо, чтобы избежать ошибок и неудач, особенно в
хозяйственной деятельности питомников.
Основные материалы по биологии размножения лаек собраны в опытном питомнике ВНИИОЗ за
период с 1960 по 1978 гг. Под наблюдением находились русско-европейские (21 кобель и 62 суки) и
западносибирские (19 кобелей и 56 сук) лайки — наиболее распространенные породы в нашей стране.
За период исследований получено 302 помета от русско-европейских лаек, в которых было 1728
щенков и 289 пометов от западносибирских, где имелось 1397 щенков.
В процессе исследований строго регистрировались начало и конец астрального периода, даты
вязок (случек), даты рождения и количество рождаемого молодняка. Для каждой суки определялся
точный период беременности, в каждом помете регистрировался пол рождаемого молодняка.
Полученные данные подверглись статистической обработке и анализу.
Биология размножения карело-финских и восточносибирских лаек в общих чертах сходна с
таковой у русско-европейских и западносибирских лаек, однако для каждой из пород имеются и
некоторые, иногда существенные различия. К сожалению, в нашем распоряжении нет достаточных
материалов, чтобы по возможности полнее характеризовать биологию размножения карело-финских и
восточносибирских лаек. Поэтому мы ограничимся, где это будет необходимо, лишь освещением
особенностей размножения этих пород.

Биология размножения
Весь процесс размножения у сук можно расчленить на ряд периодов, которые достаточно хорошо
выделяются по времени: наступление половой зрелости, эстральный период, или пустовка, период
беременности и рождения молодняка, период лактации и выкармливания щенков, период покоя между
пустовками.
У кобелей после наступления половой зрелости сперматогенез, т. е. процесс образования
мужских половых клеток — сперматозоидов, не имеет какой-либо периодичности и может
продолжаться до глубокой старости. У исследованной одряхлевшей 22-летней собаки клетки половых
желез усиленно размножались и производили множество семенных тел [71].
У хорошо выращенных кобелей русско-европейских и западносибирских лаек половая зрелость
наступает в возрасте 8—10 мес. Нам известны случаи, когда кобели такого возраста покрывали сук и от
таких вязок рождались щенки. Восточносибирские лайки развиваются медленнее и, по-видимому,
половая зрелость у кобелей этой породы наступает позже.
Использовать кобелей для разведения следует не ранее 1,5—2-летнего возраста, когда они
физически окрепнут и достигнут полного развития. Исследования на песцах и лисицах показали, что
хотя половая зрелость у этих представителей семейства псовых наступает, как и у лаек, в возрасте 9—
10 мес, их половые железы еще не достигают полного развития [95]. Вязки (случки) кобелей в раннем
возрасте приостанавливают рост и развитие собак.
При нормальных условиях содержания половозрелый здоровый кобель способен к
оплодотворению круглый год. В возрасте до 3 лет молодого производителя не следует использовать
для вязок более 4—6 раз. Лучший возраст производителей, способных давать полноценное потомство,
от 3 до 6—7 лет. После
10-летнего возраста половая способность к воспроизводству у кобелей начинает постепенно
снижаться, поэтому в большинстве случаев старых производителей в племенной работе не используют.
Лишь крепких, хорошо сохранившихся, выдающихся кобелей, передающих свой тип и хорошие
полевые качества, используют как производителей и после 10-летнего возраста.
Так, западносибирская лайка Рекс 1349/лзс использовался в питомнике ВНИИОЗ до 12 лет, а с
чемпионом Тоболом 1052/лзс до 13-летнего возраста вязали сук. Но неоднократные вязки сук с 13-
летним, достаточно хорошо сохранившимся чемпионом мира Вайгачем 1055/лзс были
безрезультатными. Так же безрезультатны были и вязки сук с 13-летним чемпионом Путиком 65/л.
Приведенные факты дают возможность считать, что способность кобелей лаек к размножению угасает
полностью к 12—13-летнему возрасту.
Иногда бывает, что кобель по всем внешним признакам выглядит абсолютно здоровым и
нормально кроет сук, но потомства от него не получают. У таких кобелей, вероятно, из-за
перенесенной в скрытой форме болезни сперма оказывается мертвой [3]. В нашей практике
встречались также внешне вполне здоровые и хорошо работающие в поле кобели, у которых половая
потенция была подавлена полностью или частично. Такие производители либо плохо кроют сук, либо
вообще не способны к случке. Кобели с подавленной половой потенцией чаще встречаются в
питомниках из числа тех собак, которых слишком долго не используют в вязках. Это бывает,
возможно, из-за того, что запах пустующих сук оказывает сильно возбуждающее действие на кобелей.
В питомниках суки могут приходить в течку одна за другой и, таким образом, неокрепшая нервная
система молодых кобелей поддерживается в чрезмерно возбужденном состоянии длительное время. Не
получая разрядки, кобели «перегорают», т. е. из-за срыва нервной системы половая потенция у них
угасает. Чтобы избежать подобного срыва, молодых кобелей следует содержать вдали от пустующих
сук. Хорошо развитым, крепким кобелям можно также давать одну вязку в возрасте 18—20 мес. Как
уже сказано, в возрасте от 2 до 3 лет кобеля не следует использовать в вязках более 4—6 раз, в возрасте
3—4 лет — не более 20 раз, в возрасте 4—7 лет ежегодно давать не более 40 вязок.
Эстральный период, или пустовка. Половая зрелость у сук наступает несколько раньше, чем у
кобелей. Наступление половой зрелости совпадает с появлением первой течки, или пустовки. Суки
мелких пород лаек приходят в пустовку раньше сук более крупных пород. Так, среди карело-финских
лаек первая течка у сук нередко начинается в 6-месячном возрасте, у восточносибирских в возрасте
около 10 мес. В отличие от кобелей, способных к оплодотворению круглый год, суки приходят в течку
периодически. У большинства лаек заводских пород, которые обычно содержатся в хороших условиях,
пустовка
бывает 2 раза в год, т. ё. повторяется через каждые б—7 мес. В северных промысловых районах
местные лайки обычно приходят в пустовку раз в год — в осенне-зимний период. Эта особенность
часто долгое время передается по наследству даже при заводском разведении лаек в более южных
районах, при благоприятных условиях содержания и кормления.
Пустовка длится 20—25, иногда 30 дней и включает 3 периода: начальный (проэструс), период
половой охоты (эструс) и период затухания (метэструс). Внешние проявления пустовки в разные ее
периоды заключаются в следующем. Начало ее определяется по увеличению размеров наружных
половых органов (петли) и появлению кровянистых выделений. В первые 1—2 дня петля набухает
медленно, но затем она заметно увеличивается. В это время начинается рост фолликулов и набухание
слизистой оболочки матки. Продолжительность начального периода пустовки 8—10 дней. С началом
течки заметно меняется поведение суки. Она становится беспокойной, непослушной, охотно
заигрывает с кобелями, однако в это время не подпускает их для садок.
К концу начального периода пустовки петля набухает максимально и кровянистые выделения
прекращаются. С этого времени начинается период половой охоты продолжительностью 5—6 дней (т.
е. 9—15-й день после начала пустовки). Это период появления созревших яйцеклеток в яйцепроводах.
Сука в это время готова к оплодотворению. Внешне это часто проявляется в том, что при
поглаживании и надавливании на крестец или при приближении кобеля она отводит хвост в сторону.
Поведение ее еще больше меняется. Сука становится очень непослушной, стремится убежать из дома,
подпускает кобеля для садок. В эти дни ее следует вязать.
В третьем периоде на месте лопнувшего фолликула развивается желтое тело и слизистая
оболочка матки готова к принятию оплодотворенных яйцеклеток. Внешне это проявляется в том, что
сука перестает подпускать кобеля для садок, петля постепенно спадает и к 23—25 дню после начала
пустовки размеры ее становятся такими же, как и до пустовки.
Типичная картина развития и затухания пустовки у многих сук имеет те или иные отклонения.
Например, у ряда сук наблюдается неодинаковая продолжительность начального периода пустовки.
Так, в питомнике ВНИИОЗ западносибирская лайка Кура в 1969 г. была повязана на 15 и 17-й день
после начала пустовки, в 1970 г. на 9 и 11-й, в 1971 г. на 7 и 9-й, в 1972 г. на 11 и 13-й и в 1973 г. на 12
и 15-й день. Подобные изменения продолжительности начального периода встречаются у многих сук.
У некоторых сук продолжительность начального периода бывает значительной. Кобелей для
садок они подпускают на 16—18-й день после начала пустовки, в отдельных случаях и в более поздние
сроки. У одних сук длительный начальный период наблюдается при каждой пустовке, у других он
отмечается не всегда. Так, русско-европейская лайка Гамета в 1971 г. была повязана на 18 и 20-й день
после начала пустовки, а в следующем 1972 г. эту суку покрыли на 10 и 13-й день.
Следует отметить, что слишком короткий или излишне растянутый начальный период пустовки
встречается редко.
2. Сроки вязок сук русско-европейских и западносибирских лаек в питомнике ВНИИОЗ в 1970—
1974 гг. (числитель — n; знаменатель — %)

Срок вязки
(день после
начала
пустовки)
Русско-
европейские
лайки
Западносибирские
лайки
Срок вязки
(день после
начала
пустовки)
Русско-
европейские
лайки
Западносибирские
лайки
7 4/4,1 10/10 16 7/7,3 1/1
8 7/7,3 4/4 17 7/7,3 3/3
9 8/8,2 8/8 18 6/6,5 1/1
10 17/17,5 14/14 19 -/- 1/1
11 7/7,3 17/17 20 -/- -/-
12 8/8,2 14/14 21 -/- -/-_
13 16/16,5 8/8 22 1/1 -/-
14 7/7,3 13/13
15 2/2,0 6/6
Всего 97/100 100/100

Из таблицы видно, что у большинства сук продолжительность начального периода пустовки
составляет от 9 до 13 дней. Несмотря на то, что в начальный период пустовки сука не подпускает
кобелей для садок и что этот период может быть довольно продолжительным, при первых признаках
пустовки ее следует изолировать в помещении, недоступном для проникновения кобелей. Такое
содержание позволит предохранить суку от случайных вязок.
Иногда наблюдается так называемая ложная пустовка. Внешние ее проявления бывают такими
же, как и при нормальной пустовке в первые 3 дня. Петля при этом увеличивается, но незначительно.
Одновременно появляются светло-красные выделения. На 2 или 3-й день петля спадает и выделения
прекращаются. Примерно через месяц после ложной пустовки, как правило, начинается настоящая
пустовка. Ложная пустовка отмечается редко. За все время наших наблюдений в питомнике ВНИИОЗ
случаи ее зарегистрированы всего 13 раз.
Рис. 11. Сезонность половой активности у сук
лаек: 1 — русско-европейских; 2 —
западносибирских
Рис. 12. Сезонность половой активности у сук лаек: 1
— карело-финских; 2 — восточносибирских

Суки русско-европейских и западносибирских лаек могут приходить в пустовку в любое время
года, но сезонность половой активности у них проявляется довольно четко. По нашим данным, у этих
пород в течение года наблюдаются два хорошо выраженных пика пустовок (рис. 11). У русско-
европейских лаек они бывают зимой (январь) и летом — в начале осени (июль—сентябрь), у
западносибирских —зимой (февраль) и в начале осени (сентябрь). В это время регистрируется и
наибольшее число вязок. На рис. 11 видны некоторые породные различия в проявлении половой
активности по сезонам. У западносибирских лаек пики половой активности выражены более резко и
наибольший из них приходится на сентябрь. Этого не наблюдается у русско-европейских лаек.
Сравнительно менее четко выраженные пики половой активности у сук русско-европейских лаек
бывают, возможно, из-за того, что эта порода более окультурена человеком и более длительное время
находилась в лучших условиях содержания, чем западносибирская лайка. У русско-европейских лаек
чаще, чем у западносибирских, бывают пустовки 2 раза в год.
Половая активность у сук карело-финских лаек сходна с таковой у русско-европейских (рис. 12).
Следует лишь добавить, что среди карело-финских лаек отмечается больший процент сук, которые в
течение года приходят в течку 2, а то и 3 раза. Восточносибирские лайки сильно отличаются от других
пород. У большинства сук этой породы в течение года бывает только одна пустовка. Основная масса
восточносибирских лаек приходит в течку осенью или в начале зимы. Суки, пустующие дважды в
течение года, среди восточносибирских лаек встречаются крайне редко.
Вязка, или случка. Большинство собаководов считают, что пришедшую в охоту суку лучше
привести на вязку к кобелю. На робких кобелей незнакомая обстановка может действовать
отрицательно, особенно если сука окажется агрессивной.
При подведении кобеля к находящейся в охоте суке вязке обычно предшествует игровой ритуал.
Кобель и сука после обнюхивания друг друга принимают энергично настороженный вид и часто
подпрыгивают друг возле друга. Кобель обнюхивает петлю, нередко кладет голову на холку и после
этого делает садки. Вязка всегда сопровождается склещиванием, продолжительность которой бывает
от 5 до 30 и даже до 45 мин [63].
Находящаяся в охоте сука в один и тот же день может быть покрыта 2 раза и больше. Кобель
также может покрыть суку 2 раза (утром и вечером). Следует отметить, что повторное покрытие в тот
же день бесполезно, так как восстановление семени у кобеля происходит не ранее чем через 24 ч. При
коитусе чаще чем через 48 ч оплодотворяющая способность спермы снижается [3]. Вследствие этого
повторные вязки обычно производят через день.
Большинство владельцев приводят своих сук для повторных, контрольных вязок, считая, что они
не только страхуют от прохолостания', но и способствуют увеличению числа щенков в пометах.
Неизвестно, на чем основано это мнение. Опыты поста-
В охотничьем собаководстве под термином прохолоставшая многие охотники подразумевают не
ощенившуюся после случки суку. В звероводстве и вообще в зоотехнии покрытая, но не принесшая
приплода самка называется пропустовавшей. Следует различать термины пустующая (находящаяся в
течке) и пропустовавшая (не ощенившаяся).
вленные в питомнике ВНИИОЗ, показали, что при однократных вязках в пометах бывает 1—8 (в
среднем 5) щенков и что на плодовитость сук большую роль оказывают другие факторы. И. Ф.
Антипин [3] считает, что вязать суку надо только 1 раз, если садка прошла нормально. Утверждение,
что при повторных вязках рождается больше щенков или больше шансов на то, что сука
оплодотворится — ни на чем не основано. Повторными вязками лишь нерационально расходуются
силы кобеля. При правильной эксплуатации самцов ими можно оплодотворить в 2 раза большее число
сук, а если кобель является действительно улучшателем (а он должен быть именно таким), то надо
всемерно беречь его племенные качества.
Встречаются суки, которые, придя в охоту, не каждого кобеля подпускают к себе для вязок. С
одними они спариваются быстро, к другим же относятся очень агрессивно и набрасываются на них с
остервенением при их попытках делать садки. Если сука не подпускает кобеля, от которого желательно
получить потомство, то ее вяжут насильно, прочно удерживая за ошейник, чтобы она не кусалась, и
поддерживая под живот, чтобы не присаживалась и не ложилась во время садок.
Вязки сук, не достигших 1,5—2-летнего возраста, вредно отражаются на их физическом развитии,
а также на получаемом потомстве. В связи с этим не следует вязать суку в первые одну-две пустовки (с
учетом сроков наступления половой зрелости). Однако нужно учитывать, что и чрезмерная передержка
сук от вязок также нежелательна. К 3-летнему возрасту у большинства сук кости таза прочно
срастаются и проходное отверстие не обладает способностью раздаваться при прохождении через него
плода. В этих случаях нормальное щенение сук сильно затруднено, а если плод крупный, то и
невозможно. Нельзя также систематически вязать взрослых сук 2 раза в год, так как регулярное, из
года в год, получение двух приплодов истощает собак и делает их мало пригодными не только к
работе, но и к воспроизводству высококачественного потомства. Больные и истощенные суки к
спариванию не допускаются. Не следует вязать и ожиревших сук. У них тяжело протекает
беременность, иногда происходит рассасывание эмбрионов, отмечается также рождение слабых и даже
мертвых щенков.
Профилактические мероприятия — дегельминтизацию, прививки от бешенства и чумы —
необходимо проводить до наступления пустовки. Не рекомендуется их делать и после того как сука
повязана, так как введение в ее организм лекарств и вакцин может отрицательно сказаться на развитии
эмбрионов.
Лучшее время для вязок — вторая половина зимы и начало весны. Щенки, рожденные весной и
ранним летом, хорошо развиваются. Хорошему росту и развитию способствует и зелень, которая
является источником витаминов.
Способность к воспроизводству у сук лаек сохраняется до
11 — 12-летнего возраста. В последующем они могут неоднократно приходить в течку и
спариваться с кобелями. Нами такие случаи зарегистрированы даже у сук старше 15 лет. Однако нам не
известны случаи рождения щенков сукой старше
12 лет. Очевидно, в таком возрасте овуляция прекращается, что и обусловливает бесплодие сук.
Беременность, или щенность. В
кинологической литературе не указывается, со
дня первой или последней вязки следует
считать начало беременности. На практике
многие заводчики продолжительность
беременности рассчитывают со времени
последней вязки. В звероводстве начало
беременности считают с первого спаривания. В
своих расчетах мы также исходили от даты
первой вязки до момента рождения щенков.
В начальный период, примерно до 30—35
дней, у сук не заметны внешние признаки
беременности. И только за 3 недели до щенения
у нее начинает увеличиваться живот, а в
последние 2 недели набухают молочные
железы. У молодых сук внешние признаки
щенности нередко не бывают заметны и через
40—45 дней после вязки. Однако, имея определенный опыт, наличие эмбрионов у них можно
обнаружить прощупыванием.
Период беременности у собак, в том числе и у лаек, по данным большинства авторов длится 58—
65 (в среднем 63) дней [40, 64, 93, 96 и др.]. Известны случаи щенения лаек на 70 и 72-й день [109]. И.
Ф. Антипин [3], отмечая, что щенность сук в среднем продолжается 62—63 дня, сообщает, что в очень
редких случаях минимальной она бывает 56 и максимальной 74 дня.
По нашим наблюдениям в питомнике ВНИИОЗ, продолжительность беременности лаек
колебалась от 54 до 81 дня. В большинстве случаев она оказывалась в пределах от 61 до 69 дней.
Средняя продолжительность беременности у русско-европейских лаек была равна 64,5, у
западносибирских 65,7 дня. Как показали исследования, средняя продолжительность
беременности не остается постоянной, а изменяется по годам. При этом очень характерно, что в
отношении упомянутых пород эти изменения происходят почти синхронно (рис. 13). Данному факту
пока нет объяснений. Некоторые авторы считают, что более короткий период беременности связан с
большим количеством щенков в помете, а при чрезмерно затянутых сроках щенности — с рождением
одного-двух щенков [107].
Наши материалы не подтверждают такой взаимосвязи. Так, беременность 7-летней русско-
европейской лайки Гаметы в 1971 г. продолжалась 64 дня, после чего она родила восемь щенков. На
следующий год эта сука ощенилась через 72 дня после вязки и в помете было шесть щенков. И в том и
в другом случае Гамета была повязана с одним и тем же кобелем и содержалась в одинаковых
условиях. Западносибирская лайка Балуйка в 1965 г. в 3-летнем возрасте при продолжительности
беременности в 73 дня родила трех щенков, в 1966 г. беременность у нее длилась 77 дней и в помете
было пять щенков, в 1967 г. она родила шесть щенков через 70 дней после вязки. Эти факты не говорят
о том, что при затянутых сроках беременности в пометах должно быть минимальное количество
щенков.

Рис. 13. Средняя продолжительность беременности
лаек: 1 — русско-европейских; 2 —
западносибирских

Рис. 14. Зависимость продолжительности беременности
лаек от сезона года: а — русско-европейских; б —
На сроки беременности, очевидно,
могут влиять различные факторы. Из
большого их числа мы проанализировали
взаимосвязь продолжительности
беременности с сезоном года, с возрастом сук и с величиной помета. Для этих целей ощенившихся сук
по продолжительности беременности распределили на три группы: в, первую вошли особи,
беременность которых длилась 60—63 дня, во вторую — 64—67, в третью — 68—74 дня. Для
выявления влияния сезона года на продолжительность беременности были построены кривые, которые
ясно показали, что в зимний период у большинства русско-европейских и западносибирских лаек
беременность длится от 60 до 67 дней, т. е. в сроки близкие к средним показателям (для
рассматриваемых пород 64,5 и 65,7 дня). Излишне большой период беременности отмечается весной у
русско-европейских лаек, а у западносибирских весной и осенью (рис. 14).
Сезон размножения, очевидно, существенно влияет на продолжительность беременности. Вполне
возможно, что наименьший процент сук с излишне растянутыми сроками беременности (68—74 дня),
отмечаемый в зимний период, объясняется благоприятными условиями содержания производительниц
в период, предшествующий сезону размножения (т. е. в летне-осенний), когда собака получает
разнообразный корм, свежую зелень, достаточно витаминов и больше находится на солнце. В таких
условиях организм сук оказывается наиболее подготовленным к воспроизводству потомства и
беременность протекает в нормальные сроки. В звероводческой литературе отмечается, что затяжная
беременность у лисиц обычно бывает из-за недостатка в кормовых рационах витаминов группы В, в
частности тиамина [43].
Анализ материалов, характеризующих
взаимосвязь между продолжительностью
беременности и возрастом собак, показал,
что у молодых сук (в возрасте 2—3 года) в
большинстве случаев беременность длится
60—63 дня. В этой группе мало встречается
собак с чрезмерно растянутыми сроками
беременности. Наибольший процент
случаев беременности длительностью 68—
74 дня отмечается у русско-европейских
лаек в возрасте 6—8 лет и у
западносибирских лаек в возрасте 4—5 лет.
Полученные нами материалы
свидетельствуют о том, что с увеличением
возраста сук увеличивается и период
беременности. Однако у старых собак (в
возрасте старше 8 лет) затяжная
беременность отмечается сравнительно
редко (рис. 15).
Взаимозависимость между сроками
беременности и величиной пометов у сук
нами не обнаружена. Затянутая
беременность наблюдается у сук,
рождавших и 1—2 и 9—11 щенков. Вместе с тем было отмечено, что с увеличением количества
щенков в пометах увеличивается также процент сук с беременностью в 64—67 дней и одновременно
сокращается их процент с беременностью 60—63 дня. При более тщательном анализе выяснилось, что
здесь, очевидно, сказывается влияние возрастного фактора. Суки среднего возраста (от 3 до 6 лет)
имеют наибольшую плодовитость. И именно в этом возрасте у большинства их беременность длится
64—67 дней. В питомнике ВНИИОЗ зарегистрированы 2 случая, когда беременность продолжалась 75
дней, и по одному случаю, когда она была 54, 56, 77 и 81 день. Эти данные не анализировались. В
случае, когда беременность длилась 81 день, родился всего один мертвый щенок. Такая
продолжительность, беременности, по-видимому, связана с ненормальным развитием плода или с
болезнью суки.
Продолжительность беременности, вероятно, зависит и от индивидуальных особенностей сук.
Выше упоминалось о западносибирской лайке Балуйке, у которой при разной величине пометов в
течение 3 лет подряд беременность была от 70 до 77 дней.
Во время беременности суке нужно создать наиболее благоприятные условия для развития
эмбрионов. Ей увеличивают и улучшают кормовой рацион. Корма должны быть легкоусвояемы и
западносибирских; 1 — 64—67 дней; 2 — 60—63 дня; 3 —
68—74 дня

Рис. 15. Зависимость продолжительности беременности
от возраста сук лаек: а — русско-европейских; б —
западносибирских; 1 — молодые; 2 — старые; 3 —
среднего возраста
богаты белками, витаминами и солями кальция. В состав кормов необходимо включить молоко, мясо,
овощи, зелень. Кормить следует 3 раза в день.
В первой половине беременности лайку можно использовать на охоте. Во второй половине ее
нужно освободить от работы и делать с ней лишь кратковременные прогулки. У сук, лишенных
достаточного моциона во время беременности, роды обычно протекают тяжело.
Роды, или щенение. Признаки приближения родов следующие: в последние 1—2 недели
беременности заметно увеличиваются грядки (молочные железы), а за 2—3 дня до родов при
надавливании на соски из них вытекает молозиво. Сука в это время становится беспокойной и
стремится уединиться. Лайки, содержащиеся не в вольерах и не в квартирах, подыскивают укромное
место для щенения и нередко вырывают для этого нору в сараях под настилом, под будками; грудами
досок и бревен и под другими подобными местами. С учетом этого владелец должен заблаговременно
подготовить удобное место для собаки, где она может спокойно ощениться и где легко можно
осмотреть щенков. За сутки до щенения у суки отмечается пониженный аппетит или полный отказ от
пищи, температура тела снижается на 1,5—2°С. Последующее повышение температуры указывает на
то, что щенение уже начинается.
Различают два периода щенения: период раскрытия выходного отверстия матки и период
изгнания плодов. Первый период длится обычно от 3 до 10 ч, причем у щенящихся впервые дольше,
чем у щенящихся повторно. С наступлением первого периода сука становится беспокойной, переходит
с места на место, нередко мочится, зачастую зубами и лапами рвет тряпки, грызет твердые предметы.
После раскрытия матки наступает второй период — период изгнания плодов. Сопровождается он
периодическими схватками и потугами, в результате которых плод выталкивается наружу. При
нормальных родах щенки рождаются один за другим обычно с интервалами 10—30 мин. При тяжелых
родах промежутки между появлением щенков бывают в 1,5 ч и более. Иногда, несмотря на
неоднократные потуги, плод не выходит. В таких случаях необходимо пригласить врача. Обычно при
этом делается укол питуитрина, который способствует усиленному сокращению матки и в итоге
выталкиванию плода.
В редких случаях сука не может ощениться. Это происходит при развитии крупного плода,
который не может пройти через проходное отверстие. В таких случаях собака либо погибает, либо ей
необходимо делать кесарево сечение. В нашей практике за 18 лет наблюдений был отмечен
единственный такой случай. В результате своевременного хирургического вмешательства ценная
племенная сука была спасена.
Щенки появляются обычно вперед головой и с поджатыми под грудь передними конечностями.
Когда щенок идет задом, передняя часть его может остановиться в тазу. В таких случаях нужно помочь
легким потягиванием плода. Щенок рождается в околоплодном пузыре, соединенном с пуповиной.
Сука перегрызает пуповину, разгрызает околоплодную оболочку (послед), обычно съедает ее, затем
облизывает щенка.
Некоторые суки плохо, очень коротко, у самого живота щенка перегрызают пуповину. В
большинстве случаев такие щенки погибают либо от проникновения через ранку в полость живота
инфекций, либо сука, зализывая ранку, расширяет ее все больше и больше и, наконец, выгрызает
живот. Владелец, знающий подобную особенность суки, должен наблюдать за родами и сам перерезать
пуповину на расстоянии 2—2,5 см от живота щенка, предварительно перевязав пуповину мягкой
ниткой.
Иногда бывают случаи загрызания сукой новорожденных щенков. Чаще всего это происходит,
если у суки во время родов и в первые часы после них отсутствует молоко. Через некоторое время
молоко у нее может появиться (иногда через сутки-двое), поэтому следует попытаться сохранить
щенков, отделив их на время от матери и подкармливая специальными смесями. Эта задача
существенно облегчается, когда имеется возможность подложить щенков к другой кормящей суке.
Однако следует
знать, что не все суки легко принимают чужих щенков. Некоторые могут задавить их. Чтобы
этого не случилось, подкладываемых щенков нужно некоторое время подержать вместе со щенками
приемной матери, чтобы от них исходил одинаковый запах. Затем, подложив всех щенков к кормящей
суке, проследить как она будет реагировать на них. В большинстве случаев суки спокойно относятся к
подкидышам, от которых исходит запах собственных щенков.
В теплое время суке лучше щениться на дощатом настиле или на чистом полу. Но в холодные
периоды следует обязательно подложить подстилку из соломы или сена, чтобы щенки не
простудились. Нельзя класть подстилку из мешковины или ветоши. Такая подстилка, намокая при
родах, долго остается сырой, и новорожденные щенки, быстро простужаясь, погибают. После родов
сука испытывает жажду, поэтому возле места, где она щенится, обязательно нужно ставить чистую
воду. Ощенившуюся суку кормят через 6—8 ч жидкой кашицей, сваренной на молоке или бульоне.
Если собака здорова, то в последующем переходят на кормление рационами, предназначенными для
кормящих сук.
Лактация. В питомнике ВНИИОЗ щенков от сук отсаживают в месячном возрасте, поэтому у нас
нет достаточных данных, чтобы подробно охарактеризовать весь период лактации. Литературные
данные по этому вопросу бедны и противоречивы. И. Ф. Антипин [3] пишет, что лактация у собак
длится немногим более 1 мес и к 40—45-му дню молока у сук почти не бывает. Другие авторы
сообщают, что лактация у сук продолжается 1,5—2 мес.
По нашим наблюдениям, продолжительность лактации (при всех прочих равных условиях)
зависит от индивидуальных особенностей сук. У некоторых из них не хватает молока на 12—15-й день
после родов и с этого времени щенков приходится подкармливать. Многие суки обладают высокой
молочностью. Они легко выкармливают даже крупные пометы и к моменту отсадки щенков у них не
заметно снижения секреторной деятельности молочных желез. По наблюдениям за собаками
индивидуальных владельцев, лактация у некоторых сук продолжается до 60—70 дней.
Количество молока, выделяемого сукой, неодинаково в разные периоды лактации. Обычно до
20—25-го дня секреторная деятельность молочных желез нарастает, а затем постепенно снижается. А.
П. Мазовер [66], ссылаясь на материалы В. А. Быстрова, приводит следующие данные:

День лактации 5-й 10-й 15-й 20-й 25-й 30-й 35-й 40-й
Количество молока, г 585 614 730 995 938 828 623 302

Материнское молоко особенно необходимо щенкам в первые 15—20 дней их жизни. В этот
период они растут и развива-
ются только за счет потребления материнского молока. В большинстве случаев подкармливать
щенков начинают с этого возраста.
Мы попытались выяснить, сколько молока дают суки лаек за 20-дневный период, до начала
подкормки, и какое
3. Количество молока, выделяемого суками
русско-европейских и западносибирских лаек
за первые 20 дней лактации, кг (в скобках — средние данные) количество его приходится на
одного щенка в зависимости от величины помета (табл. 3). С этой целью была использована методика
проф. Б. Г. Меньшова и его формула для определения относительной молочности самки.

Русско-европейские лайки
етемоп в вокнещ олсиЧза 20 дней лактации
Число проб
всего на одного щенка
на одного щенка в сутки
2 - - - -
3 3
8,715—14,365
(11,515)
2,870—3,820
(3,199)
0,143—0,191
(0,159)
4 7
5,072—9,734
(8,159)
1,690—2,430
(2,099)
0 084—0,121
(0,104)
5 18
5,260—12,785
(10,400)
1,052—3,311
(2,119)
0,052—0,165
(0,107)
6 13
7,876—23,031
(13,621)
1,312—3,838
(2,270)
0,065—0,139
(0,113)
7 7
7,990—16,970
(13,618)
1,142—2,425
(1,945)
0,057—0,121
(0,097)
8 6
15,044—23,849
(16,786)
1,503—2,981
(2,096)
0,075—0,149
(0,104)
9 2
16,504—21,520
(19,912)
1,833—2,391
(2,112)
0,091—0,119
(0,105)
Продолжение
Западносибирские лайки
етемоп в вокнещ олсиЧза 20 дней лактации
Число проб
всего на одного щенка
на одного щенка в сутки
2 9
4,888—8,818
(6,786)
2,444—4,409
(3,415)
0,122—0,220
(0,169)
3 13
6,228—14,661
(9,492)
2,076—4,886
(3,076)
0,107—0,244
(0,153)
4 17
7,080—14,699
(10,717)
1,770—3,652
(2,621)
0,088—0,182
(0,130)
5 12
6,260—17,375
(11,858)
1,252—3,475
(2,371)
0,062—0,175
(0,118)
6 17
8,395—22,788
(15,182)
1,506—3,798
(2,628)
0,075—0,189
(0,130)
7 4
12,978—18,505
(16,316)
1,854—2,643
(2,330)
0,092—0,132
(0,116)
8 2
12,692—18,344
(15,518)
1,586—2,293
(1,939)
0,079—0,114
(0,096)
9 — — — —

Из данных этой таблицы видно, что с увеличением количества щенков в помете, как правило,
усиливается секреторная деятельность молочных желез и суки дают больше молока. Однако, несмотря
на это, чем больше щенков в помете, тем меньше на каждого из них приходится молока. Разница в
получении молока за сутки щенками из небольших пометов, по сравнению со щенками из крупных
пометов, существенна и составляет в крайних случаях 50—60 г для русско-европейских лаек и 60—70г
для западносибирских лаек. Состав молока, собак сильно отличается от состава молока травоядных
животных (табл. 4), главным образом за счет значительного увеличения белков и жиров [72].

4. Состав молока, %, некоторых млекопитающих

Вид животного Вода Белок Жир Сахар Минеральные соли
Собака 77,00 9,72 9,26 3,11 0,91
Корова 87,27 3,39 3,68 4,94 0,72
Коза 86,88 3,76 4,07 4,44 0,85
Овца 83,57 5,15 6,18 4,17 0,93
Ослица 90,12 1,85 1,37 6,19 0,47

Молоко собаки содержит почти в 3 раза больше белков и жиров по сравнению с коровьим
молоком. Щенки из крупных пометов, получающие за первые 20 дней лактации на 1—1,5 кг молока
меньше, будут расти и развиваться хуже щенков из небольших пометов. Поэтому, если под матерью
оставляется весь большой помет, щенков нужно начинать прикармливать с 10—12-дневного возраста, а
сука должна получать в достаточном количестве высококалорийный корм.
Обычно у сук бывает восемь сосков (число их колеблется от 7 до 10). Наиболее молочными
являются задние соски, в расположенных на груди молока бывает мало и их щенки обычно не сосут. В
связи с этим трудно выращивать пометы, в которых насчитывается более шести-семи щенков. Сильные
щенки постоянно отталкивают слабых от наиболее молочных сосков, и слабые щенки, систематически
недополучая, материнское молоко, отстают в росте и еще более слабеют. Во избежание этого
необходимо внимательно следить за щенками и систематически перемещать слабых щенков к наиболее
молочным соскам и давать им возможность спокойно насыщаться молоком матери.
Лактация прекращается
после отъема щенков. У сук с
невысокой молочностью
щенков можно отнимать в 1—
3 дня. У сук молочных во
избежание маститов отнимать
щенков следует постепенно.
Период покоя. С
прекращением лактации у сук
наступает период покоя
(Название этого периода
условно, так как истинного
покоя при жизни организма не
бывает. В данном случае речь
идет о процессе размножения,
который разделяется на
периоды, поэтому в нем
выделяют период покоя, когда
деятельность половой
системы заторможена.),
который продолжается до
начала новой пустовки. В это
время сука восстанавливает
силы для дальнейшего
воспроизводства потомства.
Суки восточносибирских лаек,
у большинства которых
пустовка бывает 1 раз в течение года, в осенне-зимний период, имеют длительный период покоя,
примерно 8,5—9,5 мес. У западносибирских и особенно русско-европейских лаек периоды покоя
короче.
Когда говорят, что сука приходит в пустовку 2 раза в год, или через 6—7 мес, не следует думать,
что эти интервалы постоянны. Периоды покоя не только у разных собак, но и у одной и той же суки
могут быть различными. Для иллюстрации этого на рис. 16 приводятся графические изображения
фактических периодов покоя (одно деление равно 1 месяцу) и пустовок у сук русско-европейских и
западносибирских лаек. На рисунке видно, что в ряде случаев периоды покоя бывают примерно равны,
но некоторые из них более продолжительны, другие заметно короче. Так, у русско-европейской лайки
Гаметы 7-й период покоя был очень коротким, а следующий наиболее продолжительным. Сходная
картина отмечается и для ряда других лаек. Неодинаковую продолжительность периодов покоя можно
объяснить тем, что организм собаки сам регулирует свою способность к размножению. Если организм
сильно истощен предыдущим размножением или болезнью, период покоя увеличивается и наоборот.

Плодовитость лаек
В кинологической литературе имеются лишь общие сведения о плодовитости не только лаек, но и
собак других пород. Так, по данным ряда авторов, собаки служебных пород рождают в среднем шесть-
семь щенков, но бывают случаи, когда суки приносят 10—12, 15, а иногда и до 20 щенков [64, 84].
Наблюдались случаи, когда суки немецких короткошерстных легавых (курцхааров) рождали до 24
щенков [6].
Литературные сведения о плодовитости лаек также весьма общие, а иногда противоречивые. П.
Ф. Пупышев [82] пишет, что пометы у лаек малочисленны и в среднем бывает от трех до пяти щенков.
Нередки случаи, когда в помете бывает всего один-два щенка. А. П. Мазовер [64] указывает на
среднюю плодовитость лаек четыре-пять щенков. Э. И. Шерешевский [108, 109], работавший с
лайками продолжительное время, приводит разные данные об их средней плодовитости: в одних
случаях она равна четырем с половиной, в других — пяти, в третьих— четырем-семи щенкам. Этот
автор утверждает, что случаи рождения больше семи щенков у лаек крайне редки.

5. Плодовитость лаек (в скобках — средние данные)


Рис. 16. Продолжительность периодов покоя между пустовками лаек
(одно деление равно одному месяцу): а, б, в — русско-европейских; г,
д, е — западносибирских
Русско-европейские лайки Западносибирские лайки
Возраст, лет
Число щенков Число щенков
2 2—9 (5,3±0,7) . 1—9 (5,0±0,9)
3 3—10(5,6±0,9) 1—7 (5,8±0,5)
4 2—10(6,3±0,9) 1_7 (5,4±0,9)
5 1 — 10(6,6±1,1) 1—7 (5,0±0,5)
6 1—10(6,0±2,0) 2—7 (4,8±0,8)
7 1—11(5,5±1,3) 1—5 (4,1 ± 0,8)
8 1—7 (3,8±0,9) 3—7 (3,6±0,4)
9 1-6 (3,1 ± 0,9) 1—4 (3,2±0,5)
10 2—5 (2,3±0,7) 1—3 (2,0±0,5)

Проведенные нами исследования свидетельствуют о том, что плодовитость лаек зависит от ряда
причин. Средняя и максимальная плодовитость неодинакова у разных пород лаек. В питомнике
ВНИИОЗ в пометах русско-европейских лаек максимально рождалось 11 щенков, в пометах
•западносибирских — 9 и карело-финских — 7. Из этих трех пород наиболее плодовиты русско-
европейские лайки, часто рождающие по шесть-семь щенков (табл. 5). За период племенного
использования (при условии рождения щенков раз в течение года) суки русско-европейских лаек в
среднем рождают 46,7 щенка, плодовитость западносибирских лаек ниже и составляет за тот же период
38,7 щенка.
Следует отметить, что выбракованная из питомника ВНИИОЗ и приобретенная охотником
русско-европейская лайка Динка 1311/лре в возрасте старше 9 лет родила 12 щенков, которые были
благополучно выкормлены. Это пока единственный известный нам случай наиболее крупного помета у
наших устоявшихся заводских пород лаек. В Иркутском питомнике, где ведутся работы по
становлению восточносибирской лайки, суки рожают в большинстве случаев по четыре-шесть щенков.
Здесь в 1977 г. отмечен случай рождения 14 щенков. Три щенка из этого числа погибли. По мнению
работников питомника, они были или придавлены сукой или замерзли.
Потенциальная воспроизводственная способность лаек, очевидно, бывает выше приведенных
показателей. Это предположение основываем на следующем факте. 8 апреля 1974 г. от отравления пала
русско-европейская лайка Лапка, принадлежавшая кировскому охотнику Н. Н. Гракову. Эта сука 20 и
22 марта была повязана. При вскрытии у нее в рогах матки обнаружили 15 эмбрионов. Возможно, в
процессе внутриутробного развития часть эмбрионов у сук рассасывается и щенков рождается меньше,
чем бывает эмбрионов в первый период беременности.
Причины рассасывания эмбрионов могут быть различны: может сказываться регулирующая роль
организма, испытывающего недостаток белков, витаминов, микроэлементов и других веществ.
Плодовитость сук лаек зависит не только от породы, условий кормления и содержания, но и от
возраста собак. Изучение возрастной изменчивости плодовитости лаек двух пород показало, что у сук
русско-европейских лаек средняя плодовитость повышается со времени их племенного использования
до 5-летнего возраста. В последующие годы наблюдается вначале незначительное, а с 8-летнего
возраста резкое снижение плодовитости, которая остается примерно на одном уровне до конца
племенного использования. Колебания средней плодовитости сук западносибирских лаек до 5 лет
незначительны. Максимальная плодовитость у них отмечается в 3—4 года. Затем их плодовитость
снижается и в 10 лет бывает самой низкой (рис. 17). Отмечая это, следует еще раз подчеркнуть, что
отдельные суки, обладающие высокой плодовитостью, в эти годы могут приносить большие пометы.
Возрастная изменчивость плодовитости
сук должна учитываться в хозяйственной
деятельности питомников лаек, так как с
экономической точки зрения в питомниках
нецелесообразно содержать малоплодных сук,
их нужно выбраковывать раньше 10-летнего
возраста. У русско-европейских и
западносибирских лаек низкие средние
показатели плодовитости отмечаются уже в 8-
летнем возрасте и именно в этом возрасте их
нужно выбраковывать. Оставлять в составе
основного поголовья сук старше этого
возраста можно лишь в случае, если они
имеют высокую племенную ценность или
отличаются высокой индивидуальной
плодовитостью.
Некоторые авторы считают, что повторные вязки собак
способствуют повышению плодовитости сук [40, 80, 109]. Этой
точки зрения придерживается и ряд ученых-звероводов [43, 74].
Вместе с тем Г. Мюллер [72] и И. Ф. Антипин [3] считают, что
вязать суку следует 1 раз, если коитус прошел нормально. По их
мнению, утверждения о том, что от повторной вязки родится
больше щенков, ни на чем не основаны. Э. И. Ивантер [39],
изучавший влияние многократных покрытий самок песцов,
пишет, что самки песцов, покрытые 1 раз, по плодовитости не
уступают самкам, перекрытым одним или несколькими
самцами.
В питомнике ВНИИОЗ, как правило, сук лаек всех пород
вяжут 2 раза. Вторую вязку делают через день после первой. С
целью выяснения влияния количества вязок на плодовитость
сук мы, кроме двукратных вязок, значительное количество сук
вязали также по 1 и по 3 раза (табл. 6).
Как видно из данных таблицы, различная кратность вязок
не влияет на плодовитость сук.
В большинстве случаев невелика разница и в проценте
пропустовавших (не ощенившихся после вязок) сук. И лишь у
западносибирских лаек, покрытых 3 раза, процент
пропустовавших сук был высокий.
Заканчивая рассмотрение плодовитости лаек, следует
остановиться на причинах пропустования покрытых сук. И. Е.
Израилевич [40], ссылаясь на материалы ветеринарного врача Н. М. Инькова, пишет, что при
однократных вязках неоплодотворенных сук было 34 %, а при трехкратных всего 19 %. Как уже было
показано (см. табл. 6) в наших опытах, кратность вязок, очевидно, не оказывает влияния на
пропустование сук. Возрастной анализ имеющихся у нас материалов показал, что в первые годы
размножения процент пропустовавших сук бывает невысокий. Начиная с 4—5-летнего возраста он
увеличивается, и у западносибирских лаек в возрасте 8 лет и старше достигает почти 50 %. У сук
русско-европейских лаек процент пропустования в старшем возрасте хотя и ниже, чем у
западносибирских, но все равно он довольно высок (рис. 18).

6. Зависимость плодовитости лаек от числа вязок (в скобках — средние данные)

Русско-европейские лайки Западносибирские лайки
Число
вязок Число
пометов
Рождено
щенков
Пропустовало сук
%
Число
пометов
Рождено
щенков
Пропустовало сук,
%
1 36
1 — 10
(5,3±0,3)
16,5 31 1_7 (4,1±0,8) 6,4
2 217 1—11 16,8 199 1—9 (4,3±0,5) 8,4

Рис. 17. Возрастная изменчивость плодовитости лаек:
1 — русско-европейских; 2 — западносибирских

Рис. 18. Зависимость пропустования
сук лаек от возраста:1 — русско-
европейских; 2 — западносибирских
(5,5±0,5)
3 28
1—11
(5,3±0,9)
18,0 21 1—8 (4,0±0,4) 33,0

Увеличение процента повязанных, но не щенящихся сук, можно объяснить лишь тем, что с
возрастом, со старением организма воспроизводительные способности сук постепенно снижаются и к
11—12 годам прекращаются. А. Комфорт [46], рассматривая проблему старения, отмечает, что
снижение способности к размножению — общее явление для позвоночных. К показателям такого
снижения относятся, в частности, прекращение овариального цикла, уменьшение сперматогенеза,
понижение способности к оплодотворению, а также уменьшение числа потомков в отдельных пометах
и снижение их жизнеспособности.
Определенное значение, несомненно, имеет и состояние кобеля. В нашей практике имелись
случаи, когда одним кобелем вязали сук разного возраста, находившихся в разной кондиции, и все эти
суки пропустовали.

Соотношение полов в пометах лаек
Кого больше рождают лайки, самцов или самок? Этот
вопрос имеет не только познавательное, но и практическое
значение. Охотники промысловых районов предпочитают
использовать на охотах кобелей, а охотники-любители —
сук, которые более спокойны и домовиты.
Вопросам соотношения полов у новорожденных
животных посвящено много работ. У одних видов животных
отмечается стойкое преобладание одного пола над другим, у
других примерно равное соотношение полов. Так, в
отношении собак проф. Б. С. Кубанцев [57] писал, что
большим постоянством отличается численное соотношение
полов при рождении у домашних собак, однако у этих
животных число самцов, как правило, несколько превышает
число рождающихся самок. Многие авторы отмечают, что на
соотношение полов в пометах существенно влияет возраст родителей, величина помета, условия
содержания и кормление.
В наших исследованиях по
соотношению полов рождаемого
потомства изучались влияние
величины пометов, сезонов года, в
которые рождались щенки, и возраст
сук. Возраст кобелей не учитывался.
Описание методик этих исследований
не представляет интереса для
рядового читателя, мы не касаемся их
и приводим лишь результаты
исследований. Анализ наших данных
по соотношению полов потомства в
зависимости от возраста сук показал,
что в пометах сук молодого возраста
преобладают особи женского пола. С
увеличением возраста сук в рождаемых ими пометах постепенно увеличивается процентное
соотношение самцов, которое у сук в возрасте 8 лет и старше бывает наиболее высоким (рис. 19).
Подобные закономерности для серебристо-черных лисиц отмечены и Б. С. Жегаловым [32].

7. Зависимость соотношения полов от величины помета

Русско-европейские лайки Западносибирские лайки

Рис. 19. Зависимость процента
рождаемости самцов от возраста сук
лаек: 1 — русско-европейских; 2 —
западносибирских

Рис. 20. Зависимость соотношения полов в пометах от сезона
рождения: 1 — русско-европейских; 2 — западносибирских
Соотношение полов,
%
Соотношение полов,
%
помете
Исследовано
пометов
Самцы Самки
Исследовано
пометов
Самцы Самки
1 7 43±18,7 57±18,7 6 33±19,7 67±19,7
2 10 35±15,1 65±15,1 18 32±12,4 68±12,4
3 20 42±11,9 58±11,9 18 57±13,2 43±13,2
4 23 58± 10,2 42±10,2 32 42±10,1 58±10,1
5 46 43±7,5 57±7,5 54 54±7,2 46±7,2
6 44 52±7,7 48±7,7 58 55±7,0 45±7,0
7 38 57±8,6 43±8,6 23 51±10,6 49±10,6
8 22 48±10,8 52±10,8 5 51 ± 24,9 49±24,9
9 15 55±13,2 45±13,2 3 55±35,0 45±35,0
10 8 44±18,7 56±18,7 — — —
11 2 41 ± 34,6 59±34,6 — — —

Анализ материалов, характеризующих взаимосвязи между сезонами рождения и соотношением
полов рождаемого молодняка, свидетельствует о том, что как у русско-европейских, так и у
западносибирских лаек весной и осенью рождается примерно равное количество сучек и кобельков
(соотношение полов 1:1). В летний период рождается больше самок, зимой — самцов (рис. 20).
Не обнаружена четкая зависимость между величиной пометов и соотношением полов
новорожденных. С нарастанием величины помета не прослеживается последовательного нарастания
или уменьшения той или иной половой группы (табл. 7).
Были проанализированы также соотношения полов у лаек двух пород по годам. Этот анализ
показал, что если в текущем году рождается больше (или равное количество) самок, то на следующий
год их процентное соотношение в пометах в большинстве случаев резко снижается, а затем вновь
увеличивается.


Разведение лаек
Под разведением понимают систему мероприятий, направленных на воспроизводство поголовья
собак при одновременном улучшении (или сохранении) методами племенной работы их ценных
породных и рабочих качеств. Наиболее плодотворно эта система мероприятий Действует при
использовании достижений науки о разведении животных и улучшении их наследственных качеств, в
первую очередь учения об отборе лучших производителей и подборе родительских пар,
обеспечивающих сохранение и усиление в потомстве желательных свойств.
Учение о разведении домашних животных зародилось в глубокой древности. Методы улучшения
домашних животных — отбор лучших животных на племя, подбор соответствующих пар для
спаривания, улучшение кормления и содержания при выращивании были известны людям с давних
времен и передавались из поколения в поколение в виде практических советов. Сохранившаяся
античная и средневековая литература по животноводству отразила этот опыт и донесла до нас многие
ценные рекомендации, выработанные тысячелетия назад. Вот что, например, писал о разведении
охотничьих собак Ксенофонт Афинский (живший в V—IV вв. до н. э.) в своем руководстве об охоте:
«.. Собак полагается вязать зимой, когда они отдыхают от работы, чтобы по весне получить хорошее
потомство. Весна —самое лучшее время для выращивания щенков. Сука входит в охоту на
четырнадцать дней. Вязать ее надо только с породистыми кобелями...» («Охота и охотничье
хозяйство», 1958, № 2, с. 33). Эти рекомендации античного автора применимы и в наше время.
В средние века человек для выведения новых пород и улучшения их стал сознательно
использовать методы скрещивания и начал разрабатывать метод чистопородного разведения. Еще до
появления эволюционного учения Ч. Дарвина наука о разведении домашних животных достигла
высокого уровня. В XVIII в. выработался основной метод разведения в животноводстве—
чистопородное (или чистое) разведение. В этот период появилось большое количество пород
домашних животных, в том числе и охотничьих собак.
Огромное значение на развитие теоретических основ разведения домашних животных оказало
эволюционное учение Ч. Дарвина, которое в значительной мере возникло из анализа
животноводческой практики. Обобщив огромный материал по выведению разнообразных пород
животных путем отбора особей, уклонившихся в большей или меньшей степени в желательную для
человека сторону, и дальнейшего их размножения, Ч. Дарвин пришел к выводу об огромной роли
искусственного отбора в создании и совершенствовании домашних животных. Согласно учению Ч.
Дарвина, эволюцию живой природы, в том числе и эволюцию домашних животных, определяют три
фактора— наследственность, изменчивость и отбор.
Опираясь на учение Ч. Дарвина, ученые-зоотехники многих стран разработали теоретические
основы и эффективные методы разведения домашних животных, широко используемые в практике
животноводства. Бурное развитие генетики в XX в. вооружило науку о разведении животных новыми
знаниями, объясняющими основные закономерности наследственной изменчивости, наследования
признаков и механизм их передачи от родителей потомству. В наши дни генетика служит
теоретической основой селекции, основной задачей которой является совершенствование
существующих и создание новых пород домашних животных. Генетика разрабатывает важные для
селекции проблемы наследственной изменчивости, систем скрещивания и методов отбора.

Генетика
В селекции животных генетика играет важную роль, поэтому каждый, кто занимается
разведением собак, должен иметь представление об основных законах наследования признаков и
механизма их передачи, а также знать наиболее широко используемые термины и их значение.
Генетика изучает два основных свойства организмов — наследственность и изменчивость. Под
наследственностью понижается свойство родителей передавать при размножении свои признаки
потомству. Изменчивость — различие признаков у отдельных особей, обусловленное разной их
наследственностью и влиянием внешних условий.
Генетика возникла со времен открытия Г. Менделем в 1865 г. основных правил (законов)
наследования качественных признаков. Основные закономерности наследования, установленные этим
ученым, сводятся к следующему:
1. Правило единообразия первого поколения. Оно заключается в том, что если скрещиваются две
формы, различающиеся по какому-либо признаку, то все особи первого поколения F1 наследуют
свойства одного из родителей или занимают по этому признаку промежуточное положение между
исходными родительскими формами. Признак того из родителей, который явно проявляется у
потомков первого поколения, называется доминантным (преобладающим). Противоположное
выражение данного признака, свойственное второму из родителей и не проявляющееся у потомков
первого поколения, называется рецессивным (скрытым, отступающим). В том случае, когда
доминирование бывает неполным, у потомков первого поколения наблюдается промежуточная
наследственность.
2. Правило расщепления второго поколения. Согласно этому правилу при скрещивании помесей
первого поколения между собой F1 X F1 их потомство F2 будет разнородное. При полном
доминировании признака 75 % потомков второго поколения будут представлены с доминирующим
признаком и 25 % с рецессивным (соотношение 3:1); если же в первом поколении отмечалось
промежуточное наследование признака, то при скрещивании таких потомков 25 % их детей будут
иметь признак одной из исходных форм (дедовской доминантной), 50% по наследственности будут
идентичны помесям первого поколения (промежуточные формы) и у 25 % потомков будет отмечаться
признак второй исходной формы (дедовской рецессивной), т. е. при неполном доминировании
признака наблюдается расщепление 1:2:1.
3. Правило независимого распределения признаков. В соответствии с этим правилом при
скрещивании форм, различающихся по двум или более признакам, каждый из этих признаков
наследуется независимо от других. В результате во втором поколении получаются особи, у которых
наследственные задатки исходных форм находятся во всевозможных сочетаниях.
Подсчитать соотношение особей второго поколения, различающихся по внешнему
(фенотипическому) проявлению свойств, характерных исходным родительским формам, можно,
пользуясь так называемой решеткой наследственности (табл. 8).
Таким образом, если при скрещивании двух предков мы учитывали всего лишь два признака, то
их потомство во втором поколении (внуки) может дать 16 возможных сочетаний этих признаков. При
этом девять из них будут иметь оба доминантных признака (А и В), три — первый доминантный, а
второй рецессивный (А и b), три — первый рецессивный, а второй доминантный (а и В), и, наконец,
один — с обеими рецессивными признаками (а и b). Это соотношение 9:3:3:1 характерно для
дигибридного скрещивания. Естественно, чем больше признаков учитывается при скрещивании, тем
соответственно, бывает и большее число возможных сочетаний их:

8. Решетка изменчивости при скрещивании форм, различающихся по двум признакам
(дигибридное скрещивание)

Гаметы особей первого поколения АВ Аb аВ ab
АВ ААВВ ААВb АаВВ АаВb
Аb ААВb AAbb АаВb Aabb
аВ АаВВ АаВb ааВВ ааВb
ab АаВb Aabb ааВb aabb
Примечание. Буквами А и В обозначены доминантные признаки, по которым различаются
скрещиваемые формы, буквами «а» и «b» — рецессивные признаки.

Это независимое распределение признаков и дает возможность в практической племенной работе
сочетать у помесного потомства желательные свойства исходных скрещиваемых форм. Однако в ряде
случаев отдельные признаки взаимосвязаны и полной независимости в распределении их у потомства
нет. Особенно это относится к признакам, обусловленным многими наследственными факторами.
Следует отметить, что те или иные количественные соотношения признаков, получаемые при их
расщеплении в соответствии с законами Менделя во втором поколении, как правило, четко
проявляются при больших выборках, т. е. при наличии большого количества потомков. Собаководы в
своей практике обычно сталкиваются с небольшим числом потомков и это часто не дает возможности
наглядно видеть выявленные Менделем закономерности наследования признаков при разведении
собак.
Материальными носителями наследственности являются
хромосомы, расположенные в ядре клетки. Для каждого вида
животных число хромосом постоянно. Их у собаки 78. Каждая
хромосома имеет себе подобную. Исключение составляет только
одна пара половых хромосом: у самок млекопитающих в этой паре
хромосомы подобны (гомологичны), у самцов — различны. Таким
образом, у собаки имеется 39 пар хромосом, причем у сук все пары
хромосом подобны друг другу (гомологичны), а у кобелей подобны
38 пар, одна пара половых хромосом отличается друг от друга.
В каждой хромосоме имеется значительное число генов. В
настоящее время считают, что ген — это молекула ДНК
(дезоксирибонуклеиновой кислоты) или часть такой молекулы,
которая контролирует конкретную биохимическую реакцию в
клетке, чем оказывает определенное влияние на свойство (признак)
особи. Одни гены определяют ту или иную окраску шерстного
покрова, другие цвет глаз, третьи устойчивость против заболеваний
и т. п. Каждый ген располагается в определенном участке
хромосомы — локусе. Два гена, находящиеся в одном и том же
локусе парных хромосом, носят название аллелей.
Соматические клетки (все клетки тела, кроме половых) одновременно могут иметь только два
аллельных гена: по одному в каждой гомологической хромосоме. Если оба гена одинаковы, то
животное гомозиготно по данному гену, если гены чем-то отличаются друг от друга, то животное
гетерозиготно.
Чтобы понять, как происходит наследование признаков в соответствии с правилами Менделя,
необходимо познакомиться с делением, которое предшествует образованию зародышевых половых
клеток — яйцеклеток и спермиев (гамет). Это деление получило название мейоза. Предварительно в
общих чертах ознакомимся с делением обычных клеток тела (соматических), которое называют

Рис. 21. Схема мейоза одной
пары хромосом
митозом. Митотическое деление клеток — всеобщая форма размножения клеток у животных. При
митозе хромосома рядом с собой строит другую хромосому, точно повторяющую ее структуру и
свойства. Как установили ученые, в основе этого процесса лежит самоудвоение молекул ДНК. Таким
образом, на определенной стадии митоза в ядре клетки находится двойное число хромосом. Мы уже
говорили, что у собаки 78 хромосом. Но в какой-то небольшой период в процессе митотического
деления в клетке их бывает 156. Правда, в это время их называют не хромосомы, а хроматиды. В
последующих фазах митоза хроматиды выстраиваются парами (оригинал бок о бок с
самовоспроизведенной своей точной копией), вдоль экватора клетки, а затем они двигаются в
противоположные стороны. Проходит еще некоторое время и образуются две дочерние клетки со
своими ядрами, в которых находится такое же количество хромосом, какое было перед делением
клетки.
Главная особенность митоза заключается в том, что его механизм предназначен для точного
распределения генетического материала. Благодаря митозу в двух дочерних клетках — два совершенно
одинаковых ядра, до деталей похожих на исходное, и они несут одинаковую информацию,
характеризующую данный организм. Но если бы у собаки при образовании половых клеток все 78
хромосом попали в гаметы, то их слияние в процессе оплодотворения дало бы оплодотворенную
клетку (зиготу) со 156 хромосомами. Таким образом, в каждом поколении число хромосом удваивалось
бы. Однако эволюция жизни выработала специальный механизм, названный мейозом, во время
которого перед образованием как женских, так и мужских половых клеток число хромосом
уменьшается вдвое.
Мейоз состоит из двух последовательных делений. В
начале мейоза удваиваются молекулы ДНК, в результате чего из
двух гомологичных хромосом образуется так называемая
тетрада, состоящая из четырех хроматид. Затем следует первое
мейотическое деление, во время которого два члена каждой
пары хромосом отделяются друг от друга и образуются два ядра
с гаплоидным числом хромосом. При втором мейотическом
делении ДНК не удваивается, вместо этого происходит
отделение хроматид друг от друга. Каждая хроматида теперь
становится хромосомой. В итоге двух мейотических делений из
одной диплоидной клетки образуется группа из четырех
зародышевых клеток, каждая из которых содержит один набор
хромосом. Такая клетка носит название гаплоидной, тогда как
клетка с двумя наборами хромосом (т. е. клетка с парными,
гомологичными хромосомами) называется диплоидной.
На рис. 21 в чрезвычайно упрощенной форме изображена схема мейоза для одной пары
хромосом. Рисунок показывает лишь такие черты мейотического деления, которые имеют значение для
понимания законов Менделя. Вообще же, при мейозе происходят очень сложные превращения. В
процессе мейоза, кроме уменьшения числа хромосом, осуществляется другое важное явление — обмен
участками между парными хромосомами. В начальной стадии мейоза парные (гомологичные)
хромосомы сближаются и происходит так называемая конъюгация, или синапсис (контактирование),
хромосом. В точках соприкосновения парных конъюгирующих хромосом происходит обмен
участками. В результате этого каждая хромосома преобразуется и состоит частично из отцовской и
материнской частей хромосом. Этот процесс обмена участками между гомологичными хромосомами
получил название перекреста хромосом или кроссинговера (рис. 22).

Рис. 22. Схема перекреста хромосом

Рис. 23. Схема образования
В процессе мейоза осуществляется также свободное
комбинирование хромосом разных пар. Допустим, что в организме
имеются две пары хромосом —одна в виде палочек, а другая в виде
шариков. Одну из хромосом каждой пары отметим черным цветом, а другую оставим белой. При
мейозе с равной вероятностью могут образоваться половые клетки со всеми возможными сочетаниями:
с черной палочкой и черным шариком, с черной палочкой и белым шариком, с белой палочкой и
черным шариком, с белой палочкой и белым шариком (рис. 23). Число возможных сочетаний хромосом
рассчитывается по формуле 2n, где п означает число пар гомологичных хромосом. В приведенном
случае в клетках организма было 2 пары хромосом и в результате мейоза получили 4 возможных
сочетания гаплоидных клеток (22=4). У собаки при 2n=78 число возможных сочетаний может
достигать 239. Таким образом, мейоз приводит к громадной наследственной изменчивости, что имеет
большое значение в селекции, в частности при создании и совершенствовании пород домашних
животных, в том числе и собак.
Вернемся к третьему закону Менделя, или правилу независимого распределения генов. Согласно
этому правилу, гены, принадлежащие к разным парам аллелей, т. е. определяющие разные признаки,
наследуются независимо друг от друга. Значит, при оплодотворении возможны самые разнообразные
их комбинации и сочетания. Однако по мере накопления фактов генетики все чаще стали сталкиваться
с отклонениями от независимого наследования признаков. При расщеплении в отдельных случаях
новые комбинации совсем отсутствовали и наблюдалось полное сцепление между генами исходных
родительских форм. Чаще же в той или иной степени преобладали родительские сочетания, а новые
комбинации встречались с меньшей частотой, чем ожидается при независимом наследовании.
Совместное наследование генов, ограничивающее их свободное комбинирование, американский
ученый Т. X. Морган предложил назвать сцеплением генов.
Закон независимого распределения генов действует в случаях расположения генов в разных
хромосомах, а закон сцепления генов — когда они локализированы в одной хромосоме. Последний
закон объясняет причины наследования ряда признаков единым комплексом. Следует отметить, что
случаются перекомбинации и среди них, т. е. среди генов, сцепленных в одной хромосоме. Это
происходит при кроссинговере. Селекционер, используя закон сцепления генов, может плодотворно
вести племенную работу с породой, выявив сцепление какого-нибудь явно заметного внешнего
(фенотипического) признака с желательным свойством, не проявляющегося фенотипически.
Различают модификационную, мутационную и комбинантивную изменчивость.
Модификационная изменчивость появляется в результате воздействий различных условий среды на
организмы с одинаковой наследственностью. Модификации по наследству не передаются и в целом не
имеют значения в селекционной работе. Мутации возникают тогда, когда один из генов изменяется
(мутирует), в результате чего он начинает определять новое проявление признака. Мутации
появляются внезапно, скачкообразно. Изменения, вызываемые ими, стойко удерживаются в
последующих поколениях. По мнению ученых, большинство мутаций являются вредными. В обычных
условиях мутации возникают крайне редко, причем часто они бывают рецессивными и, передаваясь из
поколения в поколение в гетерозиготной форме, редко проявляются фенотипически.
Практическое значение в племенной работе в основном имеет комбинативная изменчивость,
возникающая в результате различного сочетания наследственных задатков, об общих закономерностях
наследования которых упоминалось выше. Хорошо зная характер взаимодействия генов и
закономерности наследования отдельных свойств и признаков, селекционер, используя различные
скрещивания, может создавать животных с желательными свойствами.
Коротко остановимся на важных в генетике понятиях фенотипа и генотипа. Под фенотипом
иногда понимают лишь внешний вид животного. Однако это не совсем верно. Фенотип — это весь
комплекс внешних и внутренних признаков организма. Так, фенотип собаки — это не только ее
формы, размер, окрас, но также проявление чутья, поведение, строение тканей и множество других
признаков.
Генотип — это весь набор генов данного организма (включая и расположение генов в
хромосомах), полученный от его родителей. Фенотип животного не всегда отражает его генотип. Так,
гетерозиготные формы похожи на гомозиготных по доминантным признакам. Поэтому от скрещивания
одинаковых по фенотипу животных далеко не всегда рождаются потомки, обладающие признаками и
свойствами родителей. Вскрытие сущности основных понятий фенотипа и генотипа обусловило
необходимость применения более точных методов оценки наследственных качеств животных при их
селекции. В частности, в отличие от прежних классических методов отбора в современной зоотехнии
наиболее желательным является метод индивидуального отбора, при котором качества производителей
проверяются по потомству.
Мы ограничимся приведенным выше в крайне упрощенной форме изложением об основных
законах наследования признаков, механизме их передачи и о некоторых генетических терминах,
разных типов гамет при
мейозе
которые будем употреблять в дальнейшем. Каждый собаковод, желающий углубить свои знания по
генетике, может обратиться к специальным изданиям, посвященным этой интересной науке. В
заключение лишь отметим, что генетика собак разработана очень слабо. В нашей стране наиболее
серьезное руководство по генетике собак было издано проф. Н. А. Ильиным [42] и, естественно, уже
устарело. Сравнительно недавно большая и серьезная работа по наследованию окраса шерстного
покрова у собак опубликована К. Литтлом [125]. Ряд интересных сведений о генетике собак,
преимущественно о наследовании нежелательных признаков, приводит Ф. Хатт [99].

Отбор производителей
Все породы домашних животных, в том числе и собаки, являются продуктом человеческого
труда. Человек с глубокой древности отбирал тех особей, которые представляли для него ценность или
нравились ему, и оставлял их для разведения, а менее ценных либо уничтожал, либо не оставлял от них
потомства на племя. При этом он не думал об улучшении тех или иных животных и тем более о
создании пород. Такую форму отбора Ч. Дарвин называл бессознательным отбором. Посредством
бессознательного, бессистемного отбора, действовавшего в течение многих десятков, а то и сотен лет,
были созданы многие местные породы и, в частности, ряд пород ездовых собак и лаек. В дальнейшем,
с развитием зоотехнических знаний, бессистемный отбор становился все более направленным,
методическим. При методическом отборе заводчик исключает свободное спаривание животных. В
соответствии с заранее поставленной целью он отбирает из поколения в поколение на племя тех
особей, которые приближаются к желательному типу, и спаривает их между собой, подбирая
соответствующие пары. На основе методического отбора в XVIII—XIX вв. было создано много ценных
пород домашних животных.
В настоящее время отбор — один из основных методов селекции. Под отбором понимают
комплекс приемов по всесторонней оценке и выбору в каждом поколении из общей массы для
дальнейшего разведения лучших животных, т. е. крепких, здоровых, наиболее ценных по
продуктивным (рабочим) и племенным качествам, при одновременной выбраковке худших или
нежелательных. Следует отметить, что зоотехническая наука выработала пока лишь некоторый общий
подход к обоснованию племенного отбора. Она, к сожалению, еще не в состоянии дать глубоких
знаний, облегчающих обоснованный отбор родительских пар и безошибочное предвидение каждого
спаривания.
В зоотехнии различают два основных типа отбора: массовый, или фенотипический, и
индивидуальный. При массовом отборе в животноводстве осуществляется наиболее простая форма
племенной работы, при которой отбирают животных на племя по фенотипу, т. е. по внешним
признакам (экстерьеру), конституции и продуктивности (рабочим качествам). Этот тип отбора широко
применяется в охотничьем собаководстве, особенно при разведении лаек. Как известно, в практике
племенной работы с лайками пары для вязок подбирают из числа тех собак, которые получили высокие
оценки за экстерьер, конституцию и заняли первые места на выставках, а также получили дипломы
высоких степеней на полевых испытаниях.
Отбор по фенотипу играет большую роль. По М. Ф. Иванову, хорошие генотипы следует искать
среди хороших фенотипов. Поэтому путь к генотипическому отбору, при котором родители стойко
передают свои свойства, часто лежит через отбор фенотипический. Однако, по мнению ученых,
фенотипический отбор сравнительно медленно улучшает поголовье, с которым ведется племенная
работа. Существенное значение при этом имеет тенденция возврата к средним характеристикам
(регрессия), которая была вскрыта Ф. Гальтоном (1822— 1911).
Сущность регрессии заключается в том, что у лучших животных сыновья и дочери в среднем
оказываются несколько хуже их, а у худших — несколько лучше, т. е. дети как тех, так и других
родителей по своим качествам отклоняются от них к среднему уровню, характерному для породы или
поголовья определенного района. Причиной этого является унаследование потомками особенностей не
только от родителей, но и от более далеких предков, которых очень много (например, в десяти рядах
родословной 2046). Показатели этих более далеких предков обычно находятся гораздо ближе к
средним показателям породы (или определенного поголовья), чем показатели выдающихся в том или
ином отношении (как в лучшую, так и в худшую сторону) родителей животных.
Тенденция возврата к средним показателям в определенной мере сдерживает темп улучшения
поголовья путем отбора лучших особей или выбраковки худших. Но там, где отбор в одном
направлении ведется в течение долгого времени и подкрепляется гомогенным (однородным) подбором,
в родословных накапливаются лучшие предки. В подобных случаях тенденция возврата к средним
характеристикам не только не снижает, но даже повышает силу наследования у особей, полученных
таким путем.
При индивидуальном отборе особое внимание уделяется качеству потомства отдельного
производителя (выбранного по фенотипу) в ряду поколений. Благодаря этому можно оценивать
наследственные качества отдельных особей и их способность передавать свои свойства потомкам. При
индивидуальном отборе поголовье разделяют на отдельные линии. При этом оценку и отбор
производят по показателям всего или части потомства отдельной особи. Для дальнейшего разведения
отбирают таких потомков, которые в свою очередь Дают потомство с желательными свойствами. В
этой работе нередко применяют инбридинг, позволяющий повышать концентрацию ценных генов в
линии и таким образом увеличивать число гомозиготных особей в потомстве.
При разведении лаек индивидуальный отбор затруднен, так как проследить за рядом поколений
потомков определенного производителя бывает непросто, а иногда и невозможно.
Эффективность отбора зависит от многих факторов. Естественно, положительный результат
отбора может сказаться лишь тогда, когда имеется целеустремленность в работе, основанная на
определенной, ясно поставленной задаче. Кинолог или заводчик, ведя отбор собак на племя, должен
четко представлять себе, что он хочет улучшить в имеющемся поголовье породы, и добиваться
поставленной цели. На эффективность отбора значительно влияет численность и распространение
породы. Чем больше ее поголовье, тем больше выбор и, следовательно, больше возможностей для
совершенствования поголовья. Хорошей иллюстрацией этого служит широко распространенная и
многочисленная западносибирская лайка, поголовье которой за последние 10—15 лет качественно
улучшилось как в экстерьерном отношении, так и по охотничьим свойствам. Наоборот, малочисленная
карело-финская лайка к середине 60-х годов оказалась в очень сложном положении, и для ее
совершенствования пришлось приливать крови чистых финских лаек.
Существенное значение имеет, и то, в каком возрасте производят отбор и оценку животных.
Нередко в молодом возрасте у собак бывают хорошо выраженные породные формы и они занимают
первые места на выставках. Однако в дальнейшем эти собаки могут превратиться в посредственных и
даже нежелательных по экстерьеру. Ученые считают, что в племенном деле наиболее желательно
использовать животных, находящихся в расцвете сил. От старых животных, даже сохранивших свои
хорошие формы, потомство рождается несколько худшего качества, чем от них же в зрелом возрасте
[48]. Это обстоятельство следует учитывать и при разведении лаек, так как практика показывает, что
большинство заводчиков и кинологов стремятся возможно интенсивнее использовать в селекционной
работе так называемых элитных собак и чемпионов, получающих эти звания после расцвета своих
физических и рабочих качеств.
Важное значение имеет и число признаков, по которым ведется отбор. При отборе по одному-
двум признакам хорошие результаты могут быть получены в короткий срок. Яркой иллюстрацией
этого может служить закрепление черного с белым окраса в породе русско-европейской лайки. Еще в
середине 50-х годов эта порода была разнотипной по окрасу. Кроме собак черного с белым окраса, в
ней были лайки серого, палевого, рыжего и трехцветного окрасов. К настоящему времени в результате
отбора почти все русско-европейские лайки имеют черный с белым, либо белый с черным окрас. Отбор
по минимуму признаков позволяет быстро достигать определенных результатов, но успех при этом
бывает односторонним, часто в ущерб другим важным для породы признакам. В частности, стремление
к излишне быстрой консолидации русско-европейской лайки по окрасу привело к появлению в породе
большого количества собак со слабой скуластостью, т. е. к ухудшению важного породного признака.
Для охотничьего собаководства характерен отбор производителей не по одному-двум, а по
многим признакам. Естественно, такой отбор требует от кинологов длительной, упорной работы со
многими поколениями собак. В охотничьем собаководстве особое значение имеют способности,
знания, опыт и интуиция кинологов, ведущих племенную работу, их умение отбирать необходимых
животных, подмечая не только хорошо выраженные, но и малозаметные признаки и особенности у
отдельных собак, и правильно использовать таких особей при подборе пар. Многолетний опыт и
практика охотничьего собаководства говорят о том, что заводские породы охотничьих собак
совершенствовались путем создания выдающихся линий. Их создавали не массы, а опытные,
известные собаководы и кинологи, умевшие находить и отбирать для разведения хороших
производителей. Пойнтеристам России известны знаменитые «лунинские пойнтеры», созданные
ленинградским заводчиком Н. И. Луниным. На Украине блистали породностью пойнтеры В. К Стуся.
Прекрасное состояние английских сеттеров в Москве в 30—40-х годах связано с именем Я. К. Орлова,
а формирование яркого типа ирландского сеттера с именем Е. Э. Клейна. Много имен заводчиков,
таких, как Б. В. Дмитриев, П. Г. Хлюпин и ряд других, тесно связано с созданием своеобразных линий
в породе русских гончих.
В практической племенной работе в охотничьем собаководстве отбор производится на основе
оценок, получаемых собакой по комплексу основных признаков, определяющих ее фенотип и генотип
и позволяющих с определенной уверенностью судить о племенной ценности отбираемого животного.
С целью отбора собак оценивают по охотничьим качествам, по конституции и экстерьеру, по
происхождению и качеству получаемого потомства.
Отбор по охотничьим качествам. Этот способ отбора существовал с глубокой древности.
Охотники таежной зоны оставляли лишь тех собак, которые проявляли хорошие рабочие качества.
Лайки, не принимавшиеся работать или работавшие слабо, были не нужны охотнику и, как правило,
уничтожались какими бы крепкими и сильными они ни были. Отбор по охотничьим качествам
проводился во время промысла, где охотник мог достаточно полно оценить рабочие свойства своей
собаки. Такая форма отбора существует еще и сейчас в ряде промысловых районов нашей страны. И
она позволяет поддерживать на высоком уровне охотничьи свойства лаек, если в этих местах нет
систематической метизации их с собаками других пород.
После того, как лайками стали интересоваться городские охотники и началось их заводское
разведение, были выработаны правила полевых испытаний лаек, по результатам которых и ведется
отбор лаек по охотничьим качествам. Выше мы достаточно подробно останавливались на правилах
полевых испытаний лаек, поэтому нет необходимости повторяться. Отметим лишь, что при
испытаниях оценивается целый комплекс признаков, имеющих как наследственный характер
(охотничья страсть, смелость к зверю, чутье, голос и др.), так и приобретенные собакой в результате
опыта и обучения (отношение к убитому зверю, отчасти слежка, вязкость и т. п.). Весь этот комплекс
признаков в соответствии с существующими правилами и в зависимости от качества работы собаки
оценивается, по существу, одним общим показателем — степенью диплома.
Казалось бы, отбирая лаек, имеющих дипломы высоких степеней, мы действительно отбираем
лучших по охотничьим качествам. Легко и просто. Однако не все так просто. Конечно, степень
диплома должна приниматься во внимание. И это будет решающим обстоятельством, если нет других
показателей. Но для серьезного, творческого отбора этого недостаточно. Опытный кинолог-
селекционер обратит внимание не только на степень диплома, но и на оценку тех элементов работы
лайки, которые могут наследоваться. Он постарается также узнать, опытна или неопытна собака и в
каких условиях (состояние погоды, тропы, наличие зверя) получен ею диплом. Еще лучше, если ему
самому представится возможность видеть работу собаки и отметить те особенности работы, которые не
отражаются в дипломе.
Таким образом, отбор по охотничьим качествам может быть формальным и творческим.
Естественно, результативность творческого отбора, когда учитываются многие факторы, бывает
значительно выше. Отметим, что отбор лаек по охотничьим качествам затруднен тем, что воспитание и
натаска собак, находящихся в руках разных владельцев, чрезвычайно различны. Лайка, обладающая
прекрасными охотничьими задатками и способностью стойко передавать их потомкам, может не
проявить своих ценных свойств, если владелец неправильно ее воспитает и своевременно не натаскает.
У такой лайки мало шансов попасть в число племенных собак. Наоборот, собака со средними
задатками, хорошо обученная и постоянно находящаяся в работе в ряде случаев будет показывать
ровную, неплохую работу, вследствие чего она может быть отобрана в число основных
производителей.
Отбор по конституции и экстерьеру. О значении экстерьера и конституции, а также о том, как
производится оценка этих качеств, подробно говорится в соответствующей главе и здесь не следует
повторяться. Необходимо иметь в виду, что, во-первых, оценка многих признаков экстерьера и
конституции для каждой собаки выражается однозначным показателем (т. е. оценкой «отлично»,
«очень хорошо» и т. п.) и не дает представления об особенностях ее внешних форм. При этом на
общую оценку может влиять какой-нибудь незначительный признак, не влияющий ни на рабочие
качества, ни на крепость конституции. Поэтому общая оценка нередко затушевывает характеристику
признаков, которые могут иметь большое значение для селекционера. Во-вторых, как показывает
практика, одна и та же собака вследствие различной квалификации, знаний, опыта и взглядов эксперта
может получить и высшую оценку и весьма невысокую. В-третьих, экспертиза собак на рингах
выставки длится недолго и эксперт, особенно не имеющий большого опыта, зачастую не может
увидеть у собаки скрытых пороков, которые нежелательны в породе при передаче их по наследству. В
связи с этим кинолог-селекционер, несмотря на имеющиеся официальные оценки, при отборе собак на
племя должен сам осмотреть ее, отметить особенности экстерьера и вынести свое суждение о
целесообразности использования этой собаки в племенной работе. Конечно, опыт кинолога, знание им
породы и ее особенностей имеют при этом огромное значение.
Отбор по происхождению. Отбор по охотничьим свойствам, экстерьеру и конституции дает
возможность составить определенное представление о будущих потомках, их крепости, внешних
формах и рабочих качествах. Практически этими формами отбора пользуются многие охотники в
районах, где нет системы родословной записи охотничьих собак. Однако суждение о способности
животного передавать потомкам свои качества будет значительно надежнее, если учитывается его
происхождение. Это особенно важно для лаек, так как многие лайкоиды, т. е. помеси лаек с
беспородными собаками, внешне нередко походят на лаек и неплохо работают. Разведение же
лайкоидов, как правило, ничего ценного не дает.
О происхождении собаки судят по родословной, в которой перечислены ее предки. Как правило,
в родословной может быть записано 4 ряда, или поколения, предков (в 1м ряду указываются родители
данной собаки, во 2-м — деды и бабки, в 3-м — прадеды и прабабки; в 4-м — прапрадеды и
прапрабабки) ( В отличие от 4-коленной родословной, принятой в охотничьем собаководстве СССР, в
Скандинавских странах на чистопородных лаек заполняют 3-ко-ленную родословную.). В
родословных, кроме кличек собак и фамилий владельцев указываются также номера ВРКОС, окрасы
собак, оценки экстерьера и конституции, наличие полевых дипломов и иногда племенная классность.
Таким образом, если родословная хорошо заполнена, она представляет сравнительно богатый
информационный материал, позволяющий узнать многое о собаке, о ее происхождении. Прежде всего
родословная дает ясное представление о том, насколько чистопородна собака, а также, применялось ли
или нет родственное спаривание при получении ее, и, если применялось, то какова его степень. В тех
случаях, когда не только сама собака, но и все ее предки отличались хорошими рабочими свойствами,
имеется большая вероятность того, что и потомки от нее будут хорошими работниками. Наконец, если
все предки будут иметь высокие оценки за конституцию и экстерьер, то есть основания предполагать,
что у потомков эти качества тоже будут хорошие.
Не следует думать, что отбор производителей по родословным (по происхождению) гарантирует
получение потомков с такими же ценными признаками, какими обладают родители. Практика полна
примеров, когда при спаривании животных, имевших хорошие родословные (включавших ряд
высокоценных собак), получали весьма разнообразное потомство, в том числе и плохое. Причины
этого разнообразны. Огромное значение, например, имеет гетерозиготность родителей. Спаривание
таких ценных самих по себе производителей ведет к расщеплению признаков и получению
разнотипных потомков. Важное значение имеет степень наследуемости признаков. Кроме того, не все
наследственные возможности, присущие данной особи, полностью реализуются в процессе ее роста и
развития, т. е. не все, что заложено в генотипе, реализуется и проявляется в фенотипе.
В охотничьем собаководстве отбор по родословным затруднен и некоторыми другими
факторами. Нередко встречаются родословные, где у ряда предков не указаны те минимальные
характеристики, которые принято отмечать (окрас, оценки и т. п.). Кроме того, даже при наличии
хорошо оформленной родословной кинолог-селекционер, если он не оценивал предков данной собаки,
не может иметь ясного представления о том, какие особенности собаки кроются за общими оценками
«отлично», «хорошо», «диплом III степени» и т. п.
Таким образом, отбор по происхождению, повышая вероятность получения потомства с
желательными признаками, не всегда гарантирует это. В охотничьем собаководстве отбор по
родословным дает положительные результаты лишь тогда, когда кинолог обладает соответствующим
опытом, хорошо знает породу, ее линии и семейства, видел «в лицо», если не всех, то большинство
предков, указанных в родословной, и имеет ясное представление не только об их индивидуальных
особенностях, обусловивших выдающиеся свойства этих собак, но и о том, как
Передаются эти свойства по наследству. Эти качества обычно присущи вдумчивым и
наблюдательным экспертам и заводчикам, длительное время работающим с породой. Оценивая в
натуре несколько поколений собак, они отмечают черты сходства детей с родителями и благодаря
этому могут достаточно обоснованно отбирать нужных животных для разведения. Отбор по
происхождению тесно связан с подбором, о котором будем говорить ниже.
Отбор по качеству потомства. Необходимость такого отбора обусловлена тем, что нередко
выдающиеся по индивидуальным качествам животные, имеющие хорошее происхождение,
оказывались плохими производителями, давая потомство невысокого класса. Известны и такие случаи,
когда производители, не блиставшие ни внешними формами, ни особыми рабочими свойствами,
давали очень хорошее, значительно лучшее, чем они сами, потомство.
Например, русско-европейская лайка Дружок 103/л никогда не имел оценку за экстерьер и
породность выше «хорошо» (он был сравнительно мелкий, легкий, с бедноватым костяком) и хотя
работал, но на испытаниях не получал оценки выше диплома III степени. В то же время от вязок этого
кобеля с разными суками было получено большое количество прекрасных и по экстерьеру и по
рабочим качествам потомков.
Оценка производителя производится по потомству первого поколения (по детям). Важнейшая ее
цель — выявление лучших в племенном отношении животных, дающих потомков желаемого качества.
Посредством такой оценки всегда стремятся решить главную задачу — выявить улучшателя, т. е.
такого производителя, потомство которого вне всякого сомнения лучше потомства других
производителей.
Отбор действительно хороших производителей по потомству позволяет быстро совершенствовать
поголовье. Однако он не так прост, как кажется на первый взгляд. В племенном разведении охотничьих
собак имеется ряд факторов, которые существенно ограничивают использование этого метода отбора.
Так, важное значение имеет возраст собаки. Если бы мы могли отбирать лучших производителей в
раннем возрасте, то никаких других методов отбора не потребовалось бы. Но практика показывает, что
в охотничьем собаководстве отбор по качеству потомства в большинстве случаев происходит, когда
производителям бывает не менее 5—6 лет, а иногда и больше. Лучшую же племенную ценность
производители имеют в пору расцвета физических сил, т. е. в возрасте 3—6 лет.
Точность оценки снижается и тем, что условия выращивания, натаски и эксплуатации потомства
могут очень сильно влиять на проявление тех качеств, которые переданы производителем потомству.
Для лаек это имеет особое значение, так как условия их выращивания, обучения и использования на
охоте чрезвычайно разнообразны. Оценка производителей по потомству затрудняется также тем, что
многие кобели дают ценное потомство лишь в определенных сочетаниях, т. е. при соответствующем
подборе сук.
Обычная ошибка в оценке производителей в охотничьем собаководстве состоит и в том, что
учитывают только то потомство, которое получило положительные оценки на выставках и испытаниях,
а неудачные потомки не принимаются во внимание, из-за чего искажается результат оценки
производителя. Эти и некоторые другие факторы обусловливают сравнительно слабое использование
отбора по потомству в племенной работе с охотничьими собаками. Поэтому при разведении
охотничьих собак племенные качества производителей обычно определяют, используя все доступные
методы оценки, дополняя и уточняя достоинства животного в течение всего периода племенного
использования.
Существующая в охотничьем собаководстве система оценки производителей по потомству,
осуществляемая на выставках в процессе бонитировки «классных» собак несовершенна, так как
благодаря этой системе в высшие племенные классы наряду с очень хорошими попадают и такие
производители, которые дают рядовое, посредственное потомство (с оценками «хорошо» и дипломами
III степени). Широкое использование таких «элитных» производителей в племенной работе не ведет к
прогрессу породы. Совершенствование системы и методов отбора по потомству в охотничьем
собаководстве должно стать одной из первоочередных задач кинологов.

Подбор
Оценив и отобрав будущих производителей и посчитав на этом работу законченной, кинолог
может не достигнуть поставленной перед собой цели, так как сам по себе отбор недостаточно
эффективен. Беспорядочное спаривание даже самым тщательным образом отобранных, но плохо
сочетаемых между собой производителей, не дает желаемого результата, не ведет к
совершенствованию породы в задуманном направлении. Примеров подобного рода много и в практике
племенного животноводства и в практике разведения охотничьих собак. Племенная работа не
заканчивается оценкой и отбором животных на племя. Следующий ее этап — подбор.
Под подбором понимают наиболее целесообразное составление родительских пар в целях
получения от них потомства желаемого качества. Подбор — очень сложная и ответственная часть
племенной работы, в процессе которой учитываются индивидуальные особенности спариваемых
производителей (охотничьи свойства, конституция, выраженность породных форм к др.), их
происхождение (родословные) и качество потомства.
Родословная — это осуществленный подбор, а подбор — это родословная в проекте. Оценка по
потомству является оценкой правильности осуществленного подбора. Творческий подбор невозможен
без знания основ современной зоотехнии и генетики, соответствующего опыта и глубокого знания
породы и ее состояния, характерных особенностей племенных линий и семейств в породе.
Отмечая огромную роль подбора, следует подчеркнуть, что в племенной работе отбор и подбор
настолько тесно взаимосвязаны, что их нельзя разрывать один от другого и тем более
противопоставлять. Отбор и подбор — звенья одного процесса, совместно действующие в одном
направлении с целью совершенствования породы. К сожалению, и это следует сразу отметить, в
охотничьем собаководстве эти звенья зачастую бывают разобщены и в известной мере функционируют
самостоятельно, что нередко тормозит совершенствование поголовья. Это происходит из-за того, что
опытных кинологов мало, поэтому оценку охотничьих собак на выставках и, следовательно, их отбор
во многих случаях ведут приглашенные эксперты, которые, расставив и оценив собак, а затем
представив отчет, считают свою работу законченной. Подбор же пар производят местные кинологи и
собаководы, во многих случаях ориентируясь при этом не на индивидуальные особенности собак, а на
оценки приезжих экспертов и на занятые собаками места на рингах. Такое положение, естественно,
сказывается отрицательно на племенной работе.
Целенаправленность подбора — одно из важнейших условий, так как ожидаемые результаты
можно получить лишь в том случае, когда поставлена ясная, конкретная и реально выполнимая в
соответствии с имеющимися качествами собак задача (закрепление определенного окраса, улучшение
чутья или породных форм головы и т. п.). Если же имеется неопределенная цель некоего общего
улучшения поголовья, то на успех рассчитывать нет оснований.
Существуют два основных метода подбора — однородный (гомогенный) и разнородный
(гетерогенный). При однородном подборе спаривают производителей, обладающих сходными, хорошо
выраженными желательными признаками (свойствами) , с целью получения однородного потомства по
этим признакам. Если же пары подбираются с различными свойствами, то такой подбор называют
разнородным. Обычно при таком подборе используют ценного производителя для получения
улучшенного потомства от сук невысокого класса. Этим методом стремятся также исправить
недостатки одного партнера достоинством другого. Кроме того, спаривая животных, которые сами по
себе хороши, но имеют различные свойства, стремятся получить потомство с новыми ценными
качествами.
Однородный подбор широко применяется при разведении лаек. Этим методом отбора, особенно
если он ведется на протяжении ряда поколений, достигается сохранение, закрепление и усиление
ценных качеств исходных животных. Однако при этом следует знать, что хороших лаек мы не
получим, если будем пользоваться однородным отбором по одному-двум признакам. Так, если в
течение ряда поколений отбирать для разведения лаек черного с белым окраса, обладающих хорошими
рабочими качествами, и не учитывать ряд других признаков, получим потомство с таким же окрасом и
с хорошими рабочими задатками, но весьма разнотипное, а иногда и непригодное для охоты. Хорошие
результаты достигаются лишь тогда, когда однородный подбор ведется по ряду, по комплексу
признаков (охотничьим свойствам, конституции, росту, формату, окрасу, формам головы и др.),
отражающих лучшие, выдающиеся качества кобеля и суки. Это существенно осложняет работу по
подбору, и с целью облегчения ее при однородном подборе часто прибегают к родственному
спариванию в той или иной степени, что в конечном итоге сужает наследственную основу получаемых
собак.
Следует отметить, что собаководы и кинологи нередко упрощенно понимают однородный
подбор, пользуясь формулой «лучшее с лучшим дает лучшее». Так, довольно часто отмечается
стремление владельцев повязать своих отличных собак либо с чемпионами либо с собаками,
занявшими первые места в ринге и получившими высокие награды, в надежде получить столь же
хорошее потомство. Однако это далеко не всегда удается.
Талантливый русский ученый и заводчик М. Щепкин в своей книге «Из наблюдений и дум
заводчика» писал по этому поводу: «...Введение в завод случайного производителя только за то, что
ему присуждена высокая награда, рискует повлечь за собою в молодняке такую мешанину черт и
внешних и внутренних, что какая-нибудь планомерность в дальнейшей заводской работе окажется
невозможной» [114, с. 48].
Формула «лучшее с лучшими дает лучшее» не так проста, как кажется. Подбор пар по этой
формуле не означает, что подбираются две хорошие сами по себе собаки одной породы. Требуется
подбор лучшего к лучшему, лучших сук к тем кобелям, которые именно для них являются лучшими, т.
е. дают лучшее потомство именно от этих кобелей. А это задача непростая. Здесь необходимо
учитывать не только фенотип (внешние формы, рабочие качества), «о и генотип (родословную,
стойкость передачи наследуемых признаков, сочетаемость). Особое значение при этом имеет
сочетаемость пар. Одни производители дают прекрасное потомство при вязках с разными суками. Для
других же требуется очень тщательный подбор сук. В конечном итоге однородный подбор—это
подбор производителей, имеющих сходную наследуемость тех ценных признаков, на которые
ориентируются в племенной работе.
Характерным примером в этом отношении являются результаты спариваний чемпиона Путика
65/л — основателя одной из лучших племенных линий в породе русско-европейская лайка. От этого
отличного кобеля хорошее потомство было получено лишь в результате вязок с сестрой-
однопометницей Помкой 76/л. Сочетание Путика с рядом других сук (Диной А. И. Масленникова,
Тайгой А. В. Ермакова, Тузкой П. П. Борисова и др.) дало в целом посредственное потомство, среди
которого не было сколько-нибудь выдающихся собак.
Несмотря на ценность и широкое применение однородного подбора, этот метод имеет и
существенные недостатки. Закрепляя и усиливая те ценные качества, которые уже имелись у исходных
производителей, он в то же время способствует накоплению и усилению недостатков, которые были
либо незаметны либо из-за слабой выраженности не сказывались на внешних формах и рабочих
качествах. Кроме того, как уже отмечалось, при однородном подборе нельзя получить животных с
новыми, желательными качествами. Поэтому при разведении лаек пользуются не только однородным,
но и разнородным подбором.
Разнородный подбор в охотничьем собаководстве применяется для достижения ряда целей.
Пользуясь им, часто стремятся улучшить худшую часть породы (поголовья) прилитием крови хороших
производителей, завезенных из других мест. Таким образом нередко поступают для улучшения
пользовательного поголовья в промысловых районах. Разнородный подбор применяют также для
устранения у потомков недостатков одного из родителей достоинствами другого. Однако при этом не
следует впадать в крайности. Нельзя, например, получить потомство с хорошим шерстным покровом,
если короткошерстная сука будет повязана кобелем, имеющим длинную, порочную псовину. Нельзя
также изнеженность в телосложении одного производителя исправлять подбором другого
производителя с ненормально грубым, массивным телосложением и т. д. Чтобы исправить недостатки
одного производителя, следует подбирать ему в пару такого партнера, который безупречен в
отношении тех же недостатков.
В селекционной работе важнейшее значение гетерогенный подбор имеет для получения
животных с новыми качествами. Поэтому этот метод подбора предусматривает спаривание не только
худших производителей с лучшими, но и хороших с хорошими, отличающимися друг от друга рядом
признаков. Крайняя степень гетерогенного подбора — межпородное скрещивание (а иногда и
межвидовая гибридизация). И яркий пример удачного применения такого разнородного подбора —
получение в породе русско-европейской лайки основателя одной из лучших и широко
распространенной линии чемпиона Путика 65/л, родившегося от зырянской (русско-европейской)
лайки кобеля Музгара и хантейской (западносибирской) лайки Питюх-II.
Разнородный подбор сложнее однородного, поэтому результаты его менее предсказуемы.
Сложность эта заключается в некотором расшатывании наследственности, обогащении генотипа и
повышении изменчивости у потомства. При разнородном подборе появляются потомки с различными,
в том числе и с новыми признаками. Однако новое ценится лишь тогда, когда оно лучше или по
крайней мере не хуже имеющегося у родителей. А при разнородном подборе новое нередко бывает
хуже того, что было.
В заводском разведении лаек гетерогенный подбор — явление не редкое. Мы уже упоминали о
стремлении многих владельцев спаривать своих хороших собак с чемпионами с целью получить не
менее выдающееся потомство, и о том, что результаты таких спариваний не всегда бывают удачными.
Подобное явление не что иное, как результат гетерогенного подбора, хотя и спариваются два хороших
представителя породы. И в таких случаях при неполном доминировании признаков в соответствии с
первым правилом Менделя рождается потомство с промежуточными признаками, т. е. уступающее
своим родителям.
В плановой селекционной работе с лайками к разнородному подбору прибегают при так
называемом освежении кровей, а также при соединении двух ценных племенных линий с целью
получения потомства с новыми качествами. Излишне говорить, что и в том и в другом случае подбор
должен быть очень тщательным. При освежении кровей стремятся подбирать производителей,
обладающих возможно большим сходством по фенотипу (особенно по важным признакам), чтобы
сохранить имеющийся тип поголовья, но разнородных по происхождению. При соединении двух
заводских линий обычно стараются соединить лучшие качества и той и другой линии в одно целое.
Сочетаемость наследственных свойств производителей, особенно когда ведутся работы по соединению
двух линий, играет важнейшую роль. Получаемое в результате разнородного подбора потомство
должно тщательно оцениваться, и всех особей, не отвечающих строгим требованиям отбора, нужно
исключать из племенной работы.
В тех случаях, когда в результате разнородного подбора достигнут успех и получено потомство с
новыми ценными свойствами, их стремятся закрепить однородным подбором по отдельным, наиболее
ценным признакам. Таким образом, совершенствование и развитие породы (поголовья) возможно
только тогда, когда оба эти метода разумно используются в селекционно-племенной работе.
Следует остановиться на возрастном подборе, которому в животноводстве уделяется
определенное внимание. По мнению многих ученых [12, 48 и др.], возраст спариваемых животных
существенно влияет на качество потомства. Спаривание одновозрастных молодых животных, как и
одновозрастных старых, дает худшее потомство, чем спаривание животных, находящихся в расцвете
сил.
Проблема возрастного отбора и подбора животных тщательно исследовалась проф. В. О. Виттом
[14, 15]. Здесь мы не в состоянии привести многочисленных фактов, приводимых им из
коннозаводческой практики, и всех выводов, основанных на анализе этих фактов. В то же время, всем
интересующимся не только вопросами возрастного отбора и подбора, но и многими другими
вопросами селекционной работы в племенном разведении животных, рекомендуем ознакомиться с
прекрасной и легкочитаемой книгой В. О. Витта «Из истории русского коннозаводства» (1952). В
своих работах В. О. Витт утверждал, что возраст матерей и отцов влияет на качество потомства. Более
того, со старением животных изменяется и их наследственность, причем не в лучшую, а в худшую
сторону. Если от производителей, находящихся в расцвете сил, будет получено выдающееся
потомство, то в более позднем возрасте эта же пара даст потомство худшего качества. По В. О. Витту,
спаривание очень старых животных друг с другом чуть ли не опаснее, чем самое тесное родственное
разведение, так как при этом рождаются наименее жизнестойкие дети, у которых часто встречаются
явные пороки. Для получения наиболее высококлассного потомства следует спаривать животных, хотя
и находящихся в расцвете сил, но в то же время имеющих определенную разницу в возрасте (матка
обычно должна быть на 2—4 года моложе производителя). Довольно хорошее качество приплода
бывает также при спаривании молодых маток с производителями значительного возраста и наоборот.
Первенцы (дети, рожденные матерью первый раз), если только они родились не от слишком молодых
матерей (т. е. еще не достигших физиологической зрелости), отличаются при прочих равных условиях,
особым здоровьем и крепостью, повышенной продуктивностью, большим долголетием и несколько
замедленным типом развития. В. О. Витт считает, что возрастной отбор и подбор может быть мощным
оружием в руках селекционера, при помощи которого можно изменять в различных направлениях
природу животных.
Такое значительное внимание вопросам возрастного отбора и подбора из области
животноводства мы уделили в связи с тем, что подобные вопросы в охотничьем собаководстве не
изучены.
В практике заводского разведения лаек очень молодых собак, как правило, не вяжут. Однако
использование в племенной работе выдающихся производителей (и не выдающихся, но носящих
громкие титулы) нередко продолжается до их глубокой старости. И очевидно такие старые собаки,
хотя и считаются высококлассными племенными производителями, на самом деле таковыми не
являются.
Единичное использование старых особей в разведении, как отмечает В. О. Витт [14, 15], не
приносит видимого ущерба поголовью, но очень опасно, когда старые животные из поколения в
поколение интенсивно используются в воспроизводстве. Что касается наших личных наблюдений, то
среди лаек питомника ВНИИОЗ имелся ряд явно выдающихся производителей (чемпионы Кустик
1056/лре, Тобол 1052/лзс, Вайгач 1055/лзс). Наилучшее потомство от них было получено в первые
годы их племенного использования, в возрасте от 3 до 5—6 лет. В старом возрасте (от 8 до 11 лет) в
вязках с молодыми суками (очень хорошими по своим качествам) они давали в целом хорошее
потомство, но не такое блесткое, как в молодом возрасте. Приводя эти факты, сразу же подчеркнем,
что это личные, фрагментарные наблюдения. Серьезных же исследований этой проблемы нами не
проводилось. Поэтому вопрос о возрастном отборе и подборе в собаководстве остается открытым.
На практике владельцы лаек в большинстве случаев редко вяжут старых собак со старыми и
молодых с молодыми. Однако вязки старых производителей со средневозрастными, в том числе и
приближающимися к старому возрасту,— явление обычное. Мы не даем по этому вопросу каких-либо
определенных рекомендаций, хотя бы потому, что календарный возраст не совпадает с истинным
физиологическим возрастом. Возрастной подбор следует осуществлять исходя из конкретного
состояния производителей. В то же время в племенном разведении следует до минимума ограничивать
использование действительно старых животных и помнить, что лучших потомков можно получить
лишь при спаривании производителей, находящихся в расцвете сил.

Методы разведения
Под методами разведения понимают систему подбора животных для спаривания с учетам их
породной, линейной и видовой принадлежности с целью получения намеченных результатов. В
зоотехнии различают три основных метода разведения: чистопородное, или чистое, разведение,
скрещивание и гибридизацию. Основные методы разведения могут подразделяться на ряд других. Так,
в чистопородном разведении как специфический метод различают разведение по линиям (некоторые
ученые и кинологи выделяют его в число основных методов). Следует отличать методы разведения от
методов спаривания Это понятия не тождественны. Методов спаривания всего два: родственное
(инбридинг) и неродственное (аутбридинг).
В охотничьем собаководстве, в соответствии с «Положением о племенной работе с породами
охотничьих собак в СССР» узаконен единственный метод разведения — чистопородное разведение.
Однако в силу исключительной охотхозяйственной ценности лаек, большого сходства в проявлении
рабочих качеств у разных пород, недостатка лаек в промысловых районах и по ряду других причин
лаек разводят не только методом чистого разведения, но и другими методами. При этом в отдельных
случаях выдаются родословные на щенков, которых нельзя считать чистопородными.
Исчерпывающие сведения о всех методах разведения можно найти в любом руководстве по
разведению сельскохозяйственных животных. Поэтому остановимся преимущественно на сущности и
значении методов разведения, которые обычны в селекционной работе с лайками. Более подробно
постараемся осветить некоторые отдельные методы разведения, встречающиеся в практике разведения
лаек и представляющие определенный интерес для охотников-лайчатников.

Чистопородное, или чистое, разведение
Воспроизводство заводских пород лаек ведется почти исключительно методом чистого
разведения. Этот метод предусматривает спаривание особей, принадлежащих к одной породе. Такой
метод разведения позволяет получать потомство относительно сходное с родителями по внешним
формам, рабочим свойствам, наследственным качествам и племенной ценности. При длительном
разведении породы в чистоте генотипические свойства ее становятся более устойчивыми, что
повышает вероятность получения потомства с желательными качествами. Главное значение
чистопородного разведения заключается в сохранении ценных свойств породы и в дальнейшем ее
совершенствовании в избранном направлении. Немаловажное значение имеет и увеличение
численности породы (с целью получения не только племенного, но и высокопородного
пользовательного поголовья). Совершенствование породы при чистопородном разведении может
продолжаться в течение длительного времени, так как абсолютной однородности породы не
существует. Чистопородное разведение осуществляется двумя методами спаривания: родственным и
неродственным. И тот и другой достаточно широко применяются при разведении лаек.
При неродственном спаривании осуществляется неоднородный подбор животных по
происхождению, что обеспечивает более широкое генотипическое разнообразие получаемого
потомства. Это нередко ведет к значительной разнородности, разнотипности поголовья и к утрате
некоторых важных признаков, что не устраивает заводчиков.
Родственное спаривание. Такое спаривание является синонимом родственного разведения, при
котором спаривают животных, находящихся в той или иной степени родства. Такое спаривание часто
называют инбридингом. Родственное спаривание может быть близким (тесный инбридинг), умеренным
и отдаленным. Спаривание отцов и дочерей, сыновей и матерей, братьев и сестер, дедов и внуков,
племянников и теток, т. е. в степени родства I—II, II—I, II—II, I—III, III—II (В охотничьем
собаководстве степень родства при инбридинге обычно обозначают двумя римскими цифрами: первая
указывает, в каком ряду (колене) родословной находится один и тот же предок со стороны отца,
вторая — через тире — со стороны матери.), считаются близкородственными, или кровосмешением;
спаривание в степенях III—III, III—IV, IV—IV —умеренным, в степенях IV—V, V—V и дальше —
отдаленным родственным разведением.
Инбридинг — один из очень сильных зоотехнических методов воздействия на животных. Он
может оказывать как положительное, так и отрицательное влияние. Применяя инбридинг, мы
концентрируем наследственные задатки и получаем животных гомозиготных по ряду признаков, что
позволяет быстро закреплять ценные свойства в породе и создавать однородное поголовье. Высшая
форма чистопородного разведения — разведение по линиям — невозможна без применения
инбридинга. В то же время родственное разведение способствует обеднению генотипа и концентрации
нежелательной наследственности, поэтому нередко оно служит причиной ослабления конституции,
снижения продуктивности и плодовитости, уменьшения сопротивляемости к заболеваниям, появлению
уродств. Особенно нежелательным считают тесный инбридинг, когда происходит сильная
концентрация не только ценных качеств, но и отрицательных свойств и особенностей животного.
Отдаленное же родственное спаривание обычно не дает отрицательных результатов.
Разные виды (а возможно, и породы) животных неодинаково реагируют на инбридинг. Для одних
близкородственное разведение в течение ряда поколений не приводит к заметному ухудшению
потомков, другие даже при однократном тесном инбридинге дают отрицательные результаты. В этом
отношении собаки, по-видимому, занимают промежуточное положение. Н. А. Ильин [42] и И. Ф.
Антипин [3] приводят факты, когда в течение ряда поколений велось близкородственное разведение
собак и при этом не отмечались отрицательные явления. В то же время в практике охотничьего
собаководства имеется немало примеров нежелательных последствий тесного инбридинга.
Инбридинг при разведении лаек часто применяется в тех случаях, когда поголовье породы
невелико и невозможен разнородный подбор по происхождению. При таком вынужденном
инбридировании, продолжающемся значительный период, нередки отрицательные результаты
разведения. Характеризуя состояние отечественных пород лаек, мы уже говорили о неблагоприятных
последствиях инбридинга, применявшегося при заводском разведении очень малочисленной карело-
финской лайки. Подобные результаты отмечались и в небольших очагах других пород, если в них не
завозили производителей со свежими кровями.
Очевидно, наиболее нежелательно близкородственное спаривание лаек в степени I—II, II—I, II—
II, I—III. Нам известен ряд случаев подобных спариваний, и в большинстве случаев они давали
ущербное потомство. Лишь вязки чемпиона
Путика 65/л с сестрой-однопометницей Помкой 76/л оказались высокоэффективными.
В практике разведения лаек встречаются случаи инбридирования в степени II—III. При таком
спаривании, если подбирались родители хорошей конституции, крепкие, без недостатков, нередко
получали хорошее потомство. Что же касается родственных спариваний типа III—III, III—IV, то они
довольно обычны и во многих случаях дают неплохие результаты. Отмечая это, мы в то же время
считаем, что при современной постановке и организации племенной работы с лайками подобный
инбридинг в ряде поколений нежелателен. В конечном итоге он может привести к ослаблению
конституции, измельчанию собак, появлению у них излишней возбудимости и уродств.
Основными мерами предупреждения вредных последствий инбридинга являются: подбор для
родственного спаривания производителей конституционально наиболее крепких и здоровых;
спаривание родственных животных, выращенных в разных условиях; использовние приема «освежения
крови».
Разведение по линиям. Высшая форма чистопородного разведения— разведение по линиям. Оно
предусматривает создание в пределах породы наследственно устойчивых групп племенных животных,
происходящих от выдающихся производителей и обладающих сходными с ними ценными качествами.
Линия является частью породы, поэтому она очень сходна с нею и в то же время качественно
отличается от нее. Это качественное своеобразие заключается в присущем только ей типе, который
отличается от типа (стандарта) породы. У лаек это может выражаться в характерных особенностях
экстерьера (окраске, форме головы и др.) в сочетании с особенностями рабочих качеств (склонностью к
работе по крупному или пушному зверю, способностью рано приниматься работать, сильным
охотничьим инстинктом в сочетании с отличным чутьем и т. п.). Выдающийся производитель, от
которого ведется линия, называется родоначальником или основателем, и линию называют обычно его
кличкой.
При разведении лаек чаще всего создаются так называемые кровные, или формальные, линии,
которые включают в себя всех собак, происходящих от ее основателя, независимо от их типа и
качества. Такие линии возникают в местах, где племенная работа предусматривает лишь одну цель —
получение возможно большего числа потомков от выдающегося производителя. Дальнейшая же работа
— выявление среди детей лучшего производителя, обладающего ценными качествами отца, и
тщательный подбор к нему сук, с целью сохранения и закрепления особенностей родоначальника — не
ведется. В таких линиях уже внуки родоначальника нередко бывают столь разнотипны и по внешним
формам, и по рабочим свойствам, что линия как качественно обособленная часть породы исчезает.
Примеров подобного рода можно привести много. Так, в кировском очаге русско-европейских
лаек в начале 70-х годов появился неплохой производитель Байкал 1429/лре, с которым вязали многих
сук. О многочисленных потомках этого кобеля и кинологи и заводчики говорили не иначе, как о
представителях линии Байкала. Однако в начале 80-х годов о линии этого производителя уже не
упоминалось, так как внуки его были очень разнотипными и даже лучшие из них не отражали его типа.
Естественно, при подобном линейном разведении совершенствование имеющегося поголовья
происходит медленно.
Создание и ведение племенных линий — это не только получение группы ценных животных, но
прежде всего система зоотехнической работы, при которой получают потомков от выдающихся
производителей, сходных между собой в ряде поколений как по фенотипу, так и по генотипу. Эта
система включает такие методы, как отбор, подбор, родственные и неродственные спаривания,
направленные на достижение поставленной цели.
Практически невозможно давать какие-нибудь конкретные рецепты по созданию и ведению
линий в породах лаек, так как при этом огромное значение имеют и качество исходного материала и
условия, в которых ведется линейное разведение. Что касается общей схемы, то ориентировочно она
может выглядеть следующим образом. На первом этапе создания племенной линии выявляют среди
имеющегося поголовья лучшего производителя. Очевидно, им может стать не каждый отличный
кобель, а лишь тот, который достаточно устойчиво передает детям свои характерные и в то же время
желательные свойства. Там, где имеется большое поголовье и уровень племенной работы с породой
достаточно высок, всегда есть ряд хороших производителей, и выбрать лучшего из них — задача не
легкая. В таких случаях обычно стремятся вести работу с несколькими линиями. В очагах, где
племенная работа налажена слабо, поголовье бывает довольно разнотипно и здесь проще выбрать
хорошего производителя или завезти его со стороны.
Выявив лучшего производителя, среди его потомков выбирают также лучшего, в котором
наиболее полно выражены ценные особенности родителя. Затем тщательно подбирают к нему сук с
тем, чтобы у их детей были сохранены важнейшие особенности основателя линии (т. е. их деда). В
дальнейшем, исходя из полученного материала, нередко прибегают к инбридингу типа II—III и III—III
с целью закрепления желательного типа и рабочих качеств. Если же отмечается хорошее сходство
потомков второго поколения с основателем линии, можно применять более отдаленный инбридинг на
предков основателя. При дальнейшем ведении линии, когда она достаточно четко оформилась, т. е.
когда создано значительное однородное поголовье, достаточно устойчиво передающее потомству свои
качества, для поддержания и сохранения линии применяют умеренный инбридинг.
Следует помнить, что на всех этапах работы с линией решающую роль играют не столько
родственные спаривания, сколько отбор и подбор. При строгом отборе и тщательном подборе
племенная линия не только сохраняется в ряде поколений, но, и, обогащаясь, улучшает свои качества.
В породах лаек племенные линии могут сохранять свои качественные отличия в ряде поколений в том
случае, если с ними длительное время работают опытные и грамотные специалисты. Поскольку во
многих местах племенной работой с лайками занимаются часто сменяющие друг друга лица,
существование отдельных линий в большинстве случаев спорно и трудно доказуемо. Если же
благодаря появлению выдающегося производителя и создается линия, то обычно она недолговечна и
сохраняется в течение двух, максимум трех поколений.
На сохранность и обособленность качественных отличий племенных линий большое влияние
оказывают их ветвление и слияние с другими ценными линиями, в результате чего могут возникать
новые линии. Так, в питомнике ВНИИОЗ линия чемпиона Путина 65/л (русско-европейские лайки)
велась по следующим производителям: ч. Путик — 65/л — Зур — 93/л — ч. Кустик 1056/лре — Зур-II
1113/лре (и Нерон 1553/лре). В московском очаге эта линия выглядела иначе: ч. Путик 65/л — ч. Кутик
111/л — Дымок 1008/лре — Дукан 1007/лре — ч. Бегиш 1147/лре. Таким образом, образовались две
ветви одной линии, в которой, в частности, такие производители, как ч. Кустик 1056/лре и ч. Бегиш
1147/лре, были не однотипны. Кустик, полученный от прилития к линии Путика сильных кровей
архангельских лаек, отличался элегантностью, некоторой сухостью и плавными формами головы. Он
стойко передавал свой тип и охотничьи свойства потомкам и, очевидно, заслуженно считался
основоположником линии в кировском очаге русско-европейских лаек.
То же можно показать и на примере западносибирских лаек линии чемпиона Аяна 66/л. В
питомнике ВНИИОЗ эта линия велась через производителей ч. Аян 66/л — Зуек 102/л—ч. Тобол
1052/лзс — Маяк 1686/лзс — Амур 2824/лзс. Представитель этой линии ч. Тобол 1052/лзс, полученный
слиянием с линией таежного питомника «Красная Звезда», стал основателем новой, улучшенной линии
со своими специфическими особенностями.
Таким образом, линия, как часть породы, непрерывно переплетается с остальными частями ее.
Родоначальники ветвей, являясь продолжателями линии, совершенствуют, обогащают ее, так как
качество их в ряде случаев не только не уступает качеству основателя линии, но даже превосходит его.
Если имеется достаточное количество производителей линии высокого класса, линия развивается,
улучшается, расширяется, если же их мало, то линия угасает и вытесняется другими, более ценными
линиями.
Большое значение в племенной работе имеют семейства — потомки выдающихся сук-
родоначальниц, связанные с ними по материнской стороне (дочери, внучки, правнучки и т. д.). В
промысловых районах в недалеком прошлом многие охотники именно по материнской линии вели
отбор лаек, оставляя из поколения в поколение лучших дочерей от сук, принадлежащих им и
зарекомендовавших себя хорошими работницами. И при заводском разведении встречаются
выдающиеся производительницы, превосходящие по ценности кобелей. Семейства таких
производительниц, дающих однородное высококачественное потомство, играют огромную роль в
создании новых линий.

Межпородное скрещивание
Некоторые собаководы под скрещиванием понимают спаривание представителей двух
разнородных линий одной породы. В зоотехнии подобные спаривания называют кроссом, термином,
который еще не привился в охотничьем собаководстве. Под скрещиванием же понимают спаривание
животных, принадлежащих к разным породам. Потомков, полученных в результате скрещивания,
называют метисами или помесями.
В зависимости от поставленной цели применяют разные методы скрещивания. Кратко
остановимся лишь на тех, которые используют в практике разведения лаек, предварительно
подчеркнув некоторые общие закономерности, проявляющиеся при скрещивании. Прежде всего, в
результате скрещивания резко повышается гетерозиготность получаемых животных, что нередко ведет
к такому биологическому явлению, как гетерозис, т. е. мощному развитию помесей, которые иногда
имеют превосходство над лучшей из исходных пород.
На формирование наследственности помесей влияют не только признаки, свойственные породам,
но и признаки, присущие индивидуумам, линиям и отродьям. Производители, которые дают хорошее
потомство при чистопородном разведении, обычно оказываются лучшими при скрещивании. Метисы
первого поколения, происшедшие от отца и матери, принадлежащих к разным породам, намного
однороднее тех полукровных особей, которые бывают получены от разведения «в себе». У помесей от
помесей исчезает гетерозис, происходит расщепление признаков, наблюдается появление
нежелательных качеств и ломка сложившихся в исходных породах корреляций.
Межпородное скрещивание лаек нередко отмечается в
промысловых районах, где культура ведения собаководства
невысока. Бывают случаи спаривания лаек разных пород и в
районах, где существует система родословных записей. При этом
иногда на помесей выдают свидетельства о происхождении.
Нам, в частности, известен ряд случаев, когда в результате
спаривания русско-европейских лаек с западносибирскими
рождались щенки черного с белым окраса и в родословных,
выданных на них, они считались русско-европейскими лайками.
Вырастая, такие помеси иногда имеют неплохие внешние формы и
даже у опытных экспертов могут получать достаточно высокие
оценки за экстерьер и породность.
Справедливости ради следует отметить, что многие помеси
первого поколения бывают хорошими работниками. И это,
возможно, одна из причин того, что даже некоторые хорошие
охотники спаривают своих лаек с лайками другой породы. Однако
беспорядочное, «на удачу» или вынужденное скрещивание лаек в
конечном итоге, кроме ущерба породе (особенно в случаях выдачи
помесям родословных), никогда не создавало ценного поголовья. И, естественно, оно не имеет ничего
общего с теми методами межпородного скрещивания, которые в зависимости от конкретных условий
могут быть не только оправданы, но и необходимы в селекционно-племенной работе.
Воспроизводительное (заводское) скрещивание. При таком скрещивании стремятся создать
новую породу из двух или большего числа пород. При заводском разведении лаек
воспроизводительное скрещивание не применяется. Мы упоминаем о нем лишь в связи с тем, что
русско-европейская лайка в определенной степени была выведена методом воспроизводительного
скрещивания. С этой целью использовали производителей двух пород, а их потомков разводили «в
себе». Это позволило создать ядро породы.
Поглотительное скрещивание. Этот метод скрещивания широко применяется в животноводстве
для улучшения худшей породы с использованием для этой цели другой, лучшей породы. Порода,
которая подлежит улучшению, называется улучшаемой, а та, при помощи которой ведется
улучшение,— улучшающей. Метод поглотительного скрещивания в примитивной форме нередко
используется охотниками для улучшения местных разнотипных отродий лаек. Суть этого метода
заключается в том, что помеси, полученные от спаривания местных лаек и завезенных породных
производителей, вновь спариваются с производителями той же породы и так продолжается до тех пор,
пока помеси по своим внешним формам и рабочим свойствам не приблизятся к качествам
улучшающей породы, т. е. как бы поглотятся ею (рис. 24).
При поглотительном скрещивании различают помесей первого, второго, третьего и четвертого
поколений. Их иногда называют также полукровными, 3/4-кровными, 7/8-кровными и 15/16-кровными.
Подобное выделение помесей по долям крови, хотя оно и условно, так как не отражает действительной
биологической сущности, но удобно для общей характеристики породности помесного потомства.
В практике отечественного животноводства помеси четвертого или пятого поколений,
полученные в результате поглотительного скрещивания, считают чистопородными. Такое отнесение
помесей к чистопородным животным условно, так как при этом учитывается в основном проявление у
помесей свойств улучшающей породы, устойчиво передающихся потомству. В то же время во многих
поколениях могут сохраняться черты и особенности улучшаемой породы.

Рис. 24. Схема поглотительного
скрещивания
Мы упомянули о примитивном использовании
охотниками метода поглотительного скрещивания при
улучшении местных пород лаек. Дело в том, что этот метод,
как и другие методы разведения, требует определенного
планирования селекционной работы, строгой отбраковки
помесей нежелательного типа, тщательного отбора и подбора
производителей как из числа улучшающей породы, так и среди
помесей. Однако такой строго продуманной работы по
улучшению породности местных лаек, как правило, не ведется.
Охотники обычно завозят породных лаек, которых скрещивают
с местными собаками. Помеси также скрещивают с вновь
завозимыми породными производителями. При
систематическом привозе породных собак в конечном итоге
местное поголовье постепенно преобразуется и по своим
внешним формам практически не отличается от улучшающей
породы. Подобную картину нам довелось наблюдать в
Тоджинском районе Тувинской АССР, где создавался очаг
породных западносибирских лаек. Не все охотники держали
своих породных западносибирских лаек изолированно.
Некоторые кобели свободно бродили и часто спаривались с
местными суками. И если до начала формирования очага
западносибирских лаек многочисленные местные лайки отличались большой разнотипностью, то через
8—9 лет подавляющее большинство их были в хорошем типе западносибирских лаек.
Вводное скрещивание. Этот метод скрещивания часто называют «прилитием крови» и даже
«прилитие капли крови». Подобное скрещивание применяется в тех случаях, когда имеющаяся порода
в целом нас удовлетворяет и основные качества ее необходимо сохранить, но она нуждается в
исправлении некоторых имеющихся у нее недостатков, а также в усилении своих ценных свойств. Это
достигается умелым выбором улучшающей породы, которая по характеру продуктивности (рабочим
качествам) и типу телосложения близка к улучшаемой, но отличается хорошо выраженными
признаками, которые слабо развиты у животных улучшаемой породы. При этом, чтобы не изменить
тип улучшаемой породы, ограничиваются получением помесей первого поколения, которых в
дальнейшем спаривают с производителями основной улучшаемой породы. Таким образом, вводное
скрещивание — это небольшое временное отступление от чистопородного разведения, при котором
осуществляют как бы «прилитие крови» улучшающей породы (рис. 25).
Вводное скрещивание было не только желательно, но и необходимо в селекционно-племенной
работе с карело-финской лайкой, которая вполне удовлетворяла охотников хорошими рабочими
качествами и в то же время из-за систематического инбридирования имела некоторые недостатки. Для
улучшения карело-финской лайки имелась очень близкая и по типу и по рабочим качествам порода —
финская лайка. Вводное скрещивание в основном производилось в тех местах, где к карело-финской
лайке осторожно приливали крови финских лаек и получаемых помесей впоследствии скрещивали с
карело-финскими лайками (подобная племенная работа велась преимущественно в московском очаге).
В других местах (кировский очаг и некоторые другие) велось преимущественно поглотительное
скрещивание при котором карело-финская лайка исчезала и заменялась финской лайкой.

О гибридах
Гибридизацией называется отдаленное скрещивание, при котором спариваются разные виды
животных. Использование гибридизации человеком в практических целях известно с глубокой
древности. В животноводстве этой проблеме в последние годы уделяется большое внимание. Касаясь
гибридизации, как метода разведения, мы интересуемся чисто практическим вопросом — можно ли
использовать представителей диких псовых, в частности волка, в качестве улучшателей каких-либо
свойств лаек? Мы останавливаемся на этом вопросе также и потому, что некоторые охотники,
особенно охотящиеся на крупного зверя, пытаются получать (и получают) гибридов от волка и лайки,
надеясь, что они будут сильными и выносливыми, обладать смелостью и злобностью к зверю и
другими качествами.
Возможность получения гибридов от волка и собаки, несомненно, была известна в далеком
прошлом. И такую возможность для достижения различных целей, по-видимому, использовали многие
народы. Так, римский историк Плиний Старший сообщал, что галлы привязывали своих сук в лесах,

Рис. 25. Схема вводного скрещивания
чтобы они спаривались с волками. Ч. Дарвин [29], ссылаясь на многих исследователей, писал, что
североамериканские индейцы, чтобы улучшить породу своих собак, скрещивали их с волками. По
утверждению проф. С. А. Грюнера [27], народности Северо-Восточной Сибири и Камчатки умышленно
приливали крови волка к ездовой лайке. По его словам, получаемые гибриды ценились за резвость,
выносливость и способность долго переносить голод и пробегать большие расстояния. Подобных
сообщений в литературе немало.
Волк в качестве улучшателя, по-видимому, наиболее часто использовался в ездовом
собаководстве [27, 29, 31, 92 и др.]. Улучшение рабочих качеств охотничьих собак путем гибридизации
с волком, очевидно, имело место, хотя и в меньшей степени. Г. Радде [124] писал, что очень похожие
на волков охотничьи собаки нередки в Восточной Азии. Предполагалось, что эти собаки имели
примесь волчьей крови и они высоко ценились охотниками. О лайках с примесью волчьей крови на
Дальнем Востоке сообщал Н. А. Байков [5], Л. П. Сабанеев в примечаниях ко второй главе своей
работы, посвященной волку, пишет: «... в Литве от примеси волчьей крови получаются отличные
(гончие?) собаки. Это обстоятельство было хорошо известно старинным псовым охотникам, и им
пользовались по настоящее время. Так, по преданию, борзые Тимашевых в Уфимской губернии,
славившиеся своей злобностью, произошли от помеси борзых с волками ... В последнее время волчья
порода собак выведена известным тверским охотником П. И. Беловенским» [86, с. 283].
Подобные сообщения очень интересны. Но, во-первых, неизвестно, насколько они достоверны.
Во-вторых, если охотничьи собаки с примесью волчьей крови славились высокими охотничьими
свойствами, то почему такая гибридизация явление все же редкое. Если охотники приливали кровь
волка с целью получить хороших охотничьих собак, то, очевидно, подобная гибридизация была далеко
не простым делом.
Действительно, тщательные исследования гибридов волка с собаками (с черными пуделями),
проведенные немецкими учеными, свидетельствуют о том, что у гибридов первого поколения явно
доминируют поведенческие черты волка: все они были пугливые, осторожные, боязливые [24].
Гибриды второго поколения отличались большим разнообразием по внешним признакам. Некоторые
из них напоминали волка, а некоторые очень походили на собак. Но почти для всех них была
характерна пугливость. Исходя из полученных результатов, немецкие ученые отрицают возможность
улучшения хозяйственных свойств собаки прилитием крови волка, заявляя: «... Скрещивание с волком
не дает желаемых результатов. Волк — пугливое, крайне осторожное и недоверчивое животное. И
свойство это, будучи доминантным, при скрещивании с собакой стойко передается потомству» [24, с.
100]. В то же время проф. Н. А. Ильин [42] писал, что гибриды волка с собакой первой и второй
генерации могут поддаваться дрессировке точно так же, как и обычные собаки. Е. О. Крутовская [53],
собравшая значительный материал о гибридах волка с собаками в нашей стране, отмечает, что почти
всем гибридам в большей или меньшей степени свойственны пугливость и неуправляемость, что
делает их малопригодными для использования в хозяйственных целях. Однако среди гибридов второго
поколения иногда встречаются и такие, которые свободны от нежелательных поведенческих
недостатков, типичных для волчьих помесей. Более того, этот автор, ссылаясь на опыт красноярского
питомника, считает, что при умелом подборе производителей методом поглотительного скрещивания
можно получить гибридов второго и третьего поколения, способных к хорошей работе.
Уместно отметить, что в Московском зоопарке были поставлены опыты по гибридизации лаек с
динго, которые, как и волки, не поддаются одомашниванию. Если у гибридов первого поколения
доминировали признаки динго (в том числе и поведенческие), то уже среди гибридов второго
поколения встречались хорошо работающие собаки. Об одном из них проф. П. А. Мантейфель писал:
«... Рекс отличался тонким чутьем, большой выносливостью и способностью к дрессировке. .. .В лесу
он быстро находил и облаивал белок, азартно лаял на затаившегося в норе барсука» [68, с. 38].
Интересно также замечание Н. А. Байкова о возможностях улучшения рабочих качеств лаек путем
гибридизации с волком. Этот автор указывает: «... Непосредственное примешивание волчьей крови
хотя и дает потомству рост, силу, выносливость и злобность, но лишает его тех драгоценных качеств,
которые так ценятся в настоящей лайке: послушания, привязанности к человеку и звонкого голоса.
Поэтому все местные промышленники предпочитают скрещивать своих собак не с волками, а с
отдаленными их потомками в четвертом и пятом поколении» [5, с. 21].
Обобщая имеющиеся данные о гибридах волка с собакой, можно считать твердо установленным,
что гибриды первой генерации непригодны для использования в какой-либо работе (служебной,
охотничьей и т. п.), так как они пугливы, своевольны, неуравновешенны и не поддаются дрессировке.
Непригодны и гибриды второй генерации, хотя среди них изредка встречаются отдельные
сравнительно послушные и управляемые особи, которые могут использоваться в дальнейшей
селекционной работе. И лишь среди гибридов третьего и четвертого поколений, очевидно, появляются
помеси, проявляющие некоторые рабочие качества, в том числе и хорошие. Таким образом, чтобы
получить лаек с примесью волчьей крови, обладающих хорошими охотничьими свойствми, требуется
прежде всего затратить значительное количество времени, а также труда и средств на отбор,
выращивание, содержание и обучение гибридов. В связи с этим невольно возникает вопрос, есть ли
смысл заниматься гибридизацией лаек с волком, когда имеется ряд хороших заводских пород, среди
которых есть много хорошо работающих собак. И, второе, если гибридизация лаек с волком
желательна, то что конкретно нужно улучшать в лайках прилитием крови волка.
Совершенно очевидно, что непродуманное, бесконтрольное получение гибридов волка с лайками,
кроме вреда, никакой пользы не принесет. Нам известен ряд случаев получения таких гибридов, но
никто не сообщал о том, что в результате прилития крови волка были получены хорошо работающие
помеси. Наоборот, есть много сообщений о нанесении гибридами ущерба животноводству. Но нельзя
полностью отрицать целесообразность гибридизации волка с лайками с целью улучшения их рабочих
качеств. Например, каждый охотник стремится приобрести высокочутьистую охотничью собаку, но не
всегда это удается. По мнению многих наблюдателей, дикие псовые, в том числе и волк, обладают
более острым обонянием, слухом и зрением, чем домашние собаки. Вот, что пишет проф. В. Герре: «...
хотя среди собак и встречаются такие узкие специалисты, как ищейки, но даже их повышенное чутье
не может идти ни в какое сравнение с многосторонне развитым обонянием волков...» [24, с. 98]. Более
острое обоняние, слух и зрение волка, очевидно, обусловлены лучшим развитием тех отделов
головного мозга, где расположены соответствующие центры этих органов чувств. Относительный вес
мозга у волков на 30 % больше, чем у собак, причем у волков наиболее развиты те отделы мозга, в
которые поступает информация от органов чувств. Да и сами органы чувств — глаза, уши, нос — у
волков развиты лучше, чем у собак [24].
Мы полагаем, что, кроме более острого обоняния, слуха и зрения, неплохо передать лайкам и
некоторые другие свойства волка, например осторожность и недоверие к незнакомым людям.
Известно, что большинство лаек очень дружелюбно относятся к людям. Эта черта поведения приносит
много тревог владельцам и служит одной из причин потери собак, в том числе и вследствие хищений.
Не только волки, но и гибриды с недоверием относятся к незнакомым им людям и не подходят к ним
близко. В силу присущей им осторожности они, возможно, будут значительно реже лаек попадать и
под колеса автомашин.
Таким образом, путем прилития крови волка к лайкам представляется возможность получить
линии лаек с ценными свойствами. Однако без тщательно проведенных опытов преждевременно
говорить что-либо определенное в этом отношении. Опыты по гибридизации волка с лайкой и
наблюдения за гибридами трех генераций были проведены в питомнике ВНИИОЗ. Эти наблюдения
разнообразны и интересны, но в данной книге просто невозможно подробно рассказать о них.
Остановимся на характерных моментах и на основных результатах проведенных работ, имеющих
отношение к возможностям использования волка в качестве улучшателя рабочих свойств лаек.
Весной 1974 г.. от прирученной волчицы Найды, взятой щенком из логова и выращенной
охотником В. В. Ефремовым, родились четыре щенка-гибрида: три самца и самка. Их отцом был
выбракованный из питомника ВНИИОЗ 13-летний западносибирский кобель Рекс 1349/лзс, который
имел отличный экстерьер, серый (волчий) окрас и рост в холке около 60 см. По охотничьим свойствам
Рекс был типичной зверовой лайкой. На притравках по подсадному медведю он смело работал по
зверю. Хорошо работали по крупному зверю и многие его дети. По белке Рекс работал средне, на
испытаниях по этому виду ему был присужден диплом III степени.
Самка-гибрид Улька, взятая из-под волчицы Найды в возрасте 68 дней, была приобретена
питомником ВНИИОЗ и выращена в нем. По внешнему виду Улька имела большое сходство с волком
(фото 32), но хвост она нередко носила кольцом. Несмотря на все наши усилия, мы не могли добиться
заметного приручения Ульки. Она оставалась пугливой и недоверчивой не только к посторонним, но и
к егерю, который постоянно занимался с нею. Ее ни разу не выпускали свободно в лес, поэтому
невозможно сказать что-либо о поведении этого гибрида при относительной свободе.
Из братьев Ульки нам известно лишь об одном. Выращенный в сельской местности охотником Н.
Д. Кокориным, этот гибрид был привязан к своему хозяину, свободно разгуливал по деревне и
подходил на его зов. Однако, взматерев, он в 2-летнем возрасте, осенью 1976 г. задавил 37 овец.
Владелец, привязанный к гибриду, расплатившись за овец, продолжал его держать. Но в дальнейшем
при случае гибрид продолжал давить домашних животных и его пришлось уничтожить.
От гибрида Ульки был получен один помет. Первая течка у нее началась 15 января 1976 г. в
возрасте 1 года 8 мес, т. е. к концу второго года жизни, когда становятся половозрелыми и самки
волков. Покрытая 23 и 26 января западносибирским кобелем Самуром (от Гусара 1352/лзс и Наны
питомника ВНИИОЗ; окрас Самура зонарно-рыжий, оценка экстерьера «отлично», полевых дипломов
нет), Улька ощенилась через 64 дня. В помете были два кобелька и сучка, которым дали клички Азот,
Серый и Буба. Эти гибриды второго поколения отличались и от родителей и друг от друга окрасом,
сложкой и поведением, на формирование которого, вероятно, значительно повлияли условия
выращивания (Азот и Серый были переданы охотникам, а Буба оставлена в питомнике и с 20-дневного
возраста выращивалась в городской квартире). Азот выращивался в небольшом районном городке и
содержался на закрытом дворе. Окрас у него был темно-серый с охристыми тонами. По общей сложке
он напоминал волка. Азот был очень привязан к своим владельцам. Его регулярно вывозили в лес, где
он свободно бегал и быстро приходил на зов. К посторонним этот гибрид относился настороженно, с
недоверием и, если к нему пытались приблизиться незнакомые люди, пугливо бросался в сторону и
стремился скрыться. По утверждению владельца, Азот был очень умным, сообразительным и имел
прекрасное чутье. Он хорошо ходил в лесу и работал по кабану, Однако с возрастом стал давить кошек
и собак, а затем начал бросаться на детей, после чего его пришлось усыпить.
Его брат, Серый, внешне не отличался от западносибирских лаек ни окрасом, ни сложкой (фото
33). Рыже-серый с белыми грудью, шеей, животом и ногами, он имел рост в холке 61 см, плечо более
прямое, чем у брата и сестры, хвост почти все время носил закрученным в кольце. В то же время в
облике этого гибрида, главным образом в выражении его физиономии, было что-то слабо уловимое
волчье (фото 34). Серый рос в сельской местности и до 9-месячного возраста бегал свободно. Лишь
после того, как он начал давить кошек и кур и делал попытки давить коз, его стали держать в вольере.
Он был привязан к владельцу и очень понятлив. К незнакомым относился с недоверием и не подходил
к ним, хотя и не проявлял какой-либо боязни. Вместе с западносибирской лайкой Серый впервые
облаял лося, когда ему было немногим более года. В дальнейшем он неоднократно облаивал лосей,
иногда преследовал их, но обычно вскоре возвращался. С 2-летнего возраста его несколько раз
проверяли на притравках по подсадному медведю. Серый был осторожен, но не проявлял трусости и,
облаивая зверя, нападал сзади и делал хватки за гачи, иногда сильные. Он не обращал внимания на
белку, даже если она была на виду, и ее облаивала собака, находившаяся рядом. В возрасте около 4 лет
владелец продал Серого охотнику из промыслового района.
От вязки Серого с западносибирской лайкой зонарно-рыжего окраса Румкой (от ч. Вайгача
1055/лзс и ч. Зурки 1351/лзс) в питомнике в марте 1978 г. получили помет из четырех гибридов третьей
генерации, в котором была одна самка (ей дали кличку Гера) и три кобелька — Гризли, Гоша и Карат.
У Гризли окрас был темно-серый с охристыми тонами, ноги и грудь белые. Этот гибрид имел очень
хорошую, типичную для западносибирских лаек форму головы, прекрасное обоняние и тонкий слух.
Отличался он также большой сообразительностью, и мягким, послушным характером. К сожалению,
он пал в 1,5-летнем возрасте. Остальные гибриды из этого помета были зонарно-рыжие с белыми
ногами и грудью. Гера выращивалась вначале в питомнике, где ее воспитанию невозможно было
уделить нужного внимания. Она выросла пугливой и недоверчивой. После того как ее передали
охотнику, она постепенно перестала бояться людей. Вместе с другими собаками Гера облаивала белок
и работала по лосю. Но самостоятельно каких-либо охотничьих свойств не проявляла.
Карат и Гоша с раннего возраста воспитывались охотниками. Они внешне почти не отличались от
западносибирских лаек (фото 35). На выставке оба получили оценку «очень хорошо» за экстерьер и
породность. У обоих оказались также хорошие охотничьи качества. С Каратом успешно охотились на
уток, которых он выгонял из крепей и безотказно доставал из воды и густых зарослей осоки. При охоте
на тетеревов Карат выпугивал дичь, быстро находил подранков и придавливал их, но не рвал, а по
приказанию отдавал хозяину. Этот гибрид сам не искал белок, но найденных другой лайкой, азартно
облаивал. В 1,5-летнем возрасте он самостоятельно нашел куницу и облаял ее. Несколько позже он
стал хорошо работать по лосю. Слух о хорошо работающем гибриде широко распространился и,
очевидно, в связи с этим он был похищен.
Владелец Гоши не охотился на пушного зверя и на птицу. Своего гибрида он с раннего возраста
стал приучать к работе по крупному зверю. В первую осень, когда Гоше исполнилось всего 9 мес, из-
под него был взят первый лось, а во вторую осень — 13 лосей. С ним были добыты также два медведя.
Как и Карата, Гошу уводили со двора, но владелец сумел все же найти и вернуть себе этого гибрида.
Прежде чем делать какие-либо выводы, расскажем о гибриде второй генерации Бубе, которая с
раннего возраста выращивалась в нашей семье в городской квартире, и о ее детях. До 7-месячного
возраста Буба мало встречалась с посторонними лицами. Возможно, это было причиной того, что в
дальнейшем она боялась незнакомых людей и при появлении их забивалась под кровать или под стол и
тихо лежала до тех пор, пока они не уходили. Буба походила на западносибирскую лайку и имела
рыжий окрас. Лишь морда и щеки у нее были белесые, а грудь, живот, внутренние стороны ног и лапы
белые. Хвост обычно носила завернутым в кольцо, но при посторонних опускала его и держала
«поленом». По сравнению с лайками у нее было более косое плечо, лучше выражены углы сочленений
задних конечностей, удлиненные лапы и типично волчья, «пружинистая» рысь. Глаза, как и у волка,
были желтого цвета. Лишь возле зрачка, образуя неширокое кольцо, радужная оболочка была карего
цвета (подобный окрас глаз отмечался у всех гибридов второй и третьей генерации).
Буба была очень привязана ко всем членам семьи. Но в обычной обстановке этой привязанности
не проявляла, не подходила сама ласкаться и не показывала, что она рада, когда ее ласкают. Однако,
встречая после долгого отсутствия кого-нибудь из членов семьи, она преображалась. Все ее
поведение—тихий визг, подпрыгивания, стремление лизнуть вернувшегося и т. п. говорили о ее
большой радости. Так продолжалось 1—2 мин и затем все становилось как прежде. Буба хорошо знала
свою кличку, команды «нельзя», «голос», «гулять», и некоторые другие. Голос ее не походил на
звонкий лай лаек, скорее это было «взбрехивание» и «гавканье». В лесу она далеко отходила от хозяев,
но никогда не теряла их. У нее было хорошее обоняние и прекрасные слух и зрение. При простых
сравнительных наблюдениях создавалось твердое впечатление, что эти органы чувств у нее развиты
значительно лучше, чем у лаек.
Одновременно в ее поведении было много волчьего. Она, особенно в раннем возрасте, отличалась
упрямством, своеволием и неуправляемостью. Все незнакомое вызывало у нее повышенную
настороженность, а в некоторых случаях панический страх. Особенно она боялась полощущихся на
ветру тряпок. Буба была приучена к выстрелу, подходила на лай знакомых ей собак. При ней
неоднократно лайки находили белок и облаивали их, но она не проявляла никакого интереса. Если же
ей удавалось схватить острелянную белку, то утаскивала и пожирала зверька. Никакие запрещающие
команды при этом не останавливали ее.
Первая течка у Бубы началась 12 декабря 1977 г., через 1 год 8 мес после рождения. Она была
покрыта 24 декабря производителем питомника, но пропустовала. Почти через год, 21 ноября 1978 г., у
нее началась вторая течка и 5 декабря ее вновь покрыли тем же производителем Серко 2822/лзс. Буба
ощенилась 7 февраля 1979 г. Беременность, как и у ее матери, продолжалась 64 дня. В помете
оказались четыре самки и один самец. Три щенка родились светло-серого окраса и два рыжего (и те и
другие с небольшими белыми отметинами на концах ног и на морде). В месячном возрасте у всех
щенков хвосты были закручены кольцом. С этого же времени они были розданы охотникам. Лишь об
одной рыжей суке из этого помета мы почти ничего не знаем. Об остальных же потомках Бубы
Нас постоянно информировали их владельцы, да и нам самим неоднократно довелось наблюдать
за ними.
Единственный кобель из ее помета по кличке Дант оказался очень сообразительным и уже в 6-
месячном возрасте он находил подранков уток, а в возрасте 8 мес облаял и поставил лося, который был
добыт. Вскоре после этого владелец потерял Данта на охоте. Нашел он его случайно и при необычных
обстоятельствах, о которых следует рассказать, чтобы подчеркнуть особенности и способности
гибридов. Проезжая на мотоцикле возле небольшой деревни, владелец Данта встретил у околицы
охотника и разговорился с ним. На вопрос, куда направляется охотник, тот ответил, что хочет
разыскать крупную серую собаку, которая давит кур на его дворе. Появляется она неожиданно,
перепрыгивая одним махом через довольно высокую ограду двора, моментально хватает одну из
несушек и, вновь одолев одним прыжком забор, исчезает. Потери хозяина двора составили около
десятка кур.
Проехав на мотоцикле, небольшое расстояние, владелец Данта и деревенский охотник увидели на
опушке леса серую собаку. Владелец крикнул: «Дант!» — и серая собака, подбежав, прыгнула в
люльку мотоцикла. Последовало бурное объяснение, в результате которого владелец Данта оплатил
нанесенный куриному поголовью ущерб. Во всей этой истории примечательно то, что гибрид, потеряв
своего хозяина, не пытался найти себе нового, не превратился в собаку, ищущую общества человека и
соответствующей заботы. Он сумел, пусть на короткое время, приспособиться жить, таская домашнюю
птицу и ночуя в лесу. Не исключено, что в другой ситуации он мог бы давить и более крупных
домашних животных.
Одну из сестер Данта, серую Дану, приобрел владелец гибрида Гоши, о котором рассказывалось
выше, в надежде иметь пару хороших зверовых собак. Однако Дана, хотя и обладала хорошим чутьем,
достаточно хорошо работала по лосю лишь в паре с Гошей. Особой смелости и инициативы у нее пока
не было отмечено.
Остальные две сестры — рыжая Дамка-Чара и светло-серая Дара —оказались хорошими
работницами. Дамку-Чару натаскивали в паре с хорошо работающим западносибирским кобелем. Она
работала по копытным, особенно бесстрашно по кабану, находила и облаивала куниц, но не обращала
внимания на белок. Владельцем Дары оказался начинающий охотник, который часто бывал с нею в
лесу. Она находила и выносила из крепей подранков уток, однажды нашла и облаяла куницу, но
больше всего пристрастилась искать и облаивать белок. Осенью 1980 г. Дару выставили на полевые
испытания по белке и за хорошую работу ей был присужден диплом II степени по этому виду. Нам
довелось видеть работу этого гибрида по белке. Дара довольно быстро находила, точно облаивала и
очень хорошо следила идущих верхом зверьков. Она обладала также хорошей манерой облаивания,
большой вязкостью и доносчивым голосом.
Ограничимся приведенной выше краткой характеристикой гибридов. Отметим лишь, что все
гибриды третьей генерации, которых натаскивали с раннего возраста, проявляли хорошие охотничьи
качества. Большинство их имели склонность к работе по крупному зверю, преимущественно по
копытным, но некоторые хорошо работали по птице и белке. Все, без исключения, владельцы
утверждали, что по их наблюдениям острота обоняния, слуха и зрения у гибридов была значительно
лучше, чем у лаек. Гибриды третьего поколения при соответствующем воспитании достаточно
послушны, управляемы, отличаются привязанностью к своим владельцам и в основном настороженно
относятся к незнакомым лицам. Внешне они не отличаются от породных западносибирских лаек и на
выставках получали оценки не ниже «очень хорошо».
Следует отметить, еще одно очень важное обстоятельство. Первая течка у Дамки-Чары началась
во второй декаде мая, в возрасте 1 года 3 мес. Она была покрыта западносибирским кобелем и у нее
родились пять щенков. Первая пустовка у Дары началась в августе, т. е. почти на 3 мес позже, чем у
Дамки-Чары. Выше мы упоминали о том, что у гибридов первого и второго поколения первая течка
начиналась в возрасте 1 года 8 мес и была приурочена к началу зимы. Очевидно, у гибридов третьего
поколения произошел значительный сдвиг в сроках размножения, которые у диких животных, в том
числе и у волков, являются наиболее консервативными признаками и стойко наследуются. Это
позволяет предполагать, что и ряд других признаков, в том числе и такие нежелательные, как
пугливость и неуправляемость, смогут изменяться.
Таким образом, наши материалы позволяют утверждать, что, применяя методы поглотительного
скрещивания, волка можно использовать в качестве улучшателя некоторых свойств лаек. Следует
особо подчеркнуть, что подобного рода работы могут проводиться только в научно-исследовательских
учреждениях и ни в коем случае скрещиванием волка с лайками не должны заниматься отдельные
охотники. Такое требование закреплено законом «Об охране и использовании животного мира»,
принятым Верховным Советом СССР в 1980 г. Статья 29 этого Закона гласит о том, что самовольное
скрещивание диких животных запрещается. Лица, нарушающие эту статью, несут ответственность в
соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик. Разведение гибридов — сложное,
трудоемкое дело, требующее соответствующих условий и длительного времени. Гибриды же первого и
второго поколений потенциально опасны. Потеряв хозяина, они могут нанести существенный вред. И
об этом следует всегда помнить.

Племенная работа
Основная цель племенной работы с лайками — совершенствование их охотничьих свойств и
породных качеств. Племенную работу организуют и ведут секции охотничьего собаководства при
обществах охотников и рыболовов, питомники и охотничьи хозяйства, используя методы
чистопородного разведения и руководствуясь стандартами пород, «Положением о племенной работе с
породами охотничьих собак», а также оценками, полученными лайками на выставках и испытаниях.
Племенная работа в охотничьем собаководстве имеет специфические особенности, которые
заключаются в том, что подавляющее большинство собак находится единично или мелкими группами
у индивидуальных владельцев. Такая распыленность сильно осложняет ведение племенной работы,
особенно среди лаек, которые во многих районах находятся на значительном удалении друг от друга.
Существенную роль играет и то, что владельцы часто имеют свои собственные взгляды на племенную
работу, которых придерживаются при разведении лаек, нередко нанося этим ущерб породе. В связи с
этим при ведении породы очень желательно, чтобы было как можно меньше разнобоя во взглядах
владельцев собак и лиц, руководящих племенной работой. Важно также, чтобы организаторы
племенной работы не формально руководствовались соответствующими положениями, а учитывали
конкретные условия и опыт лучших заводчиков. Следует помнить, что многие владельцы лаек
значительно лучше экспертов знают особенности своих собак, их достоинства и недостатки. Поэтому
при подборе пар необходимо внимательно изучать каждую собаку, выясняя с помощью владельцев
наличие у нее ценных особенностей и нежелательных недостатков и в соответствии с этим рекомендуя
подходящего производителя для спаривания. Если кинолог обладает солидными знаниями, опытом и
авторитетом, к его рекомендации всегда будут относиться серьезно.
Особое значение в племенной работе имеет использование кобелей, от которых можно получать
значительно более многочисленное потомство, чем от сук. Чрезмерное увлечение одним, даже
выдающимся, производителем, с нашей точки зрения, нецелесообразно, так как, во-первых, идеальных
собак не бывает. Самая лучшая из них может оказаться носителем скрытых недостатков. Во-вторых,
интенсивное использование выдающегося производителя резко ограничивает использование других,
возможно, менее видных, но не менее ценных для породы.
Огромное значение в племенной работе имеет знание кровей, т. е. происхождения
производителей. Талантливый заводчик М. Щепкин [114] писал: «Без знания кровей нет племенного
дела». Тщательный анализ родословных, знание «в лицо» ряда предков производителей, их
особенностей и способности передачи своих лучших черт потомству позволяют кинологу-
селекционеру достигать успеха в разведении и совершенствовании породы. В связи с этим при
разведении лаек особенно тщательно нужно оформлять такие важные документы, как свидетельства о
происхождении лайки. Небрежность и неточность в их заполнении снижают значение такого
документа и затрудняют ведение племенного отбора и подбора.


Выбор, выращивание и содержание лаек
Лайки, приобретенные второпях, по случаю, неумело выращенные и воспитанные, редко бывают
хорошими помощниками на охоте. Поэтому перед многими охотниками, решившими обзавестись
лайкой, обычно возникает ряд вопросов: какая порода лаек лучше, кого следует приобретать, взрослую
собаку или щенка, как вырастить и воспитать щенка, чтобы из него получился хороший помощник, и
многие другие. Прежде чем приступить к обсуждению этих вопросов, нам хотелось бы обратиться к
тем, кому лайки, по существу, не нужны, но их приобретают ради моды, ради умиления красотой этих
собак, ради того, чтобы в семье было живое существо, приносящее радость и отвечающее
привязанностью на любовь и заботу хозяев.
Мы уже упоминали о том, что в течение многих сотен лет лайки формировались в условиях
большой свободы и человек от них требовал прежде всего хорошей работы. Это наложило
определенный отпечаток на их характер. Им свойственны подвижность, любознательность, стремление
к исследованию окружающей территории и относительной свободе. Попадая же в руки неохотников,
они практически живут в заточении и, хотя со временем привыкают к такой жизни, обычно приносят
много огорчений и хлопот своим владельцам. Нередко, вырвавшись на свободу, они погибают. Иногда
и сами владельцы, поняв, что им не нужна такая собака, стремятся передать ее охотнику. Но к этому
времени она обычно бывает уже испорчена и зачастую непригодна для охоты.
Есть много пород собак, которые специально созданы для жизни рядом с человеком.
Представители их проявляют большую привязанность к своим хозяевам и более дисциплинированны,
по сравнению с лайками. Они становятся действительно очень близкими существами в семье, принося
радость владельцам. Что же касается лайки, ее удел — охота. Полное удовлетворение она находит
лишь когда трудится в поисках зверя и птицы, в стремлении добыть их с помощью хозяина.

Выбор охотничьей лайки
Как известно, одни охотники любят охотиться с лайкой на мелких пушных зверей,
преимущественно на белку, другие на птицу, третьи отдают предпочтение зверовой охоте.
Следовательно, при выборе лайки прежде всего следует учитывать привязанности охотника к тем или
иным видам охот. Определенное значение имеет также возможность охотника в деле выращивания,
воспитания и содержания собак.
У некоторых охотников нет условий для выращивания и воспитания щенка и они стараются
обзавестись взрослой собакой. Однако взрослую, хорошо работающую породную лайку можно
приобрести лишь по счастливой случайности. Чаще всего владельцы продают взрослых собак из-за
неважных рабочих качеств или недостатков экстерьера. Приобретая взрослую лайку, ее новый хозяин
должен помнить, что полный контакт с ней не всегда может быть достигнут, так как условия
воспитания, требования прежнего владельца и его отношение к собаке оказали большое влияние на
формирование ее привычек, психики, характера и поведения. От некоторых скверных привычек собаку
иногда невозможно отучить. Так, взрослую лайку практически невозможно приучить к равнодушному
отношению к домашней птице, если она с детства пристрастилась ее давить. В связи с этим лучше
самому выбрать, вырастить и воспитать щенка, чтобы получить не только хорошо работающую
породную собаку, но и понимающего, преданного Друга.
Охотник, решивший обзавестись взрослой собакой, предварительно должен проверить ее
качества на охоте. Наличие у нее диплома полевых испытаний может служить лишь некоторой
гарантией этих качеств только в тех случаях, когда эксперт, оценивавший лайку на испытаниях,
достаточно опытен и объективен. Иногда представляется возможность приобрести выращенную, но
еще не работающую собаку. В таких случаях нужно внимательно проанализировать ее происхождение
по родословной, оценить экстерьер, пригласив для этой цели опытного кинолога, и ознакомиться с
особенностями поведения собаки. При соответствующем обучении она может стать неплохой
работницей, если энергична, подвижна и в то же время уравновешенна и управляема.
Забитые, трусливые, а также очень возбудимые и излишне злобные собаки не бывают хорошими
помощниками на охоте, а в повседневной жизни причиняют массу неприятностей и хлопот. Не следует
приобретать лаек, имеющих хорошую родословную и красивые внешние формы, если они побывали в
руках нескольких владельцев. В большинстве случаев у таких собак имеются какие-то скрытые пороки,
из-за чего владельцы избавляются от них.
Некоторые охотники в надежде обзавестись хорошей рабочей собакой приобретают щенков и
взрослых лаек у охотников промысловых районов, руководствуясь при их выборе разного рода
приметами. Вот некоторые из примет, которым в прошлом охотники бассейна р. Печоры придавали
большое значение при выборе лайки. Среди собак черного окраса лучшими бывают «двоеглазые», т. е.
те, у которых над глазами имеются рыжие отметины. Если лайка палевая или рыжая, а морда черная —
это хорошая примета. Лайка с очень коротким ухом будет ленивой. Наличие на задних лапах
прибылых пальцев говорит о том, что собака очень хорошо пойдет за птицей и норкой. Если на
бородавке, расположенной на нижней челюсти возле горла имеется три длинных жестких волоска
(вибрисс) — собака будет хорошей работницей, если же их всего один или два, то проку от нее будет
мало. Признак хорошей зверовой лайки — чередующиеся черные и белые когти на лапах. Самой
главной приметой считались окраска мягкого нёба собаки и количество поперечных складок, или
рубцов, на нем. Нёбо должно быть черное и чем меньше рубцов на нем, тем лучше. У хорошей лайки
обычно бывает 9 рубцов, но лучше будет та собака, у которой их 6 или 7. Такая лайка хорошо пойдет
за лосем, куницей, норкой, белкой и птицей.
В прошлом, когда во многих местах поголовье лаек формировалось в условиях изолированного
быта таежных охотников, подобные приметы, очевидно, имели значение при выборе собаки. Охотники
были очень наблюдательны и, несомненно, замечали, что у хорошо работающих потомков
выдающихся рабочих собак имелись те или иные одинаковые приметы, которыми в дальнейшем
руководствовались при выборе щенков. Последние, вырастая, не все становились хорошими
работниками. В промысловых районах все время шел жесткий отбор по рабочим качествам.
Оставались действительно хорошие работники. Размножаясь, они могли спариваться с близкими
родственниками и поэтому их характерные приметы в сочетании с хорошими охотничьими
свойствами, должны были закрепляться и достаточно стойко передаваться по наследству. Однако, как
только исчезала изоляция и в имеющееся поголовье проникали другие собаки, действенность этих
примет исчезала. Это понимали и охотники. Так, старый охотник из Прилузского района Коми АССР,
рассказывая в 1965 г. о приметах хороших лаек, заявил: «Сейчас не так, как раньше было. Добрых
собак не сохраняют, беспутных не уничтожают. Кобели сейчас большей частью плохие, из-за чего
порода лаек перепуталась. Поэтому и приметы силу потеряли».
Чем же следует руководствоваться при выборе лайки? Лучше приобретать породного щенка, если
есть возможность вырастить его. Решив обзавестись щенком, начинающий охотник обычно
задумывается над тем, какая порода лаек лучше, кого взять — кобелька или сучку и, главное, каким
образом выбрать действительно хорошего щенка, чтобы он был надежным помощником на охоте?
Решение этих вопросов во многом зависит от склонностей и возможностей охотника. Так, страстного
любителя охоты на уток больше удовлетворит рослая, крепкая, выносливая лайка, поскольку работа
собаки по утке на водоемах с густой растительностью требует большой силы и выносливости. Для
работы по крупному зверю и по соболю также желательна достаточно рослая, сильная и выносливая
собака. Для охотника, живущего в большом городе, возникают серьезные трудности не только при
содержании крупной лайки в квартире многоэтажного дома, но также и при ее выгуле и провозе на
охоту.
Основываясь на личном опыте и анализе ряда материалов, считаем необходимым показать
основные специфические черты и возможности не только лаек отдельных пород, но также кобелей и
сук при использовании их на охоте. Учитывая это, начинающий охотник сможет легче
ориентироваться при выборе щенка лайки.
Среди пород лаек, которых разводят в нашей стране, карело-финские и особенно чистопородные
финские лайки пока немногочисленны. Однако при желании щенков этих пород можно приобрести в
Москве, Ленинграде, Кирове, Ярославле, Горьком и в некоторых других городах. Мелких карело-
финских и финских лаек легче, чем лаек других пород, содержать в квартирах и перевозить в условиях
современного города, что имеет немаловажное значение. Представители этих двух пород лучше всего
работают по боровой дичи и по белке. С некоторыми из них успешно охотятся на куницу, лося и даже
на кабана. Для утиных охот карело-финские и финские лайки малопригодны не только потому, что они
физически слабее других пород лаек, но и потому, что большинство их очень неохотно идет в воду.
Следует также добавить, что большинство карело-финских лаек обладает несколько лучшими
охотничьими качествами, хотя они внешне менее эффектны по сравнению с чистыми финскими
лайками.
Породных щенков восточносибирской лайки достать труднее, поскольку заводское разведение
этой породы ведется пока в Иркутске и в небольшом масштабе в Ленинграде. Восточносибирские
лайки прекрасно работают по многим промысловым видам, среди них часто встречаются хорошие
соболятницы и собаки, идущие за крупным зверем. В то же время следует отметить, что по белке
кобели этой породы обычно хорошо работают лишь в молодом возрасте. Порой восточносибирские
лайки с отличными охотничьими качествами могут оказаться малопригодными для их использования в
районах европейской части СССР, где много лося и кабана; обладая охотничьей страстью и большой
вязкостью, они могут гоняться за копытными сутками и часто пропадают. Некоторым охотникам
может не нравиться также не азартный, спокойный характер работы, который наблюдается у многих
восточносибирских лаек как во время поиска, так и при облаивании животных.
Значительно легче можно приобрести щенков русско-европейских и западносибирских лаек,
которые наиболее многочисленны и широко распространены. В главе, посвященной отечественным
породам лаек мы достаточно подробно охарактеризовали экстерьерные и рабочие качества этих двух
пород. В дополнение к сказанному следует отметить, что в начале 70-х годов, обработав сведения,
помещенные в «Каталоге классных племенных охотничьих собак» (М., 1971), мы выяснили, что
русско-европейские лайки лучше западносибирских работают по белке, а западносибирские лайки
значительно лучше работают по утке и в одиночку по подсадному медведю. Интересно также
отметить, что кобели обеих пород работают по белке хуже, а по утке лучше сук [17].
Доктор биологических наук А. Ильенко [41], обработав подобные сведения более позднего
«Каталога классных племенных охотничьих собак» (М., 1977), пришел к подобным выводам и в то же
время показал, что западносибирские лайки отличаются большей универсальностью. Среди них, по
сравнению с русско-европейскими, встречается почти в 3 раза больше собак, имеющих дипломы по
трем и более промысловым видам (белке, лосю, кабану, подсадному медведю и утке). Учитывая эти
выводы, необходимо также ясно представлять, что они вытекают из средних показателей, полученных
при обработке большого материала. Если же говорить о конкретных собаках, то как среди
западносибирских, так и среди русско-европейских лаек есть немало собак с отличным экстерьером и
прекрасными охотничьими качествами. Поэтому при выборе щенка, если нет особых привязанностей к
той или иной породе, лучше руководствоваться знанием особенностей племенных линий или
производителей, хорошо зарекомендовавших себя не только на охоте, но и достаточно стойко
передающих свои свойства потомству.
Что касается вопроса: кого лучше брать кобелька или сучку, то, кроме приведенного выше
заключения о том, что суки лучше кобелей работают по белке и хуже по утке, начинающему охотнику
полезно знать следующее. Кобели, как правило, крупнее, сильнее, выносливее и смелей сук. Однако
кобели лаек обычно драчливы и у многих из них отмечается склонность к бродяжничеству. Суки более
послушны, привязчивее к дому, раньше начинают работать, но пустующая сука нередко лишает
охотника возможности охотиться с ней в самую горячую пору.
К. Лоренц, основоположник учения о поведении животных, писал по этому поводу: «.. .если
возможно, выбирайте суку, несмотря на то, что две ее течки в году и причинят вам некоторые
неудобства. Думаю, все опытные владельцы собак согласятся со мной, что с точки зрения характера
сука всегда предпочтительнее, чем кобель. Сука более преданна, чем кобель, ее психика тоньше,
богаче и сложнее, чем у кобеля, и, как правило, она умнее, чем кобель. Мне довелось близко узнать
очень многих животных, и я с полной уверенностью утверждаю, что из всех четвероногих созданий
ближе всего к человеку по тонкости восприятия и по способности к истинной дружбе стоит именно
сука» [62, с. 82]. Мы присоединяемся к этому мнению К. Лоренца, хотя должны отметить, что среди
лаек встречаются и кобели, преданные своему хозяину. Нам известно немало случаев, когда на
медвежьих охотах именно кобели, нередко ценой своей жизни, спасали своих владельцев, попадавших
в когти зверю.
Итак, оценив возможности и свои интересы, вы определили выбор породы и пола будущего
щенка. Более того, известны производители, от которых получено потомство, интересующее вас.
Остается самая малость: нужно выбрать из помета такого щенка, который оправдал бы ваши надежды
и чаяния. Задача эта не столь проста, какой она кажется на первый взгляд. Ведь в помете даже от самых
лучших производителей могут быть щенки весьма разные как по экстерьеру, так и по охотничьим
качествам.
Лучше всего выбирать щенка из помета, наблюдая за ним с момента рождения в течение всего
подсосного периода. Следует обращать внимание на щенков, родившихся первыми. Они, как правило,
крупнее и сильнее других. Затем определяют, у кого из них лучше обоняние. Щенки со слабым
обонянием обычно долго тычутся мордой в поисках сосков. Щенки с хорошим обонянием не только
быстро находят соски матери, но положенные к менее молочным передним соскам, сразу прекращают
сосать и, расталкивая других, стремятся завладеть наиболее молочными задними сосками.
Щенки начинают слышать после того как у них откроются глаза и слуховые проходы, но острота
слуха не у всех одинакова. Издавая слабый звук губами, можно заметить, как один из щенков
приподнимает раковины ушей, а другие не реагируют. Неоднократно пользуясь таким приемом, можно
установить точно, который из них лучше реагирует на звуки. В дальнейшем обращают внимание на то,
насколько хорошо у щенка проявляется исследовательский рефлекс. Активные щенки обычно с 2-
недельного возраста начинают понемногу ходить и все дальше отходят от своего «гнезда», постепенно
знакомясь с окружающими предметами. Они первыми подходят к посуде, в которой дают корм матери,
и нередко пытаются поедать его. В конце подсосного периода можно точно определить, у какого щенка
хорошо проявляется активно-оборонительная реакция, которая очень желательна для зверовой лайки.
Щенки, выбиравшиеся нами таким образом, в последующем были прекрасными работниками и
имели хороший экстерьер. Конечно, подобный выбор доступен лишь владельцу суки и его близким
знакомым. Зачастую охотнику приходится приобретать щенков от неизвестных ему производителей.
Поэтому прежде всего нужно узнать, каковы родители щенка. Необходимо также тщательно
ознакомиться с их родословными. Такие сведения можно получить в кинологической секции общества
охотников. Если родители имеют отличный экстерьер, полевые дипломы высоких степеней и у них во
всех коленах родословных встречается значительное число хороших предков, то и щенки обычно
бывают хорошие. Желательно, чтобы щенки были от производителей, находящихся в расцвете сил.
Выбирая щенка из помета, следует отдать предпочтение самому активному, упитанному, с
блестящей шерстью типичного для породы окраса. В месячном возрасте, когда обычно выбирают
щенков, у них достаточно хорошо выражены породные признаки. У некоторых иногда даже стоят уши,
у большинства закручены в кольцо хвосты. Щенков вялых, рыхлых, с дефектами глаз, сильно
отставших в росте и с дефектами прикуса брать не следует. Выбирая щенка карело-финской или
русско-европейской лайки в месячном возрасте, нужно обязательно обращать внимание на формат.
Предпочтение следует отдавать тем, у которых высота в холке будет примерно равной длине
туловища. Из таких щенков обычно вырастают собаки с квадратным форматом. У новорожденных
щенков русско-европейских лаек черного с белым окраса мочка носа частично или полностью нередко
бывает депигментированной, но этого не следует опасаться. Иногда депигментированные участки
исчезают к моменту отъема щенка от матери. Но в ряде случаев мочка носа становится полностью
черной в возрасте 6—10 мес.

Выращивание и воспитание щенка
Приобретая щенка, необходимо заблаговременно подготовить для него место. Хорошо, если у
охотника есть возможность содержать своего питомца на открытом воздухе. В этом случае лучше всего
соорудить вольеру и внутри ее поставить будку. Можно поставить будку в сарае, сделав в его стенке
выход для собаки в огороженный выгул. Ни в коем случае нельзя держать щенков в закрытых, темных
сараях, а также на привязи.
В зимнее время, до наступления теплой погоды, маленького щенка лучше держать в квартире.
Многие охотники вынуждены держать лайку в квартире круглый год. В таких случаях устраивать
щенка нужно не на 1—2 дня, а на все время его жизни в этом доме. Ему подбирают постоянное место,
которое должно быть расположено так, чтобы лежащий щенок, а позднее взрослая собака, никому не
мешали.- Здесь кладут коврик, который ежедневно чистят и вытряхивают. Нельзя устраивать такое
место вблизи от отопительных приборов и на сквозняке.
Щенка с первых же дней приучают к своему месту. В это время щенки много спят. Заметив, что
питомец хочет лечь, владелец кладет его на коврик, гладит и одновременно говорит спокойным
голосом: «На место». Эту процедуру повторяют неоднократно и вскоре щенок сам, как только захочет
спать, отправляется на свое место. Эта привычка у него вырабатывается быстрее, если в квартире будут
убраны с пола на некоторое время ковры и дорожки. Нельзя приучать щенка укладываться на диван
или кресло хотя бы на короткое время. В дальнейшем это перейдет в нехорошую привычку, от которой
его невозможно будет отучить. Очень часто бывает, когда уже взрослая собака, неоднократно
наказанная, не ложится на диван в присутствии владельца и его семьи, а в их отсутствие отдыхает не
только на диване, но и на кровати. Если за лайкой укоренился такой порок, то, чтобы избежать этого,
диван и кровать перед уходом хозяев из квартиры, следует покрывать газетами. Наш опыт позволяет
утверждать, что такая мера обычно дает хорошие результаты.
Щенок часто оправляется, чем создает большие неудобства в квартире. Наказывать его за это в
раннем возрасте нельзя. Чтобы приучить щенка оправляться на улице, нужно чаще его туда выносить,
особенно в первые дни пребывания в квартире. В первые часы жизни на новом, незнакомом месте,
когда у щенка появляется потребность испражняться и мочиться, он некоторое время кружится и
иногда скулит, как бы подыскивая, где это можно сделать. Важно сразу заметить такой момент и,
подхватив щенка, вынести его на улицу, а если это сложно, поместить в заранее приготовленный ящик
с песком. Поступая таким образом каждый раз, владелец быстро добьется того, чтобы щенок просился
на двор. Если же его не приучить к этому с раннего возраста, то подросшего будет значительно
труднее отучить пачкать в комнате. Выведенный на прогулку, он может долго ходить и ничего не
делать, а вернувшись в квартиру, станет оправляться.
В раннем возрасте щенка приучают к кличке. Она должна быть короткой, односложной или
двухсложной, звучной и красивой. Нежелательно давать лайкам отечественных пород клички
иностранного происхождения, которые обычно свойственны легавым собакам (Джон, Джек, Дези и т.
п.), а также традиционные клички гончих и борзых (Добыч, Карай, Сигнал и т. д.). Для своего питомца
лучше подобрать кличку, обозначающую название охотничьего животного, реки, гор, окраса и
характера собаки и т. п. Звучные и своеобразные клички лайкам дают охотники таежных районов. Для
финских и карело-финских лаек желательно давать клички, которые употребляют охотники на их
родине (Капу, Укко, Ури, Койра, Пику, Пири, Сити и др.). Такие клички подчеркивают происхождение
и особенности этих пород, а также говорят о кинологической культуре охотника.
При выращивании щенка основное внимание должно быть обращено на его кормление. Только
при кормлении полноценными кормами и соблюдении правильного режима питания из щенка можно
вырастить хорошо развитую, физически крепкую и неутомимую в работе лайку. Недостатки в росте и
развитии, появляющиеся из-за недостаточного или неправильного кормления щенка в период от 1 до
6—8 мес, в последующем невозможно исправить. Корм для щенка должен быть свежий, питательный,
легкоусвояемый и малообъемный. Состав корма и режим кормления, как правило, изменяются с
возрастом щенка.
Обычно щенки с момента рождения до 15—20-дневного возраста питаются только молоком
матери, которое является незаменимым продуктом. В первые часы и дни щенки получают молоко
особого состава, так называемое молозиво. В нем имеется не только более высокое содержание белков,
но и целый комплекс микроорганизмов, составляющих кишечную микрофлору здоровой собаки. Эта
микрофлора на протяжении всей последующей жизни выращиваемого щенка будет способствовать его
нормальному пищеварению. Вот почему важно, чтобы в первые дни жизни щенок получал именно
материнское молоко.
К 15—20-дневному возрасту пищеварительный тракт щенка бывает достаточно развит и способен
усваивать не только коровье молоко, но также манную кашу, сваренную на молоке, творог, а после 20
дней — нежирное мясо, нарезанное мелкими кусочками. Обычно с этого времени и начинается
подкормка щенков. Но, если у суки нехватает молока, щенков приходится подкармливать значительно
раньше, с 10, а иногда и с 8-дневного возраста. В этих случаях приготавливают тщательно
размешанную смесь молока с яичным желтком (на полстакана молока один яичный желток), которой и
кормят щенков. С 12—14-дневного возраста щенков можно подкармливать жидкой кашицей,
приготовленной из детской питательной смеси «Малыш».
К моменту отъема щенков от матери основой их питания становится корм, получаемый от
хозяина, так как молока у матери становится меньше, а щенкам требуется все больше и больше пищи.
Дальнейший рост щенка, его развитие, крепость и сила зависят от режима кормления, состава, качества
и количества получаемой пищи.
Собака — плотоядное животное, поэтому основным ее кормом в период роста должны быть
продукты животного происхождения: мясо, которое до 20—25 % желательно скармливать в сыром
виде, молочные продукты, рыба. Мясо следует давать постное, тощее, лучше не мороженое, которое не
так полноценно, как парное. Мороженое же мясо щенку можно давать лишь после оттаивания. Очень
полезно давать печень, почки, сердце. Следует, однако, помнить, что в печени иногда бывают
зародыши глистов, поэтому такой корм в сыром виде можно скармливать лишь после проверки его
ветврачом.
Рыба хотя и служит источником белкового питания, не может полностью заменять мясные
продукты. Собаку, а щенка особенно, нельзя полностью сажать на рыбный рацион. Этот вид корма
нужно чередовать с мясом. Лучше использовать для корма собаки морскую рыбу. Ее можно давать и
сырую и вареную. Речная рыба часто бывает костлявой и может также служить источником заражения
глистами.
Молоко и другие молочные продукты — питательный и наиболее легко усвояемый организмом
собаки корм. Молочные продукты необходимо давать не только щенкам, но и кормящим сукам,
больным и ослабленным после болезни собакам. Однако следует помнить, что молочные продукты
быстро портятся, особенно в теплую погоду. Поэтому нужно очень внимательно следить за их
качеством при скармливании как щенкам, так и другим собакам.
Крупы и овощи богаты углеводами и витаминами. Из круп варят на мясном бульоне или на
молоке полугустую кашу. Маленьким щенкам лучше варить некоторое время манную кашу, а затем
кашу из овсяных хлопьев. Следует знать, что собаки плохо переваривают каши из ячневой и особенно
из перловой крупы, поэтому их крайне нежелательно использовать в качестве корма при выращивании
щенков. Овощи, преимущественно морковь, маленьким щенкам дают тертыми в небольшом
количестве в смеси с другими кормами. Щенков 3—4-месячного возраста желательно приучить к
поеданию сырых овощей, фруктов и ягод. Делать это нужно не навязчиво. Если щенок с детства
привыкнет поедать свежие фрукты и овощи, никакие аптечные витамины и рыбий жир ему будут не
нужны.
С 1,5-месячного возраста щенкам надо давать мягкие кости, которые наряду с хрящами являются
источником минеральных солей, необходимых для формирования скелета собаки. Крупные кости с
мягкими концами способствуют также укреплению челюстей молодой собаки и служат для нее
своеобразными игрушками, отвлекая от порчи мебели, обуви и белья. Трубчатые кости от птиц, а
также острые рыбные кости давать нельзя. Щенок, разгрызая и глотая их, может поранить кишечник
или желудок и погибнуть. С 3-месячного возраста щенка можно кормить остатками от обеда,
преимущественно супами и кашами, но они должны быть непрокисшими и без острых приправ.
В возрасте 1—2 мес щенка нужно кормить 6 раз в сутки. Примерный объем пиши в каждую
кормежку должен быть около одного стакана. В дальнейшем разовую порцию корма увеличивают и
щенка кормят некоторое время 5 раз в сутки, а затем 4 раза. Объем разовой порции корма регулируют в
зависимости от аппетита щенка. При этом необходимо следить не только за тем, чтобы щенок был сыт,
но чтобы и не переедал, иначе у него может быть слабая или провислая спина. Нельзя давать щенку
горячий или очень холодный корм. Обычно он должен быть чуть теплым. Щенок должен съедать свою
порцию полностью, вылизывая дно миски или кормушки.
Если почему-либо он не съел пищу, ее необходимо сразу же убрать и следующую порцию корма
давать только в положенное время. Этим щенок, во-первых, приучается к регулярному питанию и, во-
вторых, предохраняется от заболеваний кишечника, так как остающаяся пища, особенно летом, быстро
прокисает и становится непригодной. Проголодавшийся щенок, поедая прокисшую пищу, обычно
заболевает катаром кишечника. Аппетит щенка является показателем здоровья. Отказ от корма в
большинстве случаев бывает связан с заболеванием собаки.
Нельзя давать щенку (да и взрослой собаке) лакомые кусочки со стола, когда обедает семья,
иначе в дальнейшем собака, сидя у стола и глядя на обедающих людей, будет постоянно
попрошайничать. Лакомства в виде сахара, конфет и кондитерских изделий следует давать в
ограниченных количествах, как поощрение за выполненную команду.
При нормальном кормлении щенок бывает здоровым, хорошо растет и быстро развивается.
Контроль за ростом производится взвешиванием и некоторыми промерами. (Важнейшие показатели
роста—вес, высота в холке и обхват груди — в различные периоды жизни заводских пород лаек
приведены в приложениях.) Показателями нормального развития щенка являются также сроки смены
молочных зубов на постоянные. Сначала, в возрасте около 3,5 мес, начинают меняться средние резцы.
Затем происходит смена крайних резцов и клыков. Ложнокоренные зубы меняются в возрасте 5—6
мес. У щенка в 7 мес должны вырасти все зубы. Плохой рост зубов, их слабость и хрупкость эмали
свидетельствует о неудовлетворительном развитии щенка, что в большинстве случаев связано с
недостатком витаминов и минеральных солей.
При содержании щенка в квартире владельцу нужно знать, что как только у его питомца началась
смена зубов, многие вещи и в первую очередь обувь, одежду и некоторые другие предметы
необходимо убрать в недоступные для щенка места. В противном случае они будут испорчены, так как
щенок грызет почти все, что ему доступно. Это может продолжаться до 10—11 мес. В этот период
возле постоянного места щенка все время должны быть крупные кости (бедренные, берцовые,
лопатки). Можно отдать также старые тапочки и мягкие, резиновые игрушки, чтобы он занимался ими.
Деревянные чурки и палки давать нежелательно, так как щенок, заглатывая мелкие щепки, может
повредить себе пищевод и кишечник.
С началом смены зубов щенки часто грызут также штукатурку. Это связано с тем, что
одновременно со сменой зубов идет быстрый рост костяка и организму щенка не хватает солей
кальция. В этот период, кроме мягких костей, ему нужно давать в качестве минеральной подкормки
глицерофосфат кальция или глюконат кальций.
В книге «Натаска легавой», написанной опытным охотником-собаководом И. И. Аникеевым [2],
сообщается о том, что он вырастил много щенков и лишь один из них (от суки автора Леди) был с
неправильным прикусом. Однажды он по совету молодого охотника давал в качестве минеральной
подкормки таблетки глюконата кальция и у всех щенков, получавших эти таблетки, появился
неправильный прикус. Автор не утверждает прямо, что глюконат кальция является причиной
появления неправильных прикусов, но зато такое мнение создается у читателя. Что можно сказать по
этому поводу? По-видимому, не глюконат кальция, а Леди была виновницей появления неправильных
прикусов. Ведь от нее и раньше был получен один щенок с таким дефектом. В питомнике ВНИИОЗ
было выращено несколько сотен щенков. Всем им в значительных количествах давали глюконат
кальция и в порошке в корм и в таблетках без корма. Щенки иногда за день сами съедали до 15—20
таблеток, и у нормальных, крепких, здоровых щенков никаких отрицательных последствий мы не
отмечали.
Щенки лаек рождаются с висячими ушами. При нормальном развитии у щенков от
высокопородных производителей уши обычно встают в месячном или 2-месячном возрасте, реже в
более поздние сроки. Если уши не встали к исходу 6 мес, то в дальнейшем трудно ожидать, что они
выправятся. Вероятно, это бывает связано с болезнью, которую щенок перенес в скрытой форме.
Одного хорошего питания далеко недостаточно, чтобы вырастить из щенка физически крепкую
лайку. Щенки лаек, как и других собак, обычно заражены глистами, которые отрицательно
воздействуют на рост и развитие щенков. Заражаются глистами они часто в утробе матери. При
сильном заражении глистами у щенков отмечается вздутое, большое, плотное на ощупь брюшко.
Считают, что подсосных щенков в возрасте 15—20 дней можно очищать от глистов, давая им
пиперазин адипината в дозе 0,2 г на 1 кг живого веса. При отсутствии признаков значительного
заражения, дегельминтизацию лучше проводить в возрасте около 1,5—2 мес. К этому времени щенок
окрепнет и легко перенесет лекарство. Разовая дача пиперазина при этом —0,25 г на 1 кг живого веса.
С 1,5-месячного возраста щенка нужно регулярно выводить на прогулку, вначале на
непродолжительное время, а затем на 2—3 ч, давая ему возможность вдоволь побегать и порезвиться.
В летнее время чем дольше будет на солнце и на свежем воздухе ваш питомец, тем лучше для него. Во
время прогулок желательно больше играть с ним. Это создает контакт между щенком и хозяином и
способствует зарождению привязанности питомца. С первых команд, с соблюдения строгого режима
кормления, с первых прогулок и приучения к чистоплотности и начинается воспитание щенка,
постепенное обучение его такому поведению, которое желательно охотнику при жизни собаки дома и
при использовании ее на охоте.
С 3-месячного возраста полезно брать щенка с собой в лес на прогулку. В зимнее время это
трудно осуществлять, но в бесснежный период прогулки в лес просто необходимы. Для таких прогулок
выбирают участки леса, где нет людей. Сначала щенок будет держаться вблизи хозяина. В
последующие дни он станет отбегать и даже скрываться из глаз иногда на значительное время. Не
следует часто подзывать его к себе. Во время таких прогулок полезно приучить щенка к тому, чтобы он
помнил о хозяине и умел разыскивать его. Для этого прячутся в подходящем месте, но так, чтобы
щенок сравнительно легко нашел по следу своего владельца. В дальнейшем эту задачу усложняют.
В летнее время щенка приучают к воде. Лучше всегда это делать в теплые и жаркие дни. Найдя
достаточно большую и неглубокую лужу с хорошо прогревшейся водой, владелец заходит в нее и зовет
за собой щенка. Последний, обычно не дожидаясь хозяина, сам заходит в воду. Если же он не входит,
то никогда не следует насильно затаскивать его в воду и тем более бросать на глубокие места. Так
можно надолго привить собаке боязнь к воде.
При боязни щенка воды, точнее глубоких мест, с ним сначала переходят через мелкие и
неширокие ручьи и протоки, затем более широкие и глубокие, постепенно приучая переплывать малые
отрезки глубины. Никогда не нужно переносить его на руках через такие препятствия.
С 3-месячного возраста щенка лайки начинают обучать выполнению команд, необходимых на
охоте и в быту. Он твердо должен усвоить следующие команды: «нельзя», «голос», «возьми»,
«лежать», «сидеть» (к командам «ко мне» и «на место» приучать начинают раньше) и некоторые
другие. Слова команды должны быть четкими, строго определенными и не изменяться. Например, если
сначала при обучении употреблялось слово «возьми», то его нельзя заменять словом «бери».
Запрещающие команды произносятся строгим тоном, а поощряющее активное действие собаки —
тоном одобрения. Команде «нельзя» обучают главным образом во время дачи корма. Щенка берут на
поводок и подводят к миске с пищей. При попытке есть его одергивают поводком и строго произносят
«нельзя». Обычно щенок вначале ничего не понимает, и как только ослабнет поводок, он опять делает
попытку есть корм. И вновь следует не сильный рывок одновременно с запрещающей командой. Так
повторяют несколько раз, и как только щенок остановится или усядется, его нужно погладить и
похвалить. Сделав небольшую выдержку, отдают команду «возьми».
Запрещающая команда должна выполняться лайкой без промедления, но этого добиваются не в
один день, а лишь через некоторое время, прибегая иногда даже к принуждению, слегка наказывая
собаку за невыполненные команды.
Обучить щенка отдавать голос по команде несложно. Перед его кормлением, когда он
проголодался, владелец, держа в руке кусочек лакомства (лучше мясо), произносит команду «голос».
Щенок попытается схватить лакомство и через несколько безуспешных попыток пролает. Нужно сразу
же ему отдать лакомство и затем еще раз-другой повторить этот прием. Через 3— 4 дня обучения он
будет хорошо выполнять такую команду. Приучение щенка к отдаче голоса по приказанию не следует
рассматривать как забаву. Некоторые лайки, найдя белку, не облаивают ее. У собак, хорошо обученных
отдавать голос по команде, этот недостаток легко исправим. Подойдя к месту, где собака обнаружила
белку, владелец отдает команду «голос» и, после выполнения этой команды, отстреливают зверька.
Два-три таких случая, и собака сама поймет, что нужно делать. Если же лайка не обучена такой
команде, она может вообще не облаивать зверька, хотя будет точив находить его. Очень редко, но
таких собак нам приходилось встречать.
В раннем возрасте очень желательно обучить щенка приносить поноску. Это делают во время игр
с ним. Брошенную хозяином вещь или игрушку щенок часто тащит к владельцу. Очень важно заметить
такой момент и использовать его для обучения. Во время броска дается команда «дай» («подай»), а как
только щенок принесет брошенный предмет, его нужно поощрить. Для обучения на первых порах
можно использовать небольшой мяч, а впоследствии деревянную чурку наподобие небольшой гантели.
Во время игр обучают также команде «ищи», бросая щенку кусочки лакомства. Никогда не нужно
переутомлять щенка излишним выполнением команд. Достаточно, если за один урок он сделает 3—4
раза то, что от него требуют. Выполненная команда непременно должна поощряться лакомством или
лаской.
Владельцы, выращивающие своих питомцев в городе, часто жалуются на непослушание щенков
во время прогулок. Спущенный с поводка щенок в возрасте 5 мес и старше обычно не подходит к
хозяину по команде «ко мне» и его иногда с большим трудом удается поймать. Все это объяснимо.
Насидевшись в тесной квартире, щенок радуется свободе, резвится, ему все интересно и он прекрасно
понимает, что, подойдя к хозяину, должен будет вернуться в квартиру (как это уже было
неоднократно), где ему все давно известно и нет такой свободы, как во дворе. Нельзя наказывать щенка
за такое непослушание, когда он сам в конце-концов подойдет на зов или будет пойман. Наказание
только заставит бояться хозяина и еще больше усугубит непослушание.
В подобных случаях нам помогал следующий прием. Если щенка становилось трудно подозвать
во время прогулки, то в последующие выходы во двор брали с собой рогатку с мелкими камушками.
Как только мы считали, что наш питомец достаточно погулял, начинали его подзывать. Если он не
подходил, то выстреливали в него из рогатки. Как только камушек попадал в щенка, он, не понимая,
кто причинил ему боль, опрометью бросался к нашим ногам. Мы сразу гладили его и спокойно
уводили со двора. Этим приемом с успехом пользовались и некоторые наши знакомые.
Обязательно нужно приучить щенка к спокойному отношению к домашним животным, главным
образом к курам, уткам и овцам. В сельской местности это не составляет труда, так как щенок с
раннего возраста привыкает не обращать на них внимания. Щенок, выросший в городе, увидев
домашнюю птицу, бросается на нее и стремится придушить. Очень важно не упустить такую первую
встречу и, как только щенок попытается схватить или схватит птицу, подать команду «нельзя». Если
щенок не бросает сразу птицу, его следует наказать, повторяя «нельзя», «нельзя». В большинстве
случаев 1—2 таких уроков бывает достаточно. Взрослого щенка, задавившего птицу и не наказанного
на месте преступления, в последующем невозможно отучить от этой привычки как бы сурово его ни
наказывали. При людях он будет равнодушно смотреть на птицу, а в их отсутствии станет ее давить.
Воспитывая и обучая молодую лайку приемам общего послушания, следует быть терпеливым и
не проявлять раздражения. Нужно стремиться, чтобы было как можно меньше поводов для
нежелательных действий собаки.
Вот пример из практики, когда мы, выращивая щенка русско-европейской лайки, сделали его
ловким воришкой, хотя и не желали этого. Уходя на ра-б»ту и оставляя щенка одного в квартире, мы
не убирали с кухонного стола сахар и конфеты. Все было хорошо до тех пор, пока щенок не подрос.
Обладая неуемной энергией и достаточным ростом он в наше отсутствие обследовал все и в конце-
концов добрался до сахара, вскочив сначала на стул, а затем и на стол. Сладости щенку понравились.
Затем он в нашем присутствии проделал то же самое и был наказан. Запомнив, что на глазах хозяев
воровать нельзя, он ухитрялся обследовать стол и таскать с него все, что привлекало его вкус, когда на
кухне 1—2 мин никого не было. Проделывал все это он мастерски, крайне редко попадаясь на месте
преступления.
В процессе воспитания молодой лайки следует быть сдержанным. На нее нельзя грубо кричать и
жестоко бить. Побои ломают характер лайки. Она перестает доверять хозяину, начинает бояться его.
Особенно это относится к карело-финским лайкам, которые очень обидчивы. С ними нужно
обращаться мягко, хотя и требовательно. При необходимости наказать собаку, очень важно, чтобы
наказание следовало за проступками немедленно. Никогда нельзя наказывать за проступки щенка, да и
взрослую лайку, если прошло даже всего 2—3 мин после того, как она сделала что-то не так. Собака не
поймет за что ее наказывают и станет бояться владельца. Лайка должна верить своему хозяину и с
радостью выполнять его команды. Терпеливой настойчивостью, умением подметить особенности
поведения щенка и использовать их при воспитании, а также ласковым, ровным и мягким обращением
можно достигнуть большего при обучении своего питомца. Прибегать же к наказанию следует только в
крайних случаях, и оно не должно быть суровым.

Содержание лаек
От многих пород домашних собак лайки отличаются неприхотливостью, определенной
самостоятельностью, инициативой, любознательностью, а в молодом возрасте и большой активностью.
Эти черты характера они унаследовали от своих далеких предков, привольно и свободно живших в
таежных поселках. И в наше время для сохранения хорошего здоровья и работоспособности
желательно постоянно содержать лайку на свободе. Такие возможности на практике встречаются очень
редко. Сейчас не только в городе, но и в сельской местности лайку приходится содержать в условиях
резко ограниченной свободы. Свободно бегающих лаек уничтожают как бродячих собак, они часто
погибают, попадая под колеса автомашин, нередки случаи их похищения.
Особенно плохо отражается на состоянии лайки содержание ее в городской квартире, где она
мало двигается, вследствие чего у нее быстро слабеют мускулы, становятся нежными подушечки лап,
чрезмерно отрастают когти, на отдельных участках иногда выпадает шерсть. Такие собаки могут быть
пригодны для охоты только после длительной тренировки. Во избежание подобных осложнений лайке
необходимы ежедневные прогулки в течение 2—3 ч. Особенно нужны прогулки лайкам старше 3 лет,
так как в этом возрасте они редко играют, быстро жиреют и из-за отсутствия достаточных движений у
них может нарушаться обмен веществ. При возможности содержать лайку на открытом воздухе, лучше
построить для нее вольеру и поставить внутри ее будку. Хуже держать собаку на балконе и совсем не
рекомендуется держать на короткой привязи. Содержащейся в вольере лайке нужно давать
возможность побегать хотя бы раз в 3—4 дня, выводя ее для прогулок в удобные для этого места.
Взрослую лайку кормят обычно 2 раза в день. В ежедневный рацион должны входить мясные
продукты. Иногда их заменяют рыбой и молочными продуктами (творогом, простоквашей, молоком).
Корм приготовляется в виде супа или негустой каши. Порой, особенно со второй половины зимы и
весной, собаки отказываются от однообразной крупяной или мучной пищи. Тогда нужно больше
давать овощей. Мы неоднократно отмечали случаи, когда собаки не ели каши, сваренной на мясном
бульоне, и с жадностью поедали квашеную капусту, слегка заправленную растительным маслом, а
также винегрет, приготовленный из картофеля, квашеной капусты, свеклы, моркови и огурцов.
Суке после вязки требуется улучшенное питание. Ей нужно давать молоко: в первый месяц 0,5 л,
а начиная со второго месяца щенности и до конца щенения 1 л. Во время лактации и до отъема щенков
желательно давать молока больше. Прочие корма должны быть легко усваиваемыми организмом
собаки. В частности, не следует давать щенкам и кормящим сукам каши, приготовленные из ячневой и
перловой круп. Необходимо также, чтобы суки в это время получали достаточное количество
витаминов. По нашим наблюдениям, при кормлении пищей бедной витаминами нередко рождаются
щенки, страдающие авитаминозами, в том числе и авитаминозом А, при котором у щенков замедляется
рост, задерживается смена молодых резцов, отмечаются помутнение роговицы и расстройство функций
желудочно-кишечного тракта, частые поносы.
Собаки болеют многими болезнями, значительное число из них опасны для человека [4].
Наиболее распространенными и опасными являются: бешенство, некоторые кожные заболевания,
глистные болезни. Для собак опасна и чума плотоядных. В большинстве случаев легче предотвратить
заболевание собаки, чем лечить ее. В нашей стране профилактические меры борьбы с болезнями собак
регулярно осуществляются всеми ветеринарными лечебными учреждениями.
Особое внимание уделяется предупреждению бешенства — болезни, очень опасной не только для
собак, но и для человека. Охотник должен регулярно делать своей собаке прививки против бешенства.
Срок действия прививки 6 мес. Следует помнить, что провозить собаку на транспорте запрещено, если
нет справки о сделанной прививке против бешенства.
Собаки часто заражаются глистами, которые истощают их организм и бывают особенно опасны
для щенков и молодняка. Кроме того, зараженная собака становится источником заражения человека
этими паразитами. Особенно опасно и для собаки и для человека заражение ленточными глистами.
Необходимо внимательно следить за собакой и регулярно, примерно через 6 мес, нужно проводить
дегельминтизацию собак, т. е. выгонять глистов.
Кожные болезни — стригущий лишай, парша, зудневая часотка, железница — также весьма
опасны. Лечить собак от этих заболеваний очень трудно и часто собак, заболевших такими болезнями,
приходится усыплять. Наиболее часто заболевают безнадзорные собаки, когда они рыщут везде,
копаются на свалках, помойных ямах и т. п. Охотник должен правильно содержать лайку, чтобы она не
заболела заразными кожными болезнями.
Для этого выгуливать ее надо лишь в местах, где нет разного рода свалок, стремиться
предупреждать контактирование с бездомными собаками. Следует отметить, что чаще кожные болезни
бывают незаразные. Это разного рода дерматиты, появляющиеся у собак в результате неправильного
обмена веществ, недостатка витаминов, нервных потрясений. Однако во всех случаях появления
кожных заболеваний собаку сразу же следует показать ветеринарному врачу.
Широко распространенное и очень опасное заболевание собак— чума плотоядных (кроме собак,
ею болеют волки, лисицы, мелкие хищники, медведи и барсуки). Из всех пород охотничьих собак
лайки наименее устойчивы к чуме и, заболев ею, многие погибают или, переболев, становятся
непригодными для племенных целей. По нашим данным, из 100 родившихся щенков до 2-летнего
возраста погибают около 70, если они не были привиты вакциной от чумы. Наиболее опасна чума для
щенков. Заболев, они обычно погибают. Чтобы сохранить щенка, да и выросшую лайку, необходимо
делать противочумные прививки. В нашей практике противочумную прививку мы делали щенкам в
возрасте 2 мес уменьшенной дозой, по сравнению с дозой для взрослой собаки. Затем через 6—7 мес
делали прививку дозой взрослой собаки.
У собаки, заболевшей чумой, шерсть становится тусклой, появляются гнойные истечения из носа
и глаз, зловонный понос черного цвета. Собака отказывается от пищи, становится вялой, температура
поднимается до 39—40 °С. Важно заметить начальный период болезни, когда есть возможность спасти
собаку. Для этого ее нужно поместить в теплое помещение, обеспечить покой и хорошее, легко
усваиваемое питание. В течение 2— 3 дней после обнаружения заболевания собаке нужно давать
антибиотики (синтомицин, биомицин, пенициллин, норсульфазол) по одной таблетке 3 раза в день.
Антибиотики лучше чередовать: например, сегодня дать биомицин, завтра пенициллин, затем
синтомицин. Заболевшую собаку нужно держать в хороших условиях в течение месяца. В период
временных улучшений, которые нередки и явно заметны, собаке нельзя давать никаких физических
нагрузок: играть, бегать и тем более брать на охоту. Необходимо оберегать собаку от простуды.
Обычно после интенсивной прогулки у кажущейся выздоровевшей собаки наступает резкое ухудшение
и она, как правило, погибает. Лишь через месяц после начала заболевания можно приступить к
постепенному восстановлению физической крепости собаки.
Одним из хороших признаков здоровья собаки служит ее шерстный покров. В связи с этим
следует внимательно следить за состоянием шерсти лайки, особенно во время линьки, и содержать ее в
порядке. Шерсть здоровой собаки должна быть не только чистой, но и блестящей. Тусклая шерсть
указывает на то, что собака больна. Шерсть чистят гребнем и щеткой, протирают влажной тряпкой.
Собаку с сильно загрязненной шерстью моют мылом в летнее время по необходимости, зимой не более
1 раза в 2—3 мес. Пока шерсть не просохнет, нельзя выпускать лайку в вольеру в холодное время,
чтобы она не простудилась. При возможности часто бывать в лесу, лайку в домашних условиях лучше
вообще не мыть. Ее шерсть хорошо очищается от грязи, если охотник ходит с нею по высокой, мокрой
от росы или дождя траве, а также по глубокому снегу.
Предельная продолжительность жизни собак, по сообщениям ряда авторов достигает 16—22 лет.
Известен случай, когда охотничья собака — лабродорский ретривер по кличке Адъютант—родилась 14
августа 1936 г. и пала 23 ноября 1963 г., прожив более 27 лет. Это единственный случай такой
продолжительной жизни собаки, зарегистрированный Американским кеннел-клубом [127]. Лайки
живут значительно меньше. Нам известно очень немного случаев, когда они доживали до 15— 16,5
лет. В большинстве случаев умирают они значительно раньше.
Мы остановились на продолжительности жизни лаек не с позиций изучения этой проблемы, а с
точки зрения отношений владельца с его четвероногим помощником, к которому пришла старость.
Лайка обычно может достаточно хорошо работать до 10, редко до 11—12 лет. В дальнейшем она уже
не помощница на охоте. У городского охотника при этом возникает вопрос, что же делать с нею? Одни
владельцы при этом перестают внимательно смотреть за собакой, пускают свободно бегать по улицам
и она, с ослабевшим слухом и зрением, быстро попадает под машины, часто при этом долго мучаясь,
пока не наступит смерть. Другие завозят собаку в сельскую местность и оставляют ее возле какой-либо
деревни. Третьи, помня о преданности и старательности своего четвероногого друга, оставляют его в
доме «до конца жизни». Но при этом далеко не все относятся к старой собаке столь же заботливо, как в
те времена, когда она была здорова и полна сил. Старые собаки обычно неопрятны, нередко болеют,
часто пачкают в квартире и, если говорить откровенно, далеко не всегда бывают желательны и
приятны.
Мы не хотим давать каких-либо рекомендаций о том, как поступать с лайкой старше 10—12 лет,
когда она начинает дряхлеть. Это дело совести каждого. Однако считаем, что если у владельца нет
твердого намерения держать в квартире рядом с собой старую, больную собаку, лучше отвести ее в
ветлечебницу, чтобы усыпили. Это трудное решение, но оно намного честнее и порядочнее, чем
выбрасывать собаку на улицу. Если же охотник не желает расставаться со своим старым четвероногим
другом до конца его жизни, то он должен обеспечить за ним действительно хороший уход.

Охота с лайкой
Лаек широко применяют для добычи пушных зверей — белок, куниц, соболей, колонков, норок,
горностаев. Во многих местах с ними охотятся на лосей, кабанов, изюбров, медведей, боровую и
водоплавающую дичь. В ряде районов Западной и Восточной Сибири охотники-промысловики
используют их для нахождения нор и кормовых хаток ондатры при подледном лове этого зверька.
Охотники Дальнего Востока с помощью лаек отлавливают тигров, охотники Белоруссии и
центральных областей РСФСР-—бобров. В последние годы многие охотники-любители успешно
применяют лаек при охоте на болотную дичь (бекасов, дупелей, коростелей и др.). Известны случаи,
когда этих замечательных собак использовали для уничтожения волчьих выводков. Некоторые
охотники успешно охотятся с лайками на лисиц и зайцев.
Характер работы лайки чрезвычайно разнообразен в зависимости от объекта, на который
производится охота. Если при работе по глухарю от лайки требуется спокойное облаивание птицы,
сидящей на дереве, то при охоте по медведю и кабану нужно, чтобы собака сильными хватками по
чувствительному месту сумела остановить опасного зверя и не попала под удар его клыков или когтей.
Универсально работающие лайки, которых можно использовать для всех или для большинства
перечисленных выше видов охоты, крайне редки. Наиболее часто встречаются «мелочницы»— собаки,
работающие по мелким пушным зверям и боровой дичи. Значительно реже встречаются лайки,
специализировавшиеся по крупному зверю. В последние годы хорошие медвежатницы очень редко
встречаются даже в отдаленных промысловых районах. Следует отметить, что очень многие лайки,
работающие по крупному зверю, охотно облаивают глухаря, в то время как на белку не обращают
внимания.
Ниже мы рассмотрим некоторые, наиболее широко распространенные и характерные виды охот с
лайкой. Однако прежде чем приступить к их описанию, необходимо коротко рассказать о том, в каких
местах и когда не следует охотиться с лайкой, а также почему с нею нежелательно охотиться на
некоторые виды охотничьих животных.
Начинающий и малоопытный охотник должен знать, что с лайкой нельзя охотиться в тех местах,
где широко развит петельный и капканный промысел пушных зверей. Нам известны многие случаи,
когда лайки попадали в петли, установленные на зайцев и лисиц, и погибали, если петли были
прочными и собаки не могли их оборвать. Очень часто лайки попадают в капканы, установленные на
пушных зверей. При попадании передней ногой в капкан крупного номера лайка обычно ломает ногу. и
становится непригодной для использования на охоте.
Следует, правда, отметить, что лайка раз побывавшая в капкане и не сломавшая ногу, как
правило, вторично в капкан не попадает.
Совершенно нельзя охотиться с лайкой в тех местах, где производится уничтожение волков с
применением отравляющих веществ. Лайки очень быстро находят отравленные ловчие куски или
привады и, съедая их, погибают. В районах, где часто встречаются волки, лайки могут быть
уничтожены ими. Жертвами волков, как правило, бывают хорошо работающие и обладающие широким
поиском вязкие лайки, которых волки ловят чаще всего на месте облаивания белки или другого
пушного зверька.
Охотник, занимающийся добычей белки и других мелких пушных зверьков, ни в коем случае не
должен приучать свою собаку к охоте на зайца. Лайка, гоняющая зайца, не может быть хорошей
помощницей на пушном промысле. Прогоняв 30— 40 мин на быстром аллюре поднятого зайца, лайка
сильно устает и затем, отдыхая, длительное время ходит возле ног охотника.
Следует также помнить, что весной и летом нельзя брать с собой лайку, особенно опытную, в
угодья богатые дичью и пушными зверьками, так как она может приносить большой вред охотничьей
фауне. Особенно от нее могут страдать колонки, норки, хорьки, молодняк копытных, боровой и
водоплавающей дичи.

Натаска лаек
Успешно охотиться можно лишь с лайкой, хорошо обученной элементам работы, необходимым
при охоте на охотничьих животных. Наиболее желательно нахаживание или натаску лаек производить
в возрасте от 6—7 мес до 1,5 лет. Лучший объект для натаски — белка. При работе по белке у лайки
наиболее полно проявляются ее основные качества: охотничья страсть, чутье, вязкость, манера поиска,
характер облаивания, слежка, голос, послушание и отношение к убитому зверю. Собаку, хорошо
работающую по белке, в дальнейшем можно легко обучить работать по многим- другим видам
животных.
Неплохо начинать натаску молодой лайки по боровой дичи, преимущественно по глухарю.
Однако глухарятниц не всегда легко можно переключить работать по белке. Нежелательно начинать
нахаживание молодой, неопытной лайки по водоплавающей дичи. Привыкнув к следовой работе, в
последующем она, как говорят охотники, «с трудом поднимает голову», и в дальнейшем обычно нужно
приложить значительные усилия, чтобы собака хорошо принялась работать по белке и другим
животным-древолазам. Кроме того, при натаске на утку у лайки в первую очередь стремятся
выработать сильно укороченный поиск, а короткий поиск отрицательно сказывается на охоте по
пушным зверям. Не следует начинать притравливать молодых собак, особенно в одиночку, по
крупному зверю. Не имея необходимого опыта и полной силы, они нередко попадают под удар копыт,
когтей или клыков и, если остаются живы, в дальнейшем не работают по опасным для них животным.
В довоенное время, когда пушной промысел имел несравнимо большее значение, чем сейчас, а
поголовье местных лаек находилось в удовлетворительном состоянии, приучение их к охоте
производилось в процессе промысла. В последние годы бытует мнение, что молодая лайка до охоты
должна быть хорошо натаскана в весенне-летний период. Однако наш многолетний опыт говорит о
том, что без настоящей работы, точнее, без отстрела значительного количества белок хорошей натаски
не бывает. Особенно важное значение для последующей работы молодой собаки имеют результаты ее
первых встреч со зверьком. Первых белок, найденных лайкой, следует отстреливать. Тогда у нее сразу
появляется охотничья страсть и старательность в работе. В противном случае она нередко теряет
интерес к нахождению белки и начинает отвлекаться на другие дела (рытье мышей и т. п.). Иногда эти
нежелательные привычки укореняются надолго.
Отстрел белок в весенне-летний период является браконьерством, поэтому лучшим временем для
натаски лаек следует считать первые недели осенне-зимнего периода охоты на пушных зверей, когда
еще отсутствует снежный покров и белка много ходит по земле. Конечно, к этому времени молодая
собака должна твердо усвоить основы первоначального обучения, быстро приходить на зов хозяина,
строго выполнять команды «ко мне», «нельзя», «голос» и некоторые другие, не бояться ходить в лесу,
уметь достаточно часто проверять местонахождение своего владельца.
Молодую лайку лучше всего натаскивать в невысоких чистых сосновых борах, лиственничниках
или в среднесомкнутых еловососновых насаждениях, где ее работа хорошо видна на значительном
расстоянии и владелец может руководить действиями собаки. В таких угодьях белка обычна в осенний
период в годы ее высокой и средней численности. Плохо не только натаскивать лаек, но и охотиться с
ними в старых, густых, высокоствольных ельниках, пихтачах и кедровниках, особенно в годы
невысокой численности белки, когда зверьки сильно затаиваются в кроне деревьев и их часто
невозможно оттуда выпугнуть.
Основная задача натаски молодой собаки заключается в том, чтобы она научилась находить
белок, точно облаивать их, а также не утаскивать и не поедать отстрелянных зверьков. Все остальные
элементы работы (широкий поиск, хорошие слежка и вязкость, мастерство) появляются в результате
длительной тренировки и опыта собаки.
На первых порах для ускорения обучения лайки можно использовать опытную старую собаку,
которая хорошо работает по белке. Молодая собака благодаря инстинкту начинает подражать старой,
искать зверьков и облаивать их. Однако такой способ натаски имеет и отрицательные стороны, так как
молодая собака нередко перенимает нежелательные стороны работы (прыгает на ствол дерева или
царапает его, грызет сучья и т. п.), а также начинает надеяться на старую собаку и в дальнейшем
труднее привыкает работать самостоятельно. Лайка, натасканная с опытной собакой, начав работать
самостоятельно, очень часто подваливает на голос других собак, облаивающих зверька или птицу. Из-
за этого охотнику приходится затрачивать много времени на отзыв своей собаки. При обучении с
опытной собакой у молодой лайки нередко вырабатывается один из очень серьезных пороков в работе
— утаскивание и поедание отстрелянного зверька. Молодая собака, схватив упавшего зверька и
находясь в этот момент в сильном возбуждении, обычно убегает, чтобы старая не отобрала ее добычу.
Команды хозяина в таких ситуациях в большинстве случаев бывают бессильны. Впоследствии такой
порок трудно искоренить. Поэтому после двух—трех уроков со старой собакой молодую нужно
натаскивать одну.
При натаске молодой лайки в одиночку наиболее часто приходится наблюдать, как находящаяся в
поиске собака в конце концов обнаруживает, обычно на земле, белку и с лаем загоняет ее на дерево.
Зверек, устроившись на сучьях, обычно сидит неподвижно, нередко прямо на виду у собаки. Не видя
двигающегося зверька, она прекращает облаивание и начинает суетливо вертеться под деревом,
обнюхивать следы белки, отбегать в сторону и возвращаться обратно. Охотник должен осторожно
подойти к месту облаивания и, внимательно наблюдая за действиями собаки, тщательно осмотреть
дерево. Не следует слишком торопиться оказывать помощь. Лишь заметив, что собака потеряла
интерес к запаху следов белки и начинает далеко отходить от дерева, на котором сидит белка, охотник
должен прийти на помощь.
При обнаружении белки, затаившейся на дереве с густой кроной, ее следует отстрелять. Попытки
перегнать белку на другие деревья, чтобы начать отрабатывать у лайки слежку, обычно ни к чему не
приводят, так как спугнутая белка крепко затаивается в верхней части кроны и в дальнейшем ничем не
проявляет себя, а собака не видит результата своей работы.
В случае если белка затаилась на хорошо просматриваемом дереве, растущем среди негустых
насаждений, нужно попытаться стронуть зверька и погонять его по кронам деревьев и одновременно
притравливать собаку. Для выпугивания затаившегося зверька желательно иметь резиновую рогатку с
запасом камней. Обстреливая камешками подозрительные места, можно заставить белку либо
пошевелиться, либо перепрыгнуть на другое дерево. Кроме того, звуки от удара камешков о ствол или
ветки дерева привлекают внимание собаки, и она начинает более внимательно следить за кроной
дерева. Однако этот способ имеет существенный недостаток. Иногда, заслышав звук упавшего на
землю камешка, собака бросается разыскивать его, прекращая наблюдение за местом нахождения
белки. Хорошо также выпугивать белку выстрелом из малокалиберной винтовки. Зверек, как правило,
не выдерживает резкого щелчка выстрела и начинает передвигаться или шевелиться.
Белку, идущую верхом, погоняв вместе с собакой, нужно отстрелять. Упавшего зверька молодая
лайка обычно хватает и треплет. Однако не следует давать собаке слишком долго трепать убитую
белку. Это может перейти в нехорошую привычку. Нужно спокойно подойти и отобрать убитого
зверька, похвалить собаку, дать ей лакомство. Затем полезно еще раз сразу же притравить по
отстрелянной белке собаку, добиваясь от нее в первую очередь хорошей отдачи голоса. Для этого к
убитому зверьку привязывают длинную бечевку, которую перекидывают чрез сук дерева и, подергивая
ее, отдают команду «голос». Добившись требуемого результата, можно выстрелить в воздух и,
одновременно отпустив бечеву, дать возможность собаке повторно немного потрепать зверька.
Через несколько подобных уроков молодая лайка поймет, что от нее требуется, и с нею можно
уже охотиться. Высокое мастерство придет к ней в процессе тренировки и опыта. Конечно, охотник
постоянно должен внимательно следить за работой собаки, пересекая сразу нежелательные действия и
поощряя нужные для успешной охоты. Некоторые охотники в качестве поощрения кормят собаку
теплой, только что добытой белкой, сняв с нее предварительно шкурку. Мы не рекомендуем этого
делать при натаске молодой лайки. Собака, привыкнув поедать свежую белку, впоследствии может
приучиться пожирать зверьков в меху, от чего ее сложно будет отучить. Собаку можно поощрить
маленьким кусочком лакомства, привычного ей. Лучше поощрять голосом, поглаживанием, лаской,
давая при этом собаке понюхать добытого зверька, но не разрешая выхватывать его из рук.
Иногда встречаются излишне возбудимые и к тому же плохо обученные лайки, которые, схватив
упавшую на землю белку, стремятся убежать с ней при приближении охотника. Охотник никогда не
должен бежать в таких случаях за лайкой. Нужно спокойно позвать собаку.. Если она сразу не
подходит, рекомендуется сесть или даже отойти немного в сторону и позвать ее. Когда собака
подбежит к владельцу, ее надо взять на поводок и приласкать, а затем спокойно взять брошенную
белку. Если же лайка и в последующем делает попытки убегать с убитой белкой и жевать ее, нужно
наказать собаку. Однако наказание не должно быть жестоким, иначе лайку можно испортить: она
станет уходить от облаенной белки, заслышав шаги охотника. Вообще же «вежливое», спокойное
отношение к убитому зверьку не является каким-то особым свойством лайки, а бывает следствием ее
воспитания и обучения. Даже собака с возбудимым характером, но предварительно хорошо обученная,
никогда не утащит и не съест отстрелянную белку, а бросит схваченного зверька по первому
приказанию владельца.
Часто молодые лайки, сильно возбуждаясь при виде зверька, пытаются заскочить на дерево или
грызут сучья. Это большой порок в работе собаки, так как напуганная белка крепко затаивается и
охотнику трудно добывать ее. Чтобы сразу пресечь подобные действия собаки мы в своей практике
прибегали к следующему приему. Неторопливо подойдя к месту облаивания, мы срывали легкую
веточку с дерева, на которое лаяла собака, или с растущего рядом, и, легко похлопывая веточкой по
морде собаки, спокойным, но строгим голосом говорили что-либо вроде: «ай-яй-яй» или «что ты
делаешь?». Подобный прием обычно давал положительные результаты. При этом никогда не
употреблялась команда «нельзя».
В тех случаях, когда молодая собака облаяла белку, укрывшуюся в густой кроне высокого дерева
и охотник не может выпугнуть зверька, никогда не нужно влезать на дерево. Вид хозяина,
взбирающегося на дерево, порой сильно возбуждает молодую собаку и она в большинстве случаев
начинает облаивать охотника и иногда пытается следовать за ним. Конечно, при этом собака упускает
белку.
При натаске молодой лайки охотник должен быть предельно внимательным и спокойно
реагировать на нежелательные действия собаки. На нее ни в коем случае нельзя грубо кричать и тем
более жестоко ее наказывать. Все ее необходимые действия следует обязательно поощрять лаской,
голосом или лакомством. Недостатки в элементах работы сразу же нужно исправлять, прибегая к
мягким мерам обращения с собакой.
От охотника, натаскивающего молодую лайку, многое зависит. Но не меньшее, а пожалуй,
большее значение имеют способности и наклонности собаки. В промысловых районах среди местных
лаек нередко встречаются такие, которых никто не обучает, но, попав на промысел, они очень быстро
начинают прекрасно работать по белке. Очевидно, природная сообразительность помогает им
действовать наиболее целесообразно и не повторять нежелательных действий, если они хоть раз были
пресечены охотником. Лайки с хорошим чутьем, но со склонностью к работе по «красному» зверю
редко бывают хорошими бельчатницами. Нередко во время натаски приходится наблюдать, как такие
собаки совершенно равнодушно относятся к белке, хотя прекрасно видят находящегося на дереве
зверька, а также азартную работу по этому зверьку другой лайки.
Такую собаку невозможно обучить работать по белке, сколько бы усилий ни предпринимал
охотник. Однако не следует полностью браковать подобных лаек. Многие из них бывают прекрасными
зверовыми собаками.
Иногда встречаются лайки, которые долго не принимаются работать по белке, хотя их длительное
время натаскивали и в одиночку и в паре с другой, хорошо работающей собакой. В какой-то момент у
этой лайки вдруг «прорезается» охотничья страсть и она начинает хорошо искать и облаивать белок.
Толчком к проявлению охотничьей страсти могут быть различные причины. Как-то нам пришлось
натаскивать одну такую собаку. Более месяца мы ежедневно бродили с нею по лесу. У нее был
широкий, быстрый поиск. Нередко при поиске в паре с хорошей бельчатницей она подходила на ее
лай, но сама оставалась равнодушной и не проявляла никакого интереса к найденным белкам, которых
часто гоняли с дерева на дерево в низкорослых насаждениях. У нас уже сложилось мнение об этой
лайке, что либо она не имеет охотничьей страсти, либо просто глупа. Но однажды все изменилось. Как-
то вечером мы отправились собирать грибы. Взяли с собой эту «глупую» лайку и кобеля, который
хорошо работал и по белке и по птице. В одном месте, совершенно не типичном для обитания белки,
кобель залаял. Полагая, что он лает на глухаря, мы осторожно подошли, но вместо птицы увидели на
осине белку. Эту белку отстреляли (у нас имелось разрешение на отстрел) и, положив ее в корзину,
отправились дальше. «Глупая» лайка больше не уходила в поиск, а все время шла сзади и
принюхивалась к корзине. На следующий день мы уезжали домой, и рано утром опять решили собрать
немного грибов. На этот раз пошли только с одной «глупой» лайкой, полагая, что раз она не ищет
белок, то не будет отвлекать нас от сбора грибов. Мы пробыли в лесу немногим более часа. За это
время она нашла и точно облаяла шесть белок, работая так уверенно, что создавалось впечатление, что
это очень опытная, давно работающая лайка. Грибов в тот раз мы почти не собрали, зато были
полностью удовлетворены действиями собаки. Какой толчок заставил собаку проявить охотничью
страсть, таившуюся у нее? Ведь при ней и раньше отстреливали белок, но она оставалась равнодушной.
Если бы собаки умели говорить...
Охотник, приступая к натаске своей молодой лайки, должен быть терпеливым и
наблюдательным, учитывая не только ее чутье, крепость сложения и быстроту хода, но и наклонности,
сообразительность, особенности поведения. Если лайка с раннего возраста привязана к хозяину, охотно
выполняет его приказания, то натаска такой собаки не вызывает особых затруднений. Если же на
начальном этапе натаски у собаки не проявляется охотничья страсть, не следует выносить поспешных
решений об ее охотничьих свойствах.

Охота на белку
Белка, широко распространенная по всей зоне таежных лесов,— один из основных пушных видов
промысловой фауны СССР. На пушные базы нашей страны ежегодно поступают миллионы шкурок
этих зверьков, из которых вырабатывают различные меховые изделия. Красивые, теплые и легкие меха
из русской белки издавна пользуются большим спросом, как внутри страны, так и на международном
пушном рынке.
На белку охотятся десятки тысяч охотников. Основной способ добывания — отстрел зверька с
помощью лайки. Задача лайки заключается в том, чтобы найти белку и облаять ее, правильно указывая
местонахождение зверька и одновременно отвлекая на себя его внимание при подходе охотника.
Охотник остается осторожно подойти к месту облаивания и, обнаружив, отстрелять зверька. Успешно
работать по белке лайка может в возрасте от 8—9 мес до 9—10 лет. Примерно с 8-летнего возраста или
чуть позднее у нее начинается прогрессирующее ухудшение слуха и зрения, вследствие чего очень
редкая собака старше 10 лет может достаточно хорошо работать по белке.
Многие считают, что охота на белку с лайкой не представляет больших трудностей, а успех
охотника на беличьей охоте зависит главным образом от рабочих качеств и выносливости собаки. Не
оспаривая этого мнения, следует добавить, что наиболее эффективное использование лайки на
беличьем промысле зависит от знания охотником угодий и условий, в которых производится охота, а
также от поведения белки в связи с этими условиями.
Для охоты на белку лучше использовать лаек среднего и ниже среднего роста. Они по сравнению
с крупными лайками обычно более верткие и подвижные, что позволяет им лучше преследовать и не
терять зверьков, уходящих верхом. Кроме этого, некрупных собак легче прокормить, что при
продолжительном промысле имеет немалое значение. Некоторые охотники предпочитают иметь
рослых лаек, считая, что они могут успешнее работать по глубокому снегу. Подобное мнение неверно,
особенно в отношении бельчатниц. Более мелкие и, следовательно, легкие собаки меньше, чем
крупные тяжелые лайки, проваливаются в глубоком снегу, если он уплотнен. Бельчатницам не
требуется большая злоба к зверю. Но у них должно быть хорошее чутье, т. е. хорошо развитые
обоняние, слух и зрение. Охотники различают следовую и верховую или, точнее, с верхним чутьем
работу собаки. При следовой работе у собак отмечается хорошее обоняние и относительно слабый
слух. Такие собаки хорошо ищут белок в безморозный период, когда зверек много ходит по земле или
по снегу. При розыске белки они пользуются и слухом, но это не так заметно. С наступлением морозов
продуктивность работы следовых собак резко снижается. В это время у них бывает много пустых
облаиваний.
. Собаки с верхним чутьем пользуются преимущественно слухом. Лайки с выдающимся слухом
встречаются редко. Они прекрасно работают как в мягкую, относительно теплую погоду, так и в
морозные дни. Лишь в сильно ветреную погоду результативность их работы несколько снижается. Во
время поиска они часто приостанавливаются и прислушиваются. Услышав белку, лайка срывается с
места и вскоре раздается ее азартный лай.
Старый лайчатник П. Худяков [101, с. 25], охотившийся со многими лайками, отмечает, что у
некоторых из них бывает феноменальный слух. Он пишет об одной из своих лаек: «Острота слуха у
Орлика казалась сверхъестественной. В ясный зимний день Орлик различал издаваемые белкой звуки
за 300—400 м и шел к ней по прямой. Ошибался он редко. Не только в хорошую погоду, но даже в
мороз и по глубокому снегу Орлик работал продуктивно. Лишь в дни осеннего ненастья, когда в лесу
стоит шум от сильного ветра и падающего мокрого снега, наша охота бывала менее удачной».
Крайне редки лайки, у которых одновременно имеются выдающиеся обоняние и слух. Такие
собаки бывают отличными работниками не только по белке, но и по многим другим видам охотничьих
животных.
Лучший период охоты на белку с лайкой — поздняя осень и начало зимы, до образования
глубокого снежного покрова, кухты на кронах деревьев и установления сильных морозов. Можно
охотиться и зимой, но добывать белку в это время трудно даже при высокой ее численности. При
глубоком и рыхлом снежном покрове поиск у лайки бывает очень узкий и она быстро устает.
Найденного собакой и облаянного зверька, во многих случаях не только невозможно отстрелять, но и
обнаружить из-за сильной кухты. В большие морозы белка нередко остается в гайне, а если и выходит
кормиться, то на очень короткое время.
Осенью, до наступления сильных морозов, лучшее время для охоты — утренние часы до полудня.
Утром белка не только много жирует и ходит, передвигаясь по земле, но нередко, особенно в ясную,
тихую погоду, много играет. Во время этих игр малоопытная собака сравнительно быстро находит
зверьков, и охота на белку бывает наиболее добычливой. В середине дня белка ходит мало и, как
говорят охотники, отдыхает. В это время многие опытные охотники тоже делают перерыв на 1—1,5 ч,
во время которого отдыхает собака и подкрепляется охотник-
Во второй половине дня белка обычно молчалива, хотя много ходит и жирует до сумерек. С
наступлением морозов, которые нередки уже с середины ноября, она активна лишь до 14— 15 ч и
задолго до темноты уходит в гайно. Все это нужно учитывать охотнику, чтобы наиболее эффективно
использовать на охоте свою собаку.
Охотник, выйдя рано утром на охоту, спускает с поводка лайку в хвойных насаждениях, где
держится белка. Собака галопом и рысью обыскивает угодья впереди и по обе стороны хода охотника,
ориентируясь на звук его шагов. Иногда она проверяет хозяина, появляясь в поле его зрения впереди
или пересекая его след, а затем вновь уходит в поиск. Ширина поиска лайки зависит от ее опыта и
физической подготовки, наличия белки, состояния тропы и некоторых других причин. При средней
численности белки вполне достаточна такая ширина поиска лайки, когда она отходит в сторону от хода
охотника на 200 — 250 м. Найдя свежий след или поедь белки, собака иногда замечает зверька,
взбирающегося по стволу или шевельнувшегося на дереве. В таких случаях она сразу начинает
уверенно облаивать его. Но нередко, не слыша и не видя, а только почуяв свежий след поднявшейся на
дерево белки, опытная лайка делает несколько коротких проверочных облаиваний, в перерыве между
которыми внимательно слушает и смотрит, не шевелится ли белка. Некоторые лайки, коротко взлаивая,
одновременно царапают ствол дерева лапой, проверяя присутствие белки «на коготок». Лишь
убедившись, что зверек находится на обследуемом дереве, собака начинает уверенно лаять.
Точность облаивания — один из наиболее важных показателей работы лайки, который
обусловливает производительность труда охотника на. промысле белки. Даже при небольшой
неточности в облаиваний охотник вынужден бывает затрачивать много лишнего времени и сил на
обнаруживание зверька, находящегося на рядом стоящих деревьях. Лайки, часто допускающие
неточное облаивание, мало пригодны для промысла белки.
Слишком энергичное облаивание белки собакой нежелательно, так как при этом зверек держится
настороже и нередко затаивается в кроне дерева до подхода охотника. Если собака спокойно облаивает
белку, то зверек обычно не пугается и сидит открыто на ветвях деревьев. Осторожно подойдя к месту
облаивания, охотник может без больших затрат времени разглядеть зверька, а затем отстрелять его.
Некоторые собаки во время облаивания белки находятся под кроной или у самого комля дерева,
на котором затаился зверек. Лайка с такой манерой облаивания может не заметить ухода белки на
соседние деревья и упустить ее. Собака, облаивающая белку, должна находиться в нескольких метрах
от дерева и наблюдать за его кроной. При подходе охотника к месту облаивания собака обычно
переходит на противоположную сторону дерева. Подобное расположение лайки и охотника исключает
возможность незаметного перехода белки на другие деревья. Следует отметить, что как по нашим
наблюдениям, так и по мнению других опытных охотников лайка с отличным слухом не нуждается в
удобной позиции для наблюдения за зверьком [101]. Любое перемещение белки она улавливает на слух
и не упускает уходящего верхом зверька.
Если белка тронулась и пошла грядой, т.е. по вершинам деревьев, лайка должна внимательно
следить за ней и преследовать с лаем, передвигаясь либо сбоку от ее хода, либо забегая вперед и
останавливаясь точно возле тех деревьев, на которых западает зверек. Обычно белка проходит верхом
сравнительно небольшие расстояния, 30—60 м. Зверек, уходящий от опасности, прекрасно
ориентируется и всегда стремится быстрее добраться до больших деревьев с густой кроной откуда его
невозможно выпугнуть. Но иногда попадает такая прыткая белка, которая очень быстро бежит грядой
и проходит (с редкими остановками) до 500 — 600 м. У лайки, чтобы не потерять таких белок, должна
быть хорошая слежка, которая вырабатывается лишь в результате опыта, а также при хорошем чутье.
Собака не должна прекращать облаивания найденного зверька до тех пор, пока он не будет добыт
или лайка не будет отозвана хозяином. Необходимость отозвать собаку возникает в тех случаях, когда
охотник видит, что затраты времени и труда на добычу белки будут велики. Охотясь с молодой
собакой, нужно избегать таких действий и стремиться отстрелять зверька, не считаясь с потерей
времени. Иначе у собаки не вырабатывается хорошей вязкости.
Наиболее легкой и успешной охота на белку с лайкой бывает в светлохвойных насаждениях
(лиственничниках и сосняках) со средней или высокой численностью белки. В таких угодиях охотник
легко обнаруживает зверьков, облаянных собакой, и не затрачивает на их отстрел много времени.
В старых, густых ельниках, пихтарниках и кедровниках белку добывать трудно. Часто облаянный
лайкой зверек стремится затаиться среди ветвей и хвои, где его очень трудно, а иногда и невозможно
разглядеть. В этом случае охотник применяет различные приемы, чтобы заставить зверька
пошевелиться и тем обнаружить себя. Если охотник охотится с малокалиберной винтовкой, то он
обычно стреляет пулькой в ствол дерева вблизи предполагаемого места нахождения белки и
внимательно смотрит за кроной дерева. Нередко одного такого выстрела бывает достаточно, чтобы
охотник обнаружил слегка шевельнувшуюся белку и затем отстрелял ее. При невозможности
применить такой способ (из-за отсутствия пулевого оружия) или если он не помогает, чтобы выпугнуть
белку, охотник подходит к дереву, стесывает топором небольшой участок коры и сильно бьет по затесу
обухом. Применяется и другой прием. Вырубив жердь длиной 3—4 м (колот), охотник приставляет ее к
дереву, а затем, отведя верхний конец, сильно бьет по стволу так, чтобы дерево содрогнулось до самой
вершины. Все это делается для того, чтобы заставить белку перескочить в другое место, где увидеть ее
будет легче. Однако пользуясь таким способом, охотнику не всегда удается заметить
переместившегося зверька, так как в момент удара по стволу он находится прямо под деревом.
Поэтому зимой, когда белка сильно затаивается, лучше охотиться вдвоем. Найденную собакой белку
один охотник выпугивает ударами топора или колота, а другой, со стороны наблюдающий за кроной,
всегда увидит не только прыжок на соседнее дерево, но и малозаметное движение потревоженного
зверька.
При охоте вдвоем лучше использовать одну лайку. Охота с парой лаек, особенно молодых,
нежелательна, поскольку одна из них станет подваливать к лучше работающей и в дальнейшем может
потерять самостоятельность в работе. Кроме того, каждая собака стремится первой завладеть
отстрелянным зверьком, нередко вырывая его друг у друга и портя шкурку.
Промысел белки — не отдых, а тяжелый труд. Поэтому охотник должен беречь свою собаку во
время промысла и обеспечить ей хороший отдых в перерывах между работой. Не нужно, в частности,
охотиться в дни, когда есть «чир», или тонкая корочка льда, на поверхности снега, образовавшаяся в
результате оттепели. При работе по «чиру» лайка быстро обдирает ноги и надолго выходит из строя.
«Чир» же держится всего несколько дней.
Во время промысла лайка тратит много сил, на восстановление которых требуется прежде всего
хорошее питание. Кормят их в это время 2 раза в сутки обычно жидкой кашицей, сваренной из овсянки
или муки грубого помола, которую варят вместе с тушками белок. Для собаки среднего размера
вечерняя дача корма состоит из кашицы и двух-трех белок. Утром, чтобы у собаки не был излишне
полный желудок, дают одну-две белки и немного жидкой болтушки, чтобы собака не хватала снег.
Некоторые охотники не впускают своих собак на ночь в зимовье, оставляя их под открытым
небом, и лайки спят иногда на снегу. В морозное время при отдыхе под открытым небом и особенно
при недостаточном питании, собака не может хорошо восстанавливать свои силы, работоспособность
ее резко снижается. Нет ничего страшного, если она переночует под нарами в зимовье. Хороший отдых
сторицей окупится во. время работы. Если же охотник не желает впускать в зимовье собаку, то ей
необходимо построить будку или шалаш из жердей и ветвей, хорошо утеплив его снаружи и положив
внутрь побольше сухой травы.
Некоторые охотники-спортсмены считают охоту на белку неинтересной и даже примитивной. Но
кто значительное время охотился с лайкой, тот знает, насколько увлекательна эта охота.
Предзимье — чудесная пора в лесу. Гулкая тишина леса и чистый, прохладный воздух создают
особое настроение. Ранним утром вы вместе с шустрым четвероногим другом, задорно закрутившим в
бублик хвост, направляетесь в ближний хвойный массив. Лес ближе и ближе. Ваша лайка уже
скрылась в нем. Входите и вы под своды крон елей и сосен и, не торопясь, идете по лесной дороге,
чутко слушая, не раздастся ли голос собаки. Проходит некоторое время и впереди на дорогу выбегает
ваш друг, останавливается, смотрит на вас, а затем вдруг весь настораживается и почти тотчас
срывается с места и галопом несется в чащу леса. Через несколько секунд слышится его звонкий,
азартный лай. Что-то дрогнуло у вас в груди, и вы, ускоряя шаг и стараясь не шуметь, спешите к месту
облаивания.
Наконец в просвете между стволами деревьев видна собака, лающая на не очень высокую ель.
Осторожно подходите к лайке, и она сразу перебегает на противоположную сторону. Где же белка?
Внимательно осматриваете вершину ели, особенно возле ствола. Нет, там ничего не видно. Но вот
слегка качнулась ветка. Да, зверек лежит, распластавшись на ветке и, кажется, готовится перебежать в
более укромное место. Торопясь, вскидываете ружье и стреляете. Промах. Дробинкой надломило ветку
и белка, сорвавшись с нее, падает на землю. К месту падения ее ринулась и собака, но зверек оказался
проворней и успел заскочить на ближайшее дерево, взобрался выше, а затем пошел верхом,
перепрыгивая с дерева на дерево. А собака в это время, заливаясь азартным лаем, бежит рядом, иногда
картинно поднимаясь на задние ноги, чтобы лучше проследить уходящего грядой зверька. Упавшее
дерево, преградившее ей путь, обегать некогда. Как подброшенная пружиной, лайка перелетает через
него. Наконец зверек остановился и затаился, прижавшись к стволу дерева, но вы точно заметили это
место. Вновь звучит выстрел и упавшего зверька схватывает собака. Резкий окрик «нельзя» заставляет
ее сразу же бросить пушистый трофей.
Эти мгновенья, мгновенья работы собаки, незабываемы для охотника. Хотя в работе лайки по
белке есть определенный стереотип (т. е. повторяемые от раза к разу поиск, нахождение зверька,
облаивание, слежка, схватывание отстрелянной белки и т. п.), в каждом конкретном случае всегда
имеются свои оттенки и особенности, как поведения собаки, так и процесса добычи. Именно это
разнообразие придает белковью привлекательность и интерес. Именно за это многие тысячи
охотников-любителей любят охоту на белку с лайкой и проводят на этой охоте не только свои
выходные дни, но и трудовой отпуск.

Охота на боровую дичь
Работа лайки по боровой дичи имеет много общего с работой по белке. Собака должна разыскать
птицу и, подняв ее на крыло, точно облаивать то дерево, на которое она села. Переместившуюся птицу
лайка преследует молча, и если та скрывается из виду, собака, пользуясь слухом, повторно находит
птицу по посадке, да и то лишь в том случае, если она перелетела не далее 200—300 м.
Для успешной работы по боровой дичи нужна не обязательно рослая, но крепкая, выносливая
собака с широким поиском и хорошим слухом. Среди всех пород лаек встречаются собаки хорошо
работающие по боровой дичи, но особенно отличаются карело-финские, финские и норботтенские
лайки, большинство из которых обладают исключительно хорошим слухом и аккуратной манерой
облаивания.
Из боровой дичи с лайкой охотятся на глухаря и тетерева. Рябчик не выдерживает облаивания,
поэтому охота на него не бывает успешной. Собаку, облаивающую рябчиков, нужно отучать от этого.
На тетерева охотиться с лайкой можно лишь летом и ранней осенью до листопада. Позднее тетерев, как
и рябчик, не выдерживает облаивания собаки.
Нахаживание лайки по боровой дичи несложно. Перед открытием летне-осеннего сезона охоты
желательно, чтобы охотник нашел места, где размещаются хорошие и непуганые выводки тетеревов
или глухарей. Они в это время держатся в лесу возле полян и вырубок, покрытых пнями, ягодниками и
кое-где заросших кустарниками. Тетеревиные выводки держатся также по опушкам возле полей и
лугов.
С открытием сезона охотник вместе с лайкой отправляется в разведанные места рано утром, еще
по росе, когда выводки находятся на кормежке. Причуяв наброды кормящихся птиц, молодая собака
принимается усиленно искать и в конце концов натыкается на выводок, который с шумом взлетает и
обычно рассаживается на ближайших деревьях, а возбужденная собака начинает облаивать одну из
птиц. Необходимо не упустить этот момент и обязательно, хорошо выцелив, отстрелять облаянную
птицу. У собаки нужно сразу же отобрать упавшую птицу, строго пресекая попытки трепать ее и
выщипывать перья. После того как первый трофей окажется в руках охотника, птицу следует еще раз
дать обнюхать собаке и похвалить ее. Натаску можно считать оконченной после двух-трех успешно
отстрелянных из-под собаки птиц.
При натаске, а также при охоте с лайкой по выводкам охотнику необходимо помнить, что
поднятые собакой молодые тетерева и глухари, взлетев на дерево, сидят молча. Матки (тетерки и
глухарки) обычно квохчут, поэтому нередко лайка облаивает их в первую очередь. Охотник должен
беречь маток и не стрелять их. Выводок без матки может быстро погибнуть от различных врагов.
Охота по выводкам с лайкой бывает добычливой, но малоинтересной, так как подход на выстрел к
молодой, неопытной еще птице не представляет большого труда.
Примерно с середины сентября тетерева становятся довольно осторожными, и к ним редко
удается подойти на расстояние верного выстрела. Глухари лучше выдерживают облаивание, и охота на
них продолжается всю осень и в начале зимы, до выпадения глубокого снега.
Летом и ранней осенью глухарей разыскивают по утрам и перед вечером на ягодниках, на старых
осинниках и лиственничниках, куда они вылетают полакомиться листьями осины и хвоей
лиственницы, прихваченной первыми заморозками. Поздней осенью птиц разыскивают на лесных
дорогах по сосновым борам и на галечниках, по отмелям рек, где они заглатывают мелкие камушки.
Зимой глухари преимущественно держатся в сосновых борах.
Осенний глухарь, поднятый собакой с земли, часто садится на дерево поблизости. Хорошо
работающая лайка должна облаивать его умеренно азартно, но ни в коем случае не опираться лапами
на дерево и не царапать кору когтями. В противном случае глухарь моментально улетает. При
аккуратном облаивании он может сидеть долго, с любопытством поглядывая вниз на собаку. Время от
времени самцы издают «крекающие» звуки, а самки нередко квохчут. Подходить к облаянному
глухарю надо осторожно, не производя шума и не наступая на сухие сучья. Прячась за деревьями,
следует подходить к птице с «хвоста» в те моменты, когда собака лает, и останавливаться во время
перерывов. Удача охоты во многом зависит от умения собаки отвлечь на себя внимание глухаря.
Нужно иметь в виду, что в современных условиях, когда количество охотников сильно
увеличилось, а многие угодья стали легкодоступными в связи с развитием транспорта, каждый
сознательный охотник должен понимать, что при охоте с лайкой нельзя добывать глухарей там, где их
мало. Лишь в отдаленных угодьях, где еще много глухаря и нет опасности его уничтожения, можно
охотиться на эту птицу.
Многие охотники-любители используют лаек для охоты на тетеревов «на подъеме». На такой
охоте от лайки требуется исключительное послушание и хороший контакт в работе с хозяином.
Самостоятельно работающая собака с широким поиском здесь непригодна, так как она может
разогнать всех птиц до подхода охотника к ним на расстояние выстрела. Во время охоты на тетеревов
«на подъеме» маршрут охотника проходит обычно по разреженному мелколесью или по поросшим
кустарниками полянам, примыкающим к хлебным полям. Лайка должна разыскивать птиц, удаляясь от
хозяина не далее чем на 30—35 м. Лайка, причуяв птицу в непосредственной близости от себя,
сбавляет скорость хода, слегка припадает к земле и как бы крадется к птице, а перед прыжком на нее
делает приостановку, едва уловимую глазом. Внимательно наблюдая за поиском собаки, охотник легко
замечает изменения в ее поведении и имеет достаточно времени, чтобы приготовиться и сделать
успешный выстрел по взлетевшей из-под собаки птице. Охота с лайкой на тетеревов «на подъеме» хотя
и не добычлива, но очень эмоциональна и доставляет много волнующих минут охотнику.
В южных районах нашей страны, на Кавказе, в Средней Азии и в Приамурье с лайкой охотятся на
фазанов, где на них разрешена охота. Лайка разыскивает фазана в густых зарослях кустарников,
выгоняет его из крепких мест и поднимает на крыло под выстрел охотника. Поднятый лайкой фазан,
пролетев некоторое расстояние, нередко садится на дерево, где собака облаивает его так же, как и
глухаря.
Лайка, хорошо работающая по боровой дичи,— собака для охотника-любителя. Охотник же
промысловик часто всеми способами старается отучить собаку от птицы и, если это не удается,
расстается с ней. Как-то в Тувинской автономной республике мы познакомились с одним
промысловиком, у которого была страстная лайка-глухарятница. Это была легкая, красивая молодая
сука. Владелец хвалил ее за старательность в работе, быстрый ход, неутомимость и веселый нрав. Она
неплохо искала белку, но если попадал ей глухарь, то прощай белковье. Владелец, подходя на лай
собаки и не ведая, что она работает по глухарю, обычно не соблюдал необходимой осторожности. При
подходе охотника птица слетала с дерева, а за нею срывалась собака, которая часто ухитрялась вновь
разыскать перелетевшего глухаря на соседней сопке. Так иногда бывало по 4—6 раз за день. Мы
просили охотника продать эту собаку, но он надеялся отучить ее работать по птице. Не отучил. Когда
мы приехали на следующее лето, этой прекрасной глухарятницы уже не было.

Охота на соболя и куницу
Лайке, с которой охотятся за соболем и куницей, не обязательно иметь хороший слух. Нам
довелось встречать старых собак, полностью утративших слух, но хорошо работавших по кунице и
соболю. Для успешной работы по этим хищникам лайке необходимо иметь хорошее обоняние, быть
крепкой, выносливой, вязкой к зверю и обладать звонким доносчивым голосом. Для соболятницы
большое значение имеет также рост. Рослая собака быстрее догоняет уходящего от погони зверька и
несколько продолжительнее по сравнению с мелкой используется на соболином промысле в период
углубления снежного покрова.
Для охоты на куницу хороши русско-европейские лайки. Восточносибирские и западносибирские
бывают лучшими соболятницами. Хорошо работать по кунице и соболю лайки начинают на третью
осень, но начинать приучать их к работе по этим видам нужно с 9—10 мес. Молодую лайку лучше
всего натаскивать в паре с опытной старой, когда образовался достаточной глубины снежный покров,
чтобы можно было «читать» по следам результаты работы собак. Опытная собака, найдя свежий след
зверька, начинает его преследовать. Куница и особенно соболь, услышав преследующую их собаку, не
затаиваются, а стремятся уйти от погони. Опытная лайка никогда не гонит соболя прямо по следу, а
всегда идет несколько в стороне от следа или даже по прямой и время от времени «режет след», т. е.
срезает петли и углы на ходу гонного зверя. Преследуемые соболь, и особенно куница, иногда
проходят часть пути верхом, по кронам деревьев. В таких случаях опытная собака либо разыскивает
путь хищника по посорке, либо делает проверочные круги и, вновь найдя след соскочившего на землю
зверька, продолжает преследование. Настигаемый зверёк, стремясь спастись, чаще всего укрывается в
дупле или густой кроне дерева. Загнав соболя или куницу в убежище, собака начинает облаивание
лишь после того, как сделает несколько проверочных кругов и убедится, что зверек никуда не ушел.
На первых порах молодая лайка будет лишь следовать за старой, иногда даже может мешать ей,
но этого не нужно бояться. Опытная собака не упустит зверька. Добыв зверька, охотник должен
притравить молодую собаку и похвалить ее. Большинство лаек очень злобны к соболю и кунице.
Молодая собака, неоднократно участвовавшая в преследовании и добывании этих хищников в паре со
старой, быстро получает необходимый опыт и на третью осень может хорошо работать
самостоятельно.
Молодые лайки по-разному начинают работать по соболю. Для одних достаточно раз-другой
присутствовать при добыче зверька, загнанного опытной собакой, чтобы они притравились и начали
вполне удовлетворительно работать по соболю. Другие же очень долго не обращают внимания на этого
хищника, хотя и натаскиваются с опытной лайкой-соболятницей.
Охотник А. Ф. Волкогонов из г. Кемерова, приобрел в питомнике ВНИИОЗ породных
западносибирских щенков для себя и своих товарищей. Он сообщил нам о том, как они принимались
работать: «Мой Соболь вырос рослым, крепким и подвижным. Я взял его на охоту в тайгу, когда ему
не было еще и года. Вместе с нами была 4-летняя сука Дымка, хорошо работавшая по соболю. Сезон
был не очень удачный. Рано выпал глубокий снег, мешавший работать собакам.
Первого соболя мы взяли так. Вдвоем с напарником, наткнувшись на свежий след соболя, стали
звать собак. Дымка не подошла, она в это время перехватила след выше и ушла по нему. Мы же с
Соболем стали тропить след. Конечно, он сбивался, затаптывал следы, и нам не раз приходилось
помогать ему находить их снова, направляя на них молодую собаку. Минут через 40 мы услышали
далекий лай Дымки. Соболь рванулся на лай и вскоре присоединился к суке. Дымка загнала зверька на
пихту. Мы не стали сразу отстреливать соболя, а решили притравить собак. Выстрелами и стуком
топора по стволу дерева начали перегонять соболя с дерева на дерево. Собаки азартно лаяли, но
хитрый зверек, улучив момент, спрыгнул с дерева и хотел уйти низом. Несмотря на довольно глубокий
снег, мой Соболь, бросившись в погоню, через 150—200 м загнал зверька вновь на дерево, где мы его и
отстреляли.
Вскоре Соболь самостоятельно, без помощи Дымки, загнал соболюшку в дуплистую валежину. А
к концу нашей охоты он в работе мало чем уступал опытной Дымке.
Сука, которую для товарища я взял из питомника вместе с Соболем, происходила от других
собак. Она тоже была на соболевке. Владелец натаскивал ее вместе с кобелем-соболятником. По
рассказу хозяина, сука в течение первого месяца не проявляла никакой активности, ходила за ним
следом. Владелец суки был в отчаянии, хотел даже застрелить ее и, конечно, ругал меня на чем свет
стоит за привоз такой собаки. Но настал конец и его огорчениям. Примерно через месяц после начала
охоты кобель загнал в дуплистую валежину, соболя (уже не первого в этом сезоне). Владелец, взяв за
шиворот суку, подтащил ее к отверстию дупла и начал тыкать ее туда носом. Сука преобразилась,
стала азартно облаивать соболя и с этого времени почти не уступала кобелю в преследовании и
добывании соболей».
При натаске молодой собаки не только в одиночку, но и в паре с опытной нужно выбирать
угодья, где не встречаются большие площади завалов леса и каменистых россыпей. В таких местах не
только натаска, но и охота часто бывает безрезультатной, так как соболь здесь легко уходит даже от
опытных собак. Если же настигнутый зверек скрывается в убежище среди завалов леса или в россыпях,
то добывать его там очень трудно, а иногда и невозможно. В районах, где соболя много, во время
промысла белки молодая собака сама нередко накоротке загоняет непуганых и неопытных молодых
зверьков. Потрепав отстрелянного охотником хищника, она в дальнейшем, найдя его след, пытается
гнать. Но, не имея опыта преследования, часто сбивается, затаптывает след и теряет его. Охотник
должен терпеливо помогать собаке выправлять след и стремиться добыть зверька.
При невысокой численности соболя и куницы нужно самому найти свежий след и тропить его до
убежища зверька, одновременно поощряя молодую лайку. Это очень трудоемкая работа, но ее
необходимо доводить до конца, чтобы собака могла увидеть результат и поняла, что от нее требуется.
Если у молодой лайки есть хорошие охотничьи задатки, она вскоре сама начнет разыскивать и гнать по
следу соболя или куницу. Однако мастерство, особенно умение «резать след», следить по посорке и
делать проверочные круги придут к ней значительно позже, чем при обучении с опытной лайкой.
Добыча соболей с лайкой ведется в основном в захламленной колодником тайге, где зверьки
держатся преимущественно по склонам гор, расположенных вдоль мелких горных ключей. В долинах
рек соболь встречается редко. На жировку он обычно выходит утром, перед рассветом, и вечером. В
поисках корма зверек тщательно исследует колодник, прикорневые пустоты и дупла деревьев. В годы
урожая брусники и голубики он охотно посещает ягодники не только поздней осенью, но и зимой. При
хороших кормовых условиях жировочный наслед его не превышает 5—6 км. Охота на соболя с
собакой наиболее результативна по белой тропе до образования глубокого снежного покрова. По
чернотропу .успешно разыскивать и преследовать зверька могут лишь опытные соболятницы.
Утром, перед выходом на охоту, лайку кормят немного, но сытно, давая сваренную мучную
болтушку и отваренные в ней одну-две тушки белки. Выходя на охоту за соболем, охотник, кроме
ружья, обязательно должен иметь хороший топор. Если до мест, где держатся соболи, добираться
далеко, собаку лучше вести на поводке, чтобы она не расходовала напрасно свои силы. Спустив с
поводка лайку, охотник продолжает свой путь и внимательно смотрит за следами собаки,
встречающимися на его пути. Поиск у соболятниц широкий, кольцевой или челночный. Собака время
от времени пересекает впереди охотника линию его маршрута, поэтому он знает, в какой стороне
находится его помощница.
Лайка, найдя свежий след, начинает распутывать наброды и затем гнать соболя. Нередко она
уходит по следу так далеко, что лая ее у настигнутого зверька охотник может долгое время не слышать.
Соболятница должна обладать большой вязкостью к зверю. Иногда собаке приходится облаивать
соболя несколько часов, пока не подойдет хозяин. Бывают случаи, когда лайки проводят всю ночь у
загнанных ими зверьков. Не встречая длительное время следов собаки и зная в какую сторону она
ушла, охотнику приходится разыскивать ее. Обнаружив, что лайка погнала соболя, он должен спешить
по гонному следу, пока не услышит голос собаки, облаивающей загнанного зверька.
Соболь часто укрывается в таких убежищах, где добывать его бывает очень трудно. Если зверек
укрылся в дупле валежины, то охотник плотно затыкает все отверстия рукавицами, шапкой или
другими подручными материалами, и начинает «пазить» — прорубать узкую щель сбоку ствола к
вершине, с тем чтобы постепенно добраться к соболю. Соболя, загнанного в тупик, стреляют в голову
небольшим зарядом или отлавливают живьем.
Часто соболь спасается в дупле дерева. В таких случаях дерево нужно сильно простучать
колотом. Иногда после стука зверек выскакивает из дупла наружу, и его можно отстрелять. Однако
нередко простукивание не помогает. Тогда вырубают тонкий шест, один конец которого расщепляют
посередине и в щель вставляют старую тряпку или комок ваты. Прорубив внизу ствола отверстие до
дупла, охотник зажигает тряпку и на шесте просовывает ее в дупло. Едкий дым от тлеющей тряпки
быстро выгоняет соболя наружу. Этим же способом зверька выгоняют из небольших каменистых
россыпей.
Очень трудно добывать соболя, затаившегося в густой кроне большого, в два-три обхвата кедра.
Хорошо, если у охотника имеется малокалиберная винтовка или комбинированное пуледробовое ружье
«Белка». Простреливая пульками предполагаемые места укрытия зверька, охотник в конце концов
попадает в него и тот падает на землю. Иногда, чтобы добыть соболя приходится выстреливать до
сотни малокалиберных патронов. Во время добывания зверька собака все время находится- настороже
и, если зверек соскочит с дерева или пойдет верхом, моментально начинает его преследовать.
Работа лайки по кунице не отличается от работы по соболю, если собака находит свежий след
куницы, жирующей днем. Однако куница преимущественно ночной хищник. На рассвете, когда
охотник появляется в лесу, большинство куниц находятся уже в убежище: осенью обычно в гайне
белки или в дупле, а зимой чаще под снегом в валежнике, в прикорневых пустотах или в дуплах
колодника. К своему убежищу зверек нередко подходит верхом. В связи с этим собака должна иметь
хорошее обоняние, чтобы причуять подзастывший, слабо пахнущий след и уметь преследовать куницу
не только по следу, но и по посорке—едва заметной цепочке мусора из хвоинок, кусочков коры,
лишайников и комочков кухты, упавших с ветвей при прыжках зверька с дерева на дерево. Сбившись
со следа лайка должна делать также проверочные круги, чтобы успешно продолжать преследование. В
годы урожая ягод рябины некоторые куницы редко спускаются на землю. Они подходят верхом и к
местам жировок, т. е. к плодоносящим рябинам, и таким же путем возвращаются в свои убежища.
Таких зверьков можно добывать лишь с опытной, чутьистой лайкой.
Куницу, укрывшуюся в беличьем гайне, выпугивают ударами топора или колота по стволу
дерева. Некоторые охотники стреляют в гайно, целясь чуть ниже его центра. Смертельно раненый
зверек выскакивает наружу и падает на землю. Иногда снаряд дроби минует куницу, и она, выскочив
из гнезда, так стремительно уходит грядой, что не всегда удается сделать по ней второй выстрел даже
из двуствольного ружья. Собака должна внимательно наблюдать и не просмотреть уходящего зверька.
Из дупел деревьев или колодин куницу добывают такими же способами, как и соболя.


Охота на мелких куньих
Горностаев, хорей, колонков и норок обычно добывают самоловами. В начале промыслового
сезона — по чернотропу и мелкому снегу — на этих зверьков можно успешно охотиться и с лайкой.
Например, в пойме Амура охотники с хорошей лайкой иногда добывают за день до шести-восьми
колонков. Для охоты на этих хищников наиболее подходит некрупная, но увертливая и злобная, не
боящаяся укусов собака с отличным зрением и быстрой реакцией. Для этой охоты нужно иметь легкий
острый топор, лопату с коротким черенком и небольшой обмет с мелкой ячеей.
Колонок, хорь и горностай предпочитают селиться по опушкам леса, перелескам, на
захламленных, зарастающих вырубках, в зарослях кустарников по долинам рек, по закрайкам, болот. В
сплошных массивах темнохвойных лесов они не встречаются. Норка держится по берегам мелких
лесных рек, поросших кустарниками и захламленных валежником. В этих местах их и следует искать.
Мелкие куньи ведут преимущественно сумеречный и ночной образ жизни. Охотиться на них
лучше утром и вечером, когда скорее можно встретить свежие следы. Лайка по следам находит норы и
гнезда, в которых укрываются зверьки. Мелкие куньи плохие бегуны, и собака быстро их настигает,
если застает на местах жировок. Спасаясь от преследования, они прячутся в груды валежин,
прикорневые пустоты, дупла. Колонок и горностай иногда взбираются на деревья, а норка чаще
пытается уйти в воду.
Настигнутого и спрятавшегося в убежище зверька лайка яростно облаивает, стремясь выкопать
его, если он укрылся в норе или под корнями пня. Охотник, помогая собаке, разрывает нору топором
или лопатой и стремится выгнать зверька при помощи щупа. Разрывая нору и разрубая корни топором,
нужно внимательно следить за тем, чтобы не нанести травму собаке, которая в азарте также пытается
раскопать нору и добраться до зверька.
Выгнанный из норы маленький, верткий хищник делает резкие броски и повороты из стороны в
сторону, пытаясь увернуться от собаки и укрыться в новом убежище. Лайка должна не прозевать его и,
умело схватив, придушить. Опытная лайка хватает верткого хищника за загривок и злобно трясет его,
не разжимая челюстей пока не задушит. Если молодая лайка хватает зверька поперек туловища, он,
извернувшись, может вцепиться в щеку или губу собаки. От неожиданной боли она нередко визжит,
трясет головой, и растерявшись, размыкает челюсти. Зверек же, пользуясь замешательством собаки,
иногда спасается в убежище, из которого его уже невозможно выгнать.
Охотиться на норку сложнее, чем на других мелких куньих. Гнезда норки находятся на берегах
водоемов, и при опасности она стремится спастись в воде. Многие охотники после того, как собака
найдет гнездо норки, внимательно осмотрев берега, устанавливают обмет перед выходами из норы.
После этого они начинают выгонять зверька из гнезда. Выскочивший зверек запутывается в сетке, если
его прежде не успеет схватить собака.
Некоторые лайки преследуют норку в воде и даже ныряют за ней, ловят под водой и выносят на
берег. С такой собакой можно охотиться и без обмета.
Следует учитывать, что охота на мелких куньих с лайкой безуспешна в местах с каменистыми
россыпями, обилием колодника, большими грудами плавника по берегам рек и заломами на них. В
таких местах затаившийся зверек недоступен ни собаке, ни охотнику.

Охота на барсука
Барсук широко распространен в европейской части СССР, южных районах Сибири и Дальнего
Востока. Численность его, однако, почти повсеместно невысокая. Он селится в разнообразных лесах,
где есть хорошие условия для норения. Норы его чаще встречаются по склонам оврагов, заросших
лесом или кустарниками. Нора, которую зверьки занимали в течение долгих лет, имеет сложное
строение, в ней много ходов и отнорков.
Барсук — довольно крупный и сильный зверь. Средний вес его бывает около 16 кг, осенью
отдельные крупные самцы, нагулявшие жир, весят 30—35 кг. Приземистый, вооруженный крепкими
челюстями, мускулистыми лапами с длинными когтями и обладающий большой силой, этот зверь
является грозным и опасным противником для собаки. Для охоты на него нужна крепкая, сильная,
смелая и злобная лайка.
Светлое время дня барсук проводит в норе или у входа в нее и лишь с наступлением темноты
выходит на кормежку. Возвращается к своей норе он также затемно или на рассвете.
Лайка может найти жилую нору барсука днем, начать облаивать и, если позволит рост,
постарается проникнуть в нору и вступить в схватку со зверем. Но из-за сравнительно узких ходов
лайке в норе работать очень трудно. Она -тратит много сил, раскапывая и расширяя нору, а при
схватках с барсуком у нее не бывает пространства для маневра, из-за чего собака часто оказывается
сильно искусанной. Лайке обычно не удается ни выгнать зверя из норы, ни вытащить его наверх,
поэтому в прошлые годы, чтобы добыть барсука, охотники раскапывали норы. В настоящее время
правилами охоты раскопка нор запрещена. Охотник должен знать, что раскопанные норы барсук
больше не заселяет, а подходящих мест для их устройства бывает немного. Раскопки нор приводят к
быстрому уменьшению численности барсука, поэтому норы нужно беречь и не добывать в них зверей,
а если собака найдет жилую нору, ее следует отозвать.
Охотиться на барсука с лайкой можно следующим образом. Изучив местонахождение и
расположение барсучьих нор, охотник отправляется к ним лунной ночью после полуночи или перед
рассветом. Лайку нужно вести на поводке, не позволяя ей скулить и тем более лаять. Тщательно
заткнув все выходы из норы, охотник спускает собаку с поводка. Барсук не уходит слишком далеко от
своего жилища и собака, напав на свежий след, быстро догоняет его, начинает облаивать и
останавливать хватками. Редкая лайка может длительное время держать на месте этого сильного зверя.
Барсук, защищаясь, нападает на собаку, нанося ей серьезные раны. Охотник должен спешить на лай,
чтобы не ушел зверь. При появлении хозяина собака бросается в схватку с барсуком и в это время
можно видеть лишь клубок, сцепившихся друг с другом и катающихся по земле животных. Во время
таких схваток охотник должен быть осторожным и не торопиться стрелять, иначе можно убить или
покалечить собаку. Лучше оглушить барсука ударом крепкой палки по мочке носа, а затем заколоть
охотничьим ножом.

Охота на енотовидную собаку
Енотовидную собаку называют обычно уссурийским енотом, а чаще просто енотом. Эти названия
прочно вошли в обиход и укоренились в пушном промысле. Название енот этот зверек получил из-за
внешнего сходства с ентом-полоскуном, или настоящим енотом, который относится к другому
семейству. Родина уссурийского енота — Приморье и Приамурье, где этот зверек заселяет низменные
лесистые места с обилием озер и рек, а также разреженные леса и кустарники, произрастающие по
долинам рек. Он успешно акклиматизирован во многих областях европейской части СССР.
Уссурийский енот весит от 4 до 8 кг. Осенью он сильно жиреет и с ноября по март впадает в
зимний сон, но во время оттепелей выходит из убежища и бродит в поисках пищи. Свои гнезда и
убежища зверек устраивает в заброшенных норах лисицы или барсука, под выворотами корней, в
прикорневых дуплах, под буреломом, иногда в стогах сена или соломы. Уссурийский енот деятелен в
основном ночью и в сумерки. В это время он разыскивает и поедает лягушек, различных моллюсков,
насекомых, мелких грызунов, яйца птиц, плоды растений. Его можно встретить и днем, особенно в
местах, где зверьков не беспокоят.
Для охоты на уссурийского енота можно использовать любую притравленную по нему лайку.
Особой натаски по еноту не требуется. В большинстве случаев собака, обладающая охотничьим
инстинктом, однажды столкнувшись с енотом, в дальнейшем начинает преследовать его
самостоятельно.
Во время охоты с лайкой приходится обыскивать угодья, примыкающие к берегам озер, рек и
ручьев, по закрайкам болот, где обычно держатся еноты. Уссурийский енот бегает очень медленно.
Лайка, напав на свежий след, быстро нагоняет зверька и, если он не успевает спрятаться в норе,
задерживает его до прихода охотника. Пойманный енот прижимается к земле, редко оказывая
сопротивление собаке. Часто зверек притворяется мертвым и лежит, не двигаясь, даже после того,
когда от него оттащена собака. Задержанного лайкой енота либо приканчивают ударом дубинки по
темени, либо берут руками в толстых рукавицах и сажают в мешок. Некрупные, примерно до 50 см
высоты в холке, но злобные лайки нередко хорошо идут в нору и душат там зверька. Придушенного, не
сопротивляющегося зверя, хорошо обученная лайка вытаскивает из норы. Иногда в одной норе
добывают трех и более енотов.
В Якутии [75] и в некоторых других местах с лайкой добывают лисиц. Для такой охоты нужна
сильная, выносливая собака с быстрым ходом. Приучают к этой охоте лаек в возрасте 1,5—2 лет.
Первый раз молодую собаку нужно спускать с поводка, когда она увидит зверя. Хорошо, если его при
этом ранят. Лайка обладает более быстрым, чем лисица, бегом и на открытой местности скоро
настигает ее, сбивает с ног и затем душит. Когда лайка приобретет некоторый опыт, ее напускают на
свежий лисий след и приучают разыскивать лисицу по следу, а затем ловить ее.
С лайкой на лисицу охотятся по чернотропу и по снегу глубиной не более 40 см. Наиболее
успешной охота бывает при сравнительно неглубоком, рыхлом снеге.

Охота на енота-полоскуна
Родина енота-полоскуна Северная Америка. В нашей стране он успешно акклиматизирован на
Северном Кавказе, в Азербайджане и некоторых районах Средней Азии. Этот зверек обитает в старых
лиственных лесах, произрастающих вдоль рек. Питается он ягодами, яблоками, грецкими орехами,
мелкими грызунами, лягушками, насекомыми. Енот-полоскун имеет привычку полоскать в воде
пойманную добычу, прежде чем ее съесть. Свои гнезда зверек устраивает преимущественно в дуплах
деревьев, реже в норах и в различных укрытиях среди скал. Зимой он впадает в зимний сон, иногда во
время оттепелей выходит из своих убежищ на поиск корма. Енот-полоскун кормится только ночью,
передвигаясь в поисках пищи шагом по земле. При опасности он взбирается на деревья, по которым
свободно лазает, и затаивается.
Охота на енота-полоскуна с лайкой бывает наиболее результативной в темные, безлунные ночи
осенью, когда уже опадут листья. В темные ночи зверек более активен и менее осторожен, чем в
лунные. Охотник, кроме ружья, должен иметь два электрических фонаря: один карманный, для
освещения пути, по которому придется идти, второй с более сильными рефлектором и источниками
питания — для обнаружения затаившегося на дереве зверька. В поисках пищи — енот-полоскун
обычно бродит по тропинкам, что облегчает его поиск. Притравленная лайка быстро останавливает или
загоняет на дерево зверька. Если собака захватила его на земле, что определяется по шуму борьбы
между ними, рычанию и взвизгиванию, нужно спешить к месту схватки, иначе енот может уйти в воду
или в нору. При спокойном облаивании к дереву, на котором сидит зверек, можно подходить
неторопясь. Енот редко пытается бежать.
Охотник, подойдя к месту облаивания, включает фонарь с более мощным светом и начинает
тщательно осматривать дерево. Зверек нередко искусно затаивается в развилках ветвей и не реагирует
ни на лай собаки, ни на выстрелы. Затаившегося енота можно легко обнаружить по яркому блеску глаз,
отражающих свет фонаря. Отстреляв зверька, необходимо еще раз тщательно осмотреть дерево, так как
на одном дереве могут находиться два-три, а иногда и целое семейство енотов.
Заметим, что подобный способ охоты применяется также при добывании лесной куницы и диких
кошек в лиственных лесах Северного Кавказа. Облаянных собакой зверьков можно легко обнаружить
на дереве без листвы, освещая его сильным электрическим фонарем.
С хорошо обученной лайкой можно охотиться и днем, разыскивая дупла деревьев, в которых
укрываются еноты-полоскуны. Однако охотнику необходимо знать, что добыть енота в дупле можно
лишь в том случае, если дупло находится невысоко над землей и оно не глубокое. Из глубоких дупел
енота невозможно выгнать наружу ни выстукиванием, ни выкуриванием дымом. Рубить же дуплистые
деревья, чтобы добыть зверька, недопустимо. Уничтожение дуплистых деревьев приводит к
уменьшению необходимых для енота убежищ и гнездо-пригодных мест и, как следствие, к резкому
снижению численности зверька.

Охота на рысь
Лайки имеют врожденную неприязнь к кошкам, загоняют их на дерево, облаивают и при случае
душат. Рысь встречается редко, и добывают ее с лайкой случайно, когда собака находит след недавно
прошедшего зверя. Преследуемая рысь, особенно молодая, от злобной напористой лайки обычно
спасается на дереве. Однако одиночные молодые рыси встречаются редко. Обычно вместе с ними
бывает мать, которая активно защищает детей. Непросто загнать на дерево и одиночного старого самца
(вес которого может достигать 30—32 кг). Поэтому для успешной охоты за рысью лучше иметь не
одну, а двух сильных, смелых и вязких собак.
Рысь необходимо стрелять картечью наверняка. Упавшая на землю, раненная рысь отчаянно
защищается от собаки. Вооруженная длинными, острыми, как бритва, когтями, она может нанести
лайке страшные, долго не заживающие раны.

Охота на ондатру
Для добычи ондатры используют капканы, которые устанавливают в норах, кормовых и жилых
хатках этого зверька. Промысел ондатры в большинстве районов начинается перед ледоставом и
продолжается до марта. Зимой, когда водоемы покрыты льдом и толстым слоем снега, трудно находить
места, где можно установить самоловы.
Для розыска скрытых под снегом нор и кормовых площадок многие охотники центральных
областей, Западной Сибири и Якутии с успехом используют лаек. Обученная лайка, проходя вместе с
охотником вдоль берега водоема, разыскивает посещаемые ондатрой кормовые площадки и жилые
хатки. Причуяв запах зверька, она начинает в этом месте разрывать снег и иногда лает. Охотник
отзывает собаку, чтобы она не мешала, прорубает во льду лунку и устанавливает самолов-капкан или
металлическую морду. Прикрыв лунку прутьями, засыпав снегом и установив вешку, он вновь пускает
собаку в поиск.
Использование лаек на подледном промысле ондатры повышает производительность труда
охотника и способствует увеличению общего объема добычи ондатры.

Отлов бобров
Речной бобр, почти уничтоженный в дореволюционный период, благодаря усилиям работников
охотничьего хозяйства вновь стал важным промысловым видом. Во многих районах нашей страны этот
ценный пушной зверь сейчас не только обычен, но и многочислен. Однако добывать бобров нелегко. В
частности, довольно сложно находить жилые бобровые норы, в которых он селится по берегам рек и
озер чаще, чем в хатках. Большую помощь не только в нахождении нор бобра, но и в отлове зверя
может оказать специально обученная лайка.
Отлов бобров с помощью лайки производится следующим образом. Один из ловцов с ловушками
бесшумно плывет на лодке вниз по течению реки. Второй охотник вместе с лайкой идет по берегу.
Собака должна тщательно проверять прибрежную полосу шириной не более 20—25 м и не уходить от
охотника дальше 30 м. В крепких, заросших густой растительностью местах она должна искать на
более короткой дистанции. Причуяв или услышав бобра, лайка указывает его присутствие потяжкой,
вилянием хвоста и другими способами. По команде охотника она должна сесть или лечь. В это время,
чтобы не спугнуть бобра до установки ловушки, собака не должна лаять, рыть землю и т. п.
К месту, где лайка нашла бобра, осторожно подплывает лодка и второй охотник, нащупав веслом
ходы из бобровой норы, устанавливает в них ловушки. После установки ловушки
охотник, находящийся на берегу, дает команду лайке и та начинает азартно лаять и рыть землю
над лежкой бобра. Обычно этого бывает достаточно, чтобы зверь покинул убежище и, стремясь
быстрее уйти в воду, попал в ловушку. После отлова зверя собаке вновь дается команда «сидеть» или
«лежать», чтобы поставить ловушку на место прежней. Затем работа собаки повторяется до полного
отлова бобровой семьи. При повреждении собакой перекрытия убежища раскопанное отверстие
необходимо тщательно заделать дерном, чтобы нора могла быть использована другими бобрами.
Для отлова бобров лайка должна иметь безупречное послушание, понятливость, хорошее чутье,
безошибочную слежку за невидимым зверем по запаху и на слух, не бояться смело и настойчиво
преследовать бобра в норе.
Натаска лаек для работы по бобру длится в течение одного, иногда двух сезонов. При натаске
собаку водят сначала на поводке длиной б—8 м. Когда она, почуяв бобра, начинает рваться с поводка,
ее успокаивают, осторожно подводят к месту откуда исходит запах зверя и там усаживают, либо дают
команду «лежать». В конце натаски собака сама останавливается в нужном месте и ждет дальнейших
команд охотника. Азартные, непослушные лайки для отлова бобра непригодны.

Уничтожение волчьих выводков
Во многих районах нашей страны охотники с успехом применяют лаек для истребления волчат на
логовах. Для этой цели используют сильных и злобных собак с хорошим послушанием. Для
нахождения волчьих логовов и уничтожения волчат лаек используют с конца мая до середины августа.
Поиск волчьих логовов начинают со сбора сведений о предполагаемых местах их нахождения. У
местных жителей, в основном у лесников, охотников и других лиц, связанных с пребыванием в местах,
часто посещаемых волками, выясняют, где и в какое время видели волков, в каком направлении они
проходили, в каких местах находились выводки в прошлые годы и т. п.
Установив урочище, где предполагается размещение волчьего логова, охотник отправляется с
лайкой на поиски гнезда. Для этого нужно выходить утром, когда еще сохраняется роса. По росе
скорее можно отыскать свежий след одного из матерых волков, прошедших к логову. Лайка,
наткнувшись на след, приведет охотника прямо к гнезду. Волчат, разбежавшихся из логова, лайка,
спущенная с поводка, быстро находит и душит.
С конца июня подросшие волчата на утренних и вечерних зорях начинают подавать голос из
участка логова, откликаясь на зов родителей или на «вабу» — умелое подражание охотником голосу
взрослого волка. Пользуясь «вабой», или подвывкои, охотник легко и точно определяет место
расположения волчьего выводка.
Определив местонахождение выводка со взрослыми волчатами, охотник рано утром направляется
к логову вместе с собакой. Подойдя возможно ближе к месту расположения выводка, он делает
несколько выстрелов и спускает с поводка собаку. Матерые волки, заслышав выстрелы, покидают
логово, а молодые обычно разбегаются в разные стороны и затаиваются. Лайка должна быстро
находить их по следам. Молодые волки, несмотря на то, что бывают размером со среднюю лайку, в это
время еще слабы, трусливы и не оказывают особого сопротивления злобному натиску собаки. Для
уничтожения выводка со взрослыми волчатами лучше охотиться не с одной, а с двумя-тремя лайками.
Одна собака может не найти всех разбежавшихся от гнезда и затаившихся волчат.
Охота на лося
Для работы по лосю нужна рослая, крепкая, выносливая собака, обладающая хорошим чутьем,
широким поиском, быстрым ходом и звонким, доносчивым голосом. Охотник-любитель, прежде чем
приучать лайку к работе по лосю, должен подумать, следует ли это делать. Добывать лосей можно
только по разрешениям. Количество разрешений, выдаваемых на район или коллективу охотников,
чаще всего исчисляется единицами. С хорошо обученной лайкой-лосятницей почти невозможно будет
охотиться на пушных зверей и бобровую дичь в местах, где лоси обычны, так как собака, найдя след,
обязательно пойдет за крупным зверем. При отсутствии разрешения на отстрел, ее постоянно придется
отзывать, на что тратится много времени. Некоторые лайки, начав работать по лосю, вообще перестают
искать и облаивать мелких пушных зверей.
Работа лайки-лосятницы заключается в том, что она должна найти зверя и, умело облаяв его,
задержать до подхода охотника или, как говорят, поставить его. Если лось тронулся и стал уходить,
лайка молча преследует его стороной, а не сзади, стремясь забежать вперед и вновь остановить.
Лоси, поднятые собакой с лежки во время отдыха, сильно пугаются, уходят далеко и поставить их
очень трудно даже опытной собаке. Охотники подметили, что лоси не так сильно боятся, когда лайка
начинает их облаивать во время жировки, что бывает в утренние и вечерние часы. Наш опыт
подтверждает эти наблюдения.
Хорошая лайка-лосятница, найдя зверя, должна спокойно появиться перед ним в 20—25 м и
вначале негромко облаивать его издали. От собаки, бросающейся к лосю стремительно, да еще сзади,
зверь испуганно убегает. При спокойной манере облаивания издали лось прекращает кормиться,
внимательно смотрит за собакой и время от времени со злобой бросается на нее, стремясь затоптать и
ударить копытами. Лайка должна быть верткой и осмотрительной, чтобы вовремя увернуться от удара
копыт. Лось после броска вновь возвращается на прежнее место. Собака же начинает лаять более
энергично, осторожно подступая ближе и вызывая большую злобу зверя. Так продолжается до тех пор,
пока охотник не подойдет достаточно близко, чтобы произвести удачный выстрел. Лось плохо видит,
но обоняние и слух у него развиты хорошо. Поэтому при подходе к лосю, поставленному лайкой,
нужно соблюдать осторожность, не шуметь и двигаться против ветра.
Скандинавские охотники, ежегодно добывающие с лайками большое количество лосей, считают,
что животные разного возраста и пола не одинаково реагируют на облаивание [121]. Хуже всего под
лайкой стоят молодые лоси. Они боятся собаки и при ее приближении убегают. Для успешной охоты
на них нужна опытная собака, обладающая мастерством постановки зверя. Она должна спокойно, не
напористо облаивать животных, находясь на расстоянии 40—50 м. Молодые лоси не боятся такой
работы собак и не убегают. Трех-четырехлетние животные могут уходить при азартном облаивании, но
при этом передвигаются небыстро, с остановками. Лосихи с лосятами стоят хорошо, но если лосенок
испугается и побежит, матка следует за ним. Наиболее хорошо под лайкой стоят старые самцы,
которые не очень боятся облаивания, часто злятся на собак и, бросаясь на них, стремятся сбить и
затоптать. Голос у лайки должен быть грубоватым, но сильным, доносчивым. От собак с
пронзительным лаем лоси убегают чаще.
По нашим наблюдениям, лучше всего стоят под' лайкой самцы в период гона. Сохатые в это
время довольно свирепы и часто не только не убегают, а со злостью гоняют облаивающих их собак. По
сообщениям охотников, очень редко встречаются лайки, которые могут «мертво» ставить любого
ходового лося. Обычно это довольно крупные, сильные, прыгучие собаки с мощной хваткой.
Преследуя уходящего лося сбоку, они время от времени прыгают и делают сильную болевую хватку за
морду. После нескольких таких хваток лось останавливается и только обороняется. Зверь боится
тронуться с места, понимая, что моментально подвергнется жестокой атаке.
В северных районах Скандинавии, на границе лесной зоны и на так называемых фьельдах
(открытых возвышенностях, изредка поросших кустарниками и небольшими лиственными рощами),
лаек, спущенных с поводка, т. е. свободно бегающих, для охоты на лосей не применяют. Если собака
даже поставит лося, подойти по открытой местности к настороженному зверю невозможно. В таких
угодьях скандинавские охотники для розысков зверя используют лаек на поводке. Собака, найдя след,
ведет по нему охотника до тех пор пока своим поведением не покажет, что лось находится недалеко.
Охотник, тщательно осмотрев местность и обнаружив зверя, оставляет на месте собаку (охота обычно
ведется вдвоем и собака остается с напарником) и, используя ветер и укрытия в виде бугорков,
кустарников и отдельных деревьев, скрадывает зверя, подходя к нему на выстрел. Это наиболее
добычливый способ охоты на лосей для районов северной Скандинавии [121].
На лосей с лайкой охотятся по чернотропу и по мелкому снегу. Этот способ охоты прекращается,
когда углубленный снежный покров начинает ограничивать передвижение и маневр собаки. В таких
условиях лось может ее затоптать и убить копытами.
Похожа, хотя и не во всех деталях, работа лайки и по другим копытным: маралу, изюбру, кабарге,
горным козлам. Марал и изюбр пугливее лося и их трудно поставить собаке в равнинной местности.
Эти звери чаще стремятся спастись бегством, особенно там, где нет отстоев в виде каменных утесов
или столбов, на которые не может взобраться собака. В местах, где есть отстой, преследуемые лайкой
звери, особенно кабарга и козлы, сразу же устремляются на них и спокойно стоят там, в то время как
собака облаивает их до подхода охотника на верный выстрел.

Охота на кабана
Еще в 40-х годах на Кавказе, в Средней Азии и на Дальнем Востоке при охоте на кабанов
охотники обычно использовали стаи собак. Такой истребительный способ охоты, безусловно,
недопустим, хотя он и очень добычлив. В процессе такой охоты собаки уничтожают большое
количество молодняка, разгоняют выводки и табунки. Кроме того, разгоняемые собаками звери уходят
в не свойственные им места обитания, где мало кормов, и зимой при глубоких снегах нередко
погибают от истощения. Существующими правилами охота на кабана со стаями собак запрещена во
многих местах. На этого зверя разрешается охотиться с одной, реже с двумя собаками.
Для охоты на кабана лайке не обязательно иметь хорошее чутье, но она должна быть сильной,
злобной к зверю и верткой. Использование лаек при охоте на кабанов может быть различным. Чаще
всего собаку ведут на поводке до урочища, где держатся звери. Жирующие кабаны слышны издалека.
Спущенная с поводка лайка быстро находит их, начинает преследовать и, облаивая, стремится
хватками задержать одного из них до подхода охотника. Поросят, годовиков и некрупных маток
сильные собаки держат на месте, иногда даже давят. Что касается старых секачей, то для успешной
работы по ним нужна не только смелая и злобная, но и осторожная собака.
Остановленный секач вертится на месте, прижимается задом к толстому дереву, вывороту или
большому камню и внимательно смотрит за собакой. Часто он сам атакует настолько стремительно,
что даже опытные собаки нередко попадают под рубящий удар его страшных клыков. На этот случай у
охотника должна быть чистая игла с ниткой. Нитку и иглу дезинфицируют спиртом и держат в чистой
плотной бумаге. Имея при себе иглу с ниткой, охотник может быстро зашить собаке рану, которую
тоже обеззараживает. Подходить к облаянному кабану нужно быстро, но осторожно, без шума,
стараться не попасть в поле зрения зверя. Секач, заметив охотника, может стремительно броситься на
него, не обращая внимания на хватки собаки, или уйти далеко, пока вновь его не задержит лайка.
Охотник должен быть всегда готов к меткому выстрелу, чтобы остановить зверя.
Следует отметить, что лайки, в одиночку останавливающие болевыми хватками кабана, особенно
свирепого секача, все же довольно редки. Чаще приходится наблюдать как собака, разыскав зверя,
начинает его облаивать и преследовать, если он уходит. Кабаны обычно стремятся укрыться в куртине
густого кустарника или елового подседа. Лайки обычно не рискуют следовать за зверем в такие места,
так как в густых зарослях они лишаются пространства, необходимого для уклонения от стремительных
атак вепря. Поэтому в густых зарослях собака не атакует зверя, а лишь облаивает его на некотором
расстоянии. Охотник должен осторожно подойти к такому месту и, рассмотрев зверя, отстрелять его.
Этот способ охоты довольно добычлив, особенно в зимнее время. Таким образом успешно охотятся
даже с карело-финскими лайками, которые не отличаются большой силой.
Используют лаек также при охоте загоном. После того как расставлена цепь охотников на
номерах, загонщики вместе с собаками отправляются в массив леса, где находятся кабаны, и двигаются
в направлении цепи стрелков. Если лайки задерживают зверя внутри загона, загонщики страгивают его
и направляют на линию охотников. Охотник по лаю собак определяет передвижение кабана и
готовится к выстрелу. При быстром преследовании зверя лайки не отдают голоса, но охотник всегда
слышит сильный шум при движении кабана по лесу. Охотник, стреляя по кабану, должен быть
внимательным. На охотах загоном с собаками категорически запрещается стрелять вторым выстрелом
в угон, чтобы не убить или не поранить собаку.

Охота на медведя
Существуют два вида медвежьих охот, при которых используют лаек. При одном из них собаку
применяют для нахождения берлоги, а иногда для того, чтобы заставить зверя под-
няться и выйти из нее наружу, под выстрел охотника. При втором — лайку применяют по
ходовому медведю, чтобы она сильными хватками по чувствительному к боли месту сумела
остановить и задержать могучего хищника.
Требования к работе собак на этих охотах различны, в связи с чем различают настоящих лаек-
медвежатниц, или «бойцовых», и лаек-берложниц.
Лайки, хорошо работающие по ходовому медведю, встречаются крайне редко. Это, возможно,
объясняется тем, что и настоящих охотников на такого зверя немного. Хорошо лайки-медвежатницы
должны обладать большой смелостью и необычайной злобностью к зверю в сочетании с необходимой
осторожностью, ловкостью в движениях и увертливостью. Обычно это достаточно рослые, но не
слишком крупные, крепкие и сильные собаки с хорошо натренированной мускулатурой. Желательно,
чтобы у них были звонкие, далеко слышные голоса.
Приобрести взрослую лайку, хорошо зарекомендовавшую себя на медвежьих охотах,
практически невозможно. Так же не просто выбрать молодую собаку для охоты на медведя, правильно
воспитать и обучить ее. Не всякая смелая и физически крепкая лайка способна работать по этому
могучему зверю. Нередко злобные собаки, отважно и ловко работающие по многим видам зверей, в
том числе и по такому опасному для них, как кабан, пасуют перед медведем. Для хорошей
медвежатницы нужна смелость именно к медведю. Это качество можно проверить только на практике.
Не следует думать, что хорошие лайки-медвежатницы появляются случайно и у охотника нет
никакой возможности выбора и подготовки молодой собаки для охоты с нею на медведя. Наши
наблюдения позволяют утверждать, что существует ряд путей, использование которых позволяет с
определенной долей уверенности выбрать хорошего щенка и подготовить из него зверовую собаку.
Однако следует сразу оговориться, что реализация этих путей, к сожалению, не обеспечивает 100%-
ной возможности получения бойцовой лайки-медвежатницы.
Приобретая щенка и рассчитывая в дальнейшем подготовить его для охоты на медведя, охотник
прежде всего тщательно должен изучить родословную родителей, обратив особое внимание на рабочие
качества предков. Когда не только родители, но и их предки работали по ходовому медведю, можно
считать, что если не у всех, то по крайней мере у части щенков будут задатки в работе по этому
могучему зверю. Выбирая из такого помета щенка, в первую очередь смотрят насколько он крепок и,
главное, насколько ярко, проявляется у него активно оборонительная реакция. Если щенок труслив,
трудно надеяться, что из него выйдет хороший медвежатник. Лучше брать кобелька. Практика
показывает, что кобели смелее, злобнее к зверю и работают по медведю лучше, чем суки.
Выращивая и воспитывая щенка, необходимо приложить максимум усилий, чтобы у него
развивалась смелость, определенная самостоятельность, настойчивость, доверие и преданность к
хозяину. Во время тренировок очень важно, чтобы у молодой лайки вырабатывалась хорошая
прыгучесть и быстрая реакция.
Обучать собаку работать по медведю нужно в возрасте не ранее 1,5—2 лет, когда она наберет
полную силу. Наиболее надежный способ обучения — натаска вместе с опытной лайкой. При такой
натаске молодая собака, если у нее есть злоба к зверю, быстро поймет, что от нее требуется. После того
как она примет участие в добыче трех-четырех зверей и увидит результат охоты, ее можно
использовать самостоятельно.
В прежние годы, когда охотники-промысловики нередко отлавливали медведей капканами,
многие применяли следующий способ натаски. В местах, часто посещаемых медведем, в яму под
корнями толстого дерева закладывали приваду, перед которой устанавливали хорошо
замаскированный капкан весом 1,5—2 пуда, с привязанной к нему чуркой. Через 4—5 дней охотник
приходил сюда с собакой, ведя ее на поводке. Обычно медведь к этому времени попадал в капкан.
Убедившись, насколько сильно утомлен зверь и надежно ли его держит капкан, охотник спускал с
поводка собаку и начинал притравливать ее. При первом же броске лайки в сторону медведя охотник
стрелял пулей по тазу или пояснице зверя. Такой, с отбитым задом и с зажатой в капкан лапой, медведь
безопасен для лайки и охотника. После выстрела лайка обычно бросалась к зверю и начинала делать
хватки по заду. Охотник подходил ближе, все время притравливая собаку, и для большей безопасности
перебивал свободную лапу зверя. При этом он внимательно смотрел за тем, чтобы собака делала
хватки за зад. Как только охотник замечал, что хватки собаки становились слабыми, он сразу добивал
зверя. После притравки молодой лайки по двум-трем капканным медведям, натаска считалась
законченной.
В последние годы для выявления собак, пригодных к работе по медведю, в ряде мест проводят
притравку и испытания по подсадному медведю. Во время таких испытаний довольно хорошо
выявляется отношение лайки к медведю. Некоторые из них, трусливо облаивая зверя издали,
бросаются прочь при его движении в их сторону. Такие собаки быстро прекращают облаивание и
подходят к хозяину, как только он их позовет. Других с большим трудом удается отозвать, они азартно,
со злобой облаивают медведя и стремятся сделать сильную болевую хватку за гачи. Лишь из таких
собак может получиться настоящая медвежатница, хотя не каждая из них способна стать ею.
Сейчас не редкость встретить лайку с дипломами различных степеней, полученных на
испытаниях по подсадному медведю. Однако практика показывает, что далеко не все они работают по
ходовому зверю. Собака прекрасно понимает, с каким зверем она имеет дело. Того, кто прочно
привязан цепью к блоку, она будет яростно атаковать, а встретившись в лесу с ходовым зверем, может
не подать голоса.
По вольному, ходовому медведю с лайкой охотятся обычно осенью, по черной тропе, когда
травянистая растительность увянет и свалится на землю под тяжестью опавших листьев чернолесья
после осенних дождей, и ранней зимой, до залегания зверя в берлогу. Охотиться за этим хищником
трудно и опасно даже опытному охотнику. На такую охоту лучше отправляться вдвоем с надежным
товарищем. Осенью медведя ищут в местах жировок на ягодниках, в дубняках и кедровниках. Свежий
след ходового зверя лайка может взять утром и с овсов, куда медведь выходит кормиться с вечера.
Найдя и догнав зверя, хорошая медвежатница яростно нападает на него при малейшей возможности,
делая сильные болевые хватки за зад, за гачи, одновременно увертываясь от бросков зверя и его когтей.
Один из первых специалистов-охотоведов, опытный медвежатник Г. Сосновский утверждает, что
выдающиеся «бойцовые» лайки, делая хватку, не выдергивают шерсть из гачей, а наносят серьезную
рану. Он пишет: «... Я был свидетелем, как две хорошие хватки лайки остановили громадного медведя
в 25 пудов. Укусы собаки были столь сильны, что производили впечатление раны после выстрела
картечью» [94, с. 73]. Только такая собака способна заставить могучего хищника спасовать перед ней.
Стремясь обезопасить свой зад, медведь останавливается, прижавшись к вывороту, колодине или
толстому дереву. Иногда медведь, спасаясь от собак, влезает на дерево.
Остановленного медведя лайка облаивает с головы, не приближаясь к нему близко, и
внимательно следит за тем, чтобы он не ушел дальше. Лаек, которые в одиночку могут остановить
медведя и держать длительное время на месте, считанные единицы. Известный кинолог и охотник А.
Эмке писал: «... За все время моих охот по медведям и при условии, что я не жалел никаких денег за
хорошую злобную медвежатницу, я имел только две выдающиеся лайки, которые могли остановить
зверя в одиночку, при отсутствии охотника» [115, с. 26].
При работе лайки в одиночку и зверь и собака с напряжением следят друг за другом. Медведь
находится в более выгодной позиции, и малейший промах собаки может для нее оказаться роковым
при неожиданных и быстрых бросках разъяренного хищника. В связи с этим значительно лучше и
надежней охотиться с двумя-тремя сработавшимися лайками. В таких случаях одна из них, привлекая к
себе внимание медведя нападением с одной стороны, дает возможность другой сделать молниеносную
хватку, на которую зверь моментально реагирует, что позволяет первой собаке легче увернуться от
зверя.
Приближаться к медведю, остановленному лайками, нужно сзади, очень осторожно, без шума, с
учетом направления ветра (он должен быть от зверя). Охотник не должен полагаться на то, что
задержанный собаками медведь не кинется на него. Заметав или почуяв новую опасность, он может
броситься на охотника, не обращая внимания на собак. Броски медведя бывают неожиданными и
стремительными, поэтому охотник,' подходя к зверю, должен быть готов ко всяким неожиданностям,
уверен в себе и в своем ружье. Стрелять необходимо наверняка.
В летнее время охота на медведя с лайкой нередко оканчивается гибелью собаки. Задерживать
зверя на ходу и останавливать на месте хватками собаке мешает густая и высокая трава, скрывающая
пни и кочки. Лайка не всегда может увернуться от нападающего зверя и рискует попасть в его
когтистые лапы.
Злобных, смело атакующих медведя лаек не следует брать для охоты на берлогах. При глубоком
снежном покрове они часто погибают, не. успевая увернуться от медведя во время его броска. Для
нахождения берлоги и подъема из нее лучше использовать лайку с хорошим чутьем и умеренной
злобностью. Большая злоба к зверю и особая сила «берложнице» не нужна.
Поведение лаек на берлоге после обнаружения в ней зверя различно. Одни азартно и злобно лают,
а иногда и лезут в чело с целью выжить оттуда хозяина берлоги. Другие, наоборот, очень спокойно,
хотя и настойчиво, облаивают берлогу, не бросаясь в чело. Отозвать такую лайку от берлоги трудно.
Третья категория лаек, найдя берлогу и энергично облаяв ее, но не подходя близко к челу, быстро
возвращаются к хозяину, как бы приглашая туда и его. Такие лайки находят берлоги случайно и
ненадежны, как берложницы. Лучшей для розыска берлоги будет лайка, которая, не приближаясь к
челу, спокойно облаивает зверя.
Поиск берлоги можно начинать лишь после того, как медведь хорошо «облежиться», т.е. будет
находиться в берлоге длительное время. Только что залегший зверь при облаивании берлоги собакой
покидает убежище до подхода охотника и больше туда не возвращается. Охотник вместе с лайкой
тщательно обыскивает все места, где по его предположениям может залечь медведь. Лайка, найдя
берлогу, начинает облаивать ее. Охотник, если он опытен и уверен в себе, может один приступить к
добыче зверя. Подходить на лай собаки следует осторожно, держа ружье наизготовку. Нередко бывает,
что едва только охотник издали увидит облаивающую берлогу собаку, как зверь стремительно
выскакивает из берлоги и исчезает в зарослях.
Иногда не стремятся сразу убить зверя, а стараются организовать охоту позднее, коллективно, и
при надлежащей подготовке. Это можно осуществить в том случае, если собака не очень смелая и, не
подходя близко к челу берлоги, облаивает ее довольно спокойно и достаточно позывиста. В таких
случаях, хорошо заметив место, охотник, отойдя от берлоги подальше, отзывает собаку, берет ее на
поводок и уходит.
Довольно вязкие лайки-берложницы — плохие медвежатницы. Такие собаки иногда ставят своего
хозяина в опасное положение. Встретив медведя, они начинают его настойчиво облаивать. В
некоторых случаях зверь бросается за собакой, а она, как правило, ищет спасения возле ног владельца
и спешит к нему. Неожиданная встреча с разъяренным зверем может кончиться трагически для
охотника.

Охота на водоплавающую и болотную дичь
Для успешной охоты на уток нужна рослая, сильная и выносливая собака с хорошим обонянием и
слухом. Она должна не бояться воды, хорошо плавать, четко выполнять команды хозяина и
апортировать, т. е. подавать, брошенные предметы с воды и суши. Как бы хорошо ни была обучена
мелкая или слабосильная собака, ей очень трудно работать в густых зарослях полуводной и водной
растительности, где она быстро выбивается из сил и затем плетется сзади охотника.
Из всех применяемых на утиной охоте пород охотничьих собак, очевидно, лучше всех работают
западносибирские и восточносибирские лайки, имеющие крупный рост и богатый шерстный покров.
Они не боятся воды, способны разыскивать утку не только при помощи обоняния, но и по малейшему
шороху на слух. Среди русско-европейских лаек встречается также немало собак, хорошо работающих
по утке. Карело-финские лайки мелки, и большинство из них неохотно идет в воду, поэтому они мало
пригодны для использования на утиных охотах.
Работа лайки по утке заключается в том, чтобы она, подчиняясь командам хозяина и не отходя от
него далее 25—30 м, сумела найти дичь и поднять ее на крыло под выстрел охотника. Убитую утку или
подранка она должна достать из воды или разыскать в густой растительности и принести к хозяину.
Подача дичи в руки не обязательна. Важно обучить собаку брать с воды утку и выносить ее не на
ближайший, нередко противоположный от охотника берег, а на тот, где находится охотник.
К натаске лайки по утке можно приступать только после того, как она пройдет хорошую
домашнюю дрессировку и научится подавать заброшенные предметы с воды (и желательно также с
суши). В последние годы во многих обществах охотников для натаски молодых лаек используют
селезней подсадных уток. Этот метод позволяет натаскать молодую собаку за 2—3 дня в любой летний
месяц. Для такой натаски берут селезня, которому на одном крыле подрезают маховые перья, чтобы он
не улетел, не слишком быстро уплывал, но мог бы нырять. Затем этого селезня выпускают на берег
изолированного водоема с не слишком большим плесом и хорошо развитой прибрежной и водной
растительностью. Птице нужно дать возможность немного походить по берегу, чтобы остался след, на
который будет пущена лайка. Пущенная в поиск лайка, причуяв след, начнет разыскивать селезня, а
затем, увидев его, станет преследовать и стремиться поймать. Настигаемый селезень начинает нырять
или уходит в крепь, вызывая у собаки повышенный азарт. На первый раз 15—20 мин такой работы
вполне достаточно, чтобы собака поняла, что от нее требуется. После этого собаку нужно отозвать,
взять на поводок и дать ей успокоиться. Через 2—3 ч можно еще раз пустить лайку по подсадному
селезню. Однако не рекомендуется увлекаться такой натаской, так как отзыв собаки отрицательно
сказывается на ее настойчивости в преследовании и розыске птицы.
Там, где невозможно достать подсадных селезней, натаску приходится проводить в сезон летне-
осенней охоты, поскольку до открытия ее натаска по нелетному молодняку недопустима. Для натаски
лайки охотник должен максимально использовать первые дни охоты, когда утка еще не напугана,
изредка еще встречается нелетный молодняк и очень нередки подранки, которых не могли разыскать
охотники, охотящиеся без собак.
Во время настоящей охоты собаку учат тому, что она должна делать. Чтобы выработать у нее
нужный неширокий поиск, на первых порах нужно не лениться самому походить по густой водной
растительности, где собаке трудно передвигаться и она невольно сокращает ширину поиска. Хорошо,
если на первых порах обучения удается подранить утку таким образом, чтобы она упала на чистый
плес. Собака обычно сразу же устремляется к бьющейся на воде утке и, схватив, выносит ее на сушу.
Вынесенную утку полезно еще раз забросить недалеко от берега и вновь послать за ней собаку. Иногда
чисто битая утка падает в густую травянистую растительность. Нужно тщательно заметить это место и,
подозвав собаку, подойти туда и дать возможность ей самой найти дичь. Разыскав с помощью
владельца двух-трех уток, способная и послушная лайка быстро поймет, что ей надо делать, и станет
усердно работать самостоятельно.
С лайкой можно охотиться на уток не только с подхода, но и на вечерних перелетах. Для таких
охот нужна очень дисциплинированная собака. Она должна тихо сидеть возле хозяина и ни в коем
случае не вскакивать и не взвизгивать, когда услышит или увидит подлетающую дичь. Заслышав свист
крыльев, лайка настораживает уши и поворачивает голову в сторону подлетающих уток. В сумерках по
поведению собаки охотник успевает подготовиться к выстрелу до того как сам увидит появившуюся из
темноты дичь. После удачного выстрела необходимо сразу же послать лайку за упавшей дичью, чтобы
она смогла быстрее найти убитую утку или тем более подранка, который уплывает и крепко
затаивается. Применение лайки сильно сокращает время на поиски дичи, что имеет большое значение
на скоротечных охотах в вечерние зори.
Использование лаек на утиных охотах обеспечивает экономное и бережное отношение к дичи.
Только с собакой можно успешно выполнить норму отстрела, избежав при этом потери подранков.
Лайка почти всегда разыщет и достанет раненую или убитую птицу из густых травянистых зарослей,
где нередко не только подранка, но и убитую утку самому охотнику невозможно найти, или из крепей,
куда охотник не сможет пробраться. Необходимо помнить, что лайка, долго работавшая в воде, сильно
намокает, поэтому перед ночным отдыхом в холодное время ей необходимо обеспечить возможность
хорошо просохнуть. В противном случае собака может заболеть и погибнуть или стать малопригодной
для охоты.
С лайкой, обученной охоте на уток, можно успешно охотиться и на болотную дичь. Лайка хотя и
не делает стойки, как легавая собака, но по ее поведению во время поиска и кратковременной задержке
перед прыжком к месту причуянной дичи, охотник может подготовиться и удачным выстрелом свалить
взлетевшую птицу. Лайка никогда не пропустит дичь, которую стреляет охотник. Постепенно она
приучается хорошо искать и выполнять необходимые на такой охоте требования ее владельца.
Особенно хорошо с лайкой охотиться на коростелей и погонышей, которые обитают в густой траве и
поднимаются на крыло лишь тогда, когда их выгонит собака.
* * *

Заключение
Предлагая на суд читателей книгу о лайках, мы прекрасно понимаем, что рассказали об этих
замечательных собаках далеко не все. Так, очень мало рассказано о поведении лаек и не упомянуто об
их чувствах. А ведь они, как, впрочем, и другие собаки, радуются и тоскуют, любят, ненавидят и
ревнуют, проявляют чувство отвращения и т. п. Причем многие чувства у них нередко проявляются
настолько ярко и образно, что человек понимает их без труда. Но в одной книге написать обо всем, что
присуще лайкам, очевидно, невозможно. Да мы и не ставили перед собой такой задачи, а стремились
осветить лишь те вопросы, которые, как мы полагали, представляют наибольший интерес для
владельцев лаек.
Заканчивая книгу, нам хотелось бы заглянуть в будущее. Что ждет лаек и что необходимо
предпринять, чтобы эти собаки сохранили свои ценные свойства — неприхотливость, неуемную
охотничью страсть, самостоятельность и любознательность, ловкость и выносливость, а также другие
качества, свойственные этим «примитивным» породам?
Нет сомнений в том, что лайки еще долгие десятилетия будут просто необходимы для охоты на
пушных и копытных зверей в нашей стране, так как обширные пространства лесных угодий и
значительные ресурсы промысловых животных немыслимо осваивать без охотничьих лаек. В связи с
этим их владельцы должны уделять большее внимание совершенствованию породности и рабочих
качеств этих замечательных собак. И в этом направлении многое делают кинологические секции при
обществах охотников и кинологи. Они систематически организуют и проводят выставки, выводки и
полевые испытания, на которых ведется отбор лучших собак на племя. Совершенствуется
селекционно-племенная работа, в результате которой за последние годы во многих местах значительно
улучшился уровень породности лаек.
Но достаточно ли тех мер, которые осуществляются сегодня, для сохранения ценных свойств
лаек? Очевидно, нельзя не учитывать того, что в наше время лайка из заурядной деревенской
охотничьей собаки превратилась в жительницу города. Ведь действительностью является то, что
подавляющую часть поголовья чистопородных лаек содержат владельцы, проживающие в городах. И
практически лишь с ними ведется племенная работа. При городском содержании, особенно при
содержании в квартирах, у собак развиваются ослабляющие и изнеживающие качества, вызывающие
нежелательные изменения физиологических и конституциональных признаков. Слабое, неинтенсивное
использование городских лаек на практических охотах может привести к ухудшению их охотничьих
свойств. Слабые, незаметные изменения экстерьера, конституции и рабочих качеств, со временем
постепенно накапливаясь, могут превратить лайку из отличной универсальной охотничьей собаки, если
не в комнатно-декоративную, то в малопригодную для серьезной охоты. И тревожные сигналы о том,
что подобное может случиться, уже звучали.
Так, в Ленинграде, где работе с русско-европейскими и западносибирскими лайками уделяется
большое внимание, ценные качества этих собак, очевидно, не улучшались. Известный ленинградский
биолог и охотник-лайчатник И. Л. Туманов в статье «Все ли у нас благополучно с лайкой?» («Наша
охота», Лениздат, 1975) писал о ленинградских лайках: «К сожалению, значительная часть русско-
европейских лаек облегчена и субтильна, имеет слабый шерстный покров .. . Они скоро утомляются и
могут быть использованы только на кратковременных любительских охотах...» Что касается
западносибирских лаек, то, по мнению этого автора, былая слава их универсальности давно померкла.
И чтобы улучшить рабочие качества заводских пород он предлагает подумать о прилитии к ним крови
от хороших по фенотипу и рабочим качествам собак из промысловых районов.
Следует отметить также, что ленинградский очаг восточносибирских лаек появился в связи с тем,
что многих серьезных охотников не удовлетворяли имевшиеся русско-европейские и
западносибирские лайки заводского разведения. Они завозили из промысловых районов Восточной
Сибири местных лаек, не имевших родословных и не таких эффектных внешне по сравнению с
лайками заводских пород, но обладавших отличными рабочими качествами. И именно благодаря
высоким охотничьим свойствам эти лайки утвердились в Ленинграде и их стали разводить заводскими
методами.
Однако ни заводское разведение лаек, вывезенных из промысловых районов, ни прилитие крови
этих собак к заводским породам не решают проблемы сохранения ценных свойств лаек, если их
поголовье будет содержаться в городских условиях. Есть другой, более правильный, хотя и трудный
путь решения этой задачи. Как известно, охотники промысловых районов ежегодно приобретают
значительное количество щенков от породных лаек у заводчиков, проживающих в городах. В
промысловых районах идет более жесткий отбор лаек, чем в местах, где налажено их племенное
разведение. Здесь могут сохраняться лишь те собаки, которые действительно работают хорошо.
Посредственные работницы охотнику не нужны.
В промысловых районах действует и естественный отбор. Не каждая лайка, обладающая рядом
хороших охотничьих свойств (охотничьей страстью, чутьем и т. п. ) и полностью удовлетворяющая
городского охотника, способна выдержать суровые условия Сибири и Севера, находясь круглый год на
открытом воздухе, иногда при недостаточном питании. Но те собаки, которые сохранятся после
жесткого отбора требовательных охотников и суровых условий содержания, станут поистине золотым
племенным фондом. С ними необходимо вести такую же селекционно-племенную работу, которую
ведут кинологи в крупных городах, а детей этих собак или их внуков, отличных по экстерьеру и по
рабочим качествам, возвращать в город для использования в племенном деле. Очевидно, только такие
меры позволят сохранять в течение долгого времени все ценные свойства лаек, несмотря на городские
условия содержания большей части их поголовья.

Приложения
Приложение 1 Основные показатели роста и развития молодняка русско-европейских лаек (по
данным питомника ВНИИОЗ)

Вес, кг Высота в холке, см Обхват груди, см
Возраст, мес.
Средний Лимиты Средняя Лимиты Средний Лимиты
1 2,1/1,9 1,7—2,7/1,6—2,6 24/23 22—26/21—26 35/34 30—37/30—36
2 4,4/4,1 4,2—4,9/3,3—4,5 32/30 30—36/28—35 41/39 39—49/38—46
3 6,8/6,2 5,4—8,7/5,0—8,1 38/37 37—41/36—40 50/48 47—58/42—52
4 9,0/8,7 9,8—11,2/7,2—11,0 44/43 43—46/40—45 57/53 53—59/50—56
5 13,1/11,7 12,3—16,0/11,1 — 13,5 47/46 45—49/43—48 62/58 58—68/54—60
6 14,8/12,5 14,0—17,0/12,0—15,1 50/47 49—51/45—49 65/59 60—68/55—61
7 15,6/14,2 15,2—19,0/12,1 — 16,5 52/48 51—54/46—51 68/60 64—70/56—63
8 16,6/16,0 17,0—20,0/15,1—18,5 53/50 52—55/47—52 68/62 64—72/58—64
9 17,5/16,8 18,0—20,0/15,3—19,0 54/51 53—55/47—53 69/63 66—72/60—65
1-0 18,9/17,5 18,4—21,0/16,0—19,4 55/51 53—56/48—54 70/64 68—72/62—66
11 19,2/18,0 18,8—21,0/16,5—19,8 55/52 54—57/48—54 70/66 68—72/62—68
12 19,7/18,0 19,0—21,5/16,5—19,8 56/52 54—58/48—55 70/67 68—76/62—68
Примечание. Здесь и в приложениях 2 и 3: числитель — показатели для кобелей, знаменатель —
показатели для сук.

Приложение 2 Основные показатели роста и развития молодняка западносибирских лаек (по
данным питомника ВНИИОЗ)

Вес, кг Высота в холке, см Обхват груди, см
Возраст, мес.
Средний Лимиты Средняя Лимиты Средний Лимиты
1 2,25/2,05 1,72—3,00/1,56—2,90 29/25 27—30/23—27 38/34 36—40/32—38
2 5,50/4,50 4,00—5,7/3,8—5,1 37/34 36—38/32—38 48/44 43—49/40—48
3 8,70/7,50 7,00—10,4/6,00—8,3 43/40 42—47/39—42 53/48 49—56/43—49
4 11,4/10,0 8,9—13,0/8,0—12,2 48/46 49—51/41—48 59/55 55—60/52—57
5 15,2/13,2 13,1—16,8/12,2—15,5 53/50 51—55/48—52 64/58 60—68/55—61
6 16,2/15,3 15,3—18,5/14,5—17,0 56/53 55—58/51—56 67/61 63—69/57—63
7 17,0/16,2 17,9—19,8/15,3—18,0 58/54 56—59/52—57 69/63 65—71/59—66
8 18,9/17,0 18,2—20,6/17,7—19,5 59/55 57—60/54—57 71/66 66—73/61—67
9 19,9/19,0 19,0—21,0/18,3—20,5 60/55 58—61/54—58 73/66 68—74/62—67
10 20,0/19,5 19,5—21,5/18,8—20,5 60/56 58—61/55—58 73/67 68—74/63—68
11 20,8/19,5 20,5—21,5/19,0—20,5 60/56 59—62/55—58 73/68 69—75/64—69
12 21,2/19,5 21,0—22,0/19,0—21,0 61/57 59—63/55—59 73/68 69—75/64—69

Приложение 3
Основные показатели роста и развития молодняка карело-финских лаек (по данным питомника
ВНИИОЗ)

Вес, кг Высота в холке, см Обхват груди, см
Возраст, мес.
Средний Лимиты Средняя Лимиты Средний Лимиты
1 2,0/1,7 1,6—2,1/1,4—1,9 21/20 20—23/19—22 32/30 30—34/28—32
2 3,2/3,0 2,7—3,6/2,5—3,2 24/23 23—26/21—24 36/34 35—37/33—36
3 4,4/4,2 3,8—4,6/3,4—4,0 28/27 26—29/25—28 41/39 38—42/36—40
4 5,8/5,3 5,2—6,5/5,0—6,3 32/31 31—35/30—34 46/44 42—47/40—45
5 6,7/6,2 6,1—7,8/6,0—7,5 35/33 34—36/32—35 49/47 46—50/44—48
6 7,8/7,0 7,1—9,0/6,8—8,8 39/37 37—40/35—39 53/50 48—54/46—51
7 9,6/8,7 9,3—10,5/8,5—9,7 41/39 40—43/38—41 56/53 52—58/50—54
8 10,5/9,8 10,0—11,9/9,0—10,5 44/42 42—46/39—44 57/54 56—60/52—56
9 11,5/10,9 11,0—12,3/10,0—11,2 45/43 44—48/40—44 58/54 57—62/53—58
10 12,5/11,0 11,7—13,5/10,5—12,2 46/44 45—48/41—45 58/54 57—62/53—58
11 13,8/11,5 12,0—14,0/10,5—12,5 46/44 45—48/41—45 58/54 57—62/53—58
12 14,0/11,5 12,0—14,2/10,5—12,5 46/44 45—48/41—45 58/54 57—62/53—58
Примечание, При составлении приложения 3 использовались данные, полученные как от измерения
карело-финских лаек, так и от их помесей с финскими лайками.


Список литературы
1. Абрамов К. Г. Промысловая лайка Приамурья. Хабаровск, 1940. 40 с.
2. Аникеев И. И. Натаска легавой. М., Лесная промышленность, 1979. 80 с.
3. Антипин И. Ф. Зоотехния собаководства. Свердловск, 1937, 207 с.
4. Астраханцев В. И., Данилов Е. П., Дубницкий А. А. и др. Болезни собак/Под ред. С. Я.
Любашенко. М., Колос, 1978. 367 с.
5. Байков Н. А. Промысловые собаки Дальнего Востока.— Охотник, 1927, № 12, с. 21—23.
6. Белоглазое Г. Курцхаар и охота с ним в Дагестане. Махачкала, 1974. 113 с.
7. Беляев Д. К- Дестабилизирующий отбор как фактор изменчивости при доместикации
животных,—Природа, 1979, № 2, с. 36—46.
8. Бертон Р. Чувства животных. М., Мир, 1972. 197 с.
9. Благовещенский С. Карельская лайка.—Охотник, 1929, № 1, с. 29.
10. Богданов Е. А. Происхождение домашних животных. М., 1913. 405 с.
11. Боголюбский С. Н. Происхождение и преобразование домашних животных. М., Советская
наука, 1959. 593 с.
12. Борисенко Е. Я. Разведение сельскохозяйственных животных. М., Колос, 1967. 461 с.
13. Вахрушев И. И., Волков М. Г. Охотничьи лайки. М., Заготиздат, 1945. 127 с.
14. Витт В. О. К теории возрастного подбора животных. Сообщение 1. Влияние возраста
животных на наследственные свойства потомства.— Журнал общей биологии, 1949, т. 10, № 3, с.
161—179.
15. Витт В. О. Из истории русского коннозаводства. М., Сельхозгиз, 1952. 359 с.
16. Войлочников А. Т. О неправильных прикусах у собак.— Сб. Охотничье собаководство
СССР. Вып. 2. Киров, 1976, с. 398—470.
17. Войлочников А., Войлочникова С. Какая порода лаек лучше? — Охота и охотничье
хозяйство, 1972, № 10, с. 30—31.
18. Войлочников А. Т., Войлочникова С. Д. Лайки и охота с ними. М., Лесная промышленность,
1974. 151 с.
19. Войлочникова С. Д. О возрастной изменчивости плодовитости русско-европейских и
западносибирских лаек.— Материалы к научной конференции, посвященной 50-летию ВНИИОЗ. Ч. 1.
Киров, 1972. 144 с.
20. Гейц А. Экстерьер и рабочие качества лайки.— Охота и охотничье хозяйство, 1964, № 5, с.
36.
21. Гейц А. В. Восточносибирская лайка. Иркутск, 1968. 70 с.
22. Гейц А. О прикусах собак.— Охота и охотничье хозяйство, 1972, № 7, с. 23.
23. Гептнер В. Г., Наумов Н. П. и др. Млекопитающие Советского Союза. Т. 2. М., Высшая
школа, 1967. 999 с.
24. Терре В., Цимен Э. Пуво.—Природа, 1972, № 5, с. 95—100.
25. Гибет Л. А. Карело-финская лайка,— В кн.: Охотничье собаководство СССР. Киров, 1971, с.
57—66.
26. Глубев А. У пас в Конакове.—Охота и охотничье хозяйство, 1971.
№ 11, с. 26—27.
27. Грюнер С. А. Ездовые собаки Крайнего Севера Азии и Америки.— В кн.: Г. Мюллера.
Здоровая собака. Витебск, 1929, с. 203—218.
28. Гурский И. Г. Форма прикусов и стираемость зубов.— Вестник зоологии, 1970, № 4, с. 56—
60.
29. Дарвин Ч. Изменение животных и растений в домашнем состоянии. М.—Л., 1941. 619 с.
30. Демидов Г. Об испытаниях лаек.—Уральский охотник, 1926, № 11, с. 16.
31. Дмитриева-Сулима М. Лайка и охота с нею. СПб., 1911. 136 с.
32. Жегалов С. Б. Закономерности наследования пола у животных.— Успехи современной
биологии. Т. XXX, вып. 1 (4), 1950, с. 130—144.
33. Землянский Е. Одно из заблуждений кинологов.— Охота и охотничье хозяйство, 1965, № 5, с.
28.
34. Зубаровский. М. От Котласа до Архангельска.— Охота и природа, 1928, № 12, с. 19—20.
35. Зусман Н. С, Лепешкин В. И. Разведение кроликов. М., Колос, 1966. 220 с.
36. Иванов Е. Карело-финская лайка в Ленинграде заслуживает внимания.— Охота и охотничье
хозяйство, 1963, № 3, с. 30.
37. Иванов М. Ф. Избранные сочинения. Т. 2. М., 1957. 271 с.
38. Иванов Н. Проблема выставочных оценок.— Охота и охотничье хозяйство, 1975, № 8, с. 28—
29.
39. Ивантер Э. В. К вопросу о соотношении полов в потомстве голубых песцов.— Вопросы
экологии. Т. 6. М., Высшая школа. 1962, с. 64—65.
40. Израилевич И. Е. Разведение и выращивание собак.— В кн.: Служебная собака. М.,
Госсельхозиздат, 1952, с. 508—557.
41. Ильенко А. Об универсальности работы лаек.— Охота и охотничье хозяйство, 1979, № 8, с.
16—17.
42. Ильин Н. А. Генетика и разведение собак. М.— Л., Госсельхозиздат, 1932. 163 с.
43. Ильина Е. Д. Звероводство. М., Колос, 1975. 285 с.
44. Казанский В. И. Гончая и охота с ней. М., Лесная промышленность, 1973. 309 с.
45. Кокоулин И. О слухе лайки.— Охотник и рыбак Сибири, 1929, № 9, с. 45—46.
46. Комфорт А. Биология старения. М., Мир, 1967. 393 с.
47. Корытин С. А. Запахи в жизни зверей. М., Знание, 1978. 127 с.
48. Кравченко И. А. Разведение сельскохозяйственных животных. М., Колос, 1973. 483 с.
49. Красников А. С. Экстерьер лошади. М., Сельхозгиз, 1957. 351 с.
50. Красота В. Ф., Лобанов В. Т. Разведение сельскохозяйственных животных. М., Колос, 1976.
414 с.
51. Крестников Ф. Ф. Отчет о Свердловских местных и Уральских областных испытаниях лаек
на смелость и злобу по медведю 19 и 23 октября 1927 г.—Уральский охотник, 1927, № 12, с. 44—46.
52. Крестников Ф. Ф. Промысловые лайки Уральской области.— Уральский охотник, 1932, №
1—2, с. 19—29.
53. Крутовская Е. О. О волках и волчьих гибридах.— Охота и охотничье хозяйство, 1977, № 10,
с. 8—9.
54. Крушинский Л. В. Есть ли разум у животных? — Природа, 1968, № 8, с. 2—15.
55. Крушинский Л. В. Биологические основы рассудочной деятельности. М„ Изд-во МГУ, 1977.
269 с.
56. Крушинский Л. В., Флосс Д. А., Рылов В. В. Чутье собак и его роль в поиске по следу.—
Бюлл. МОИП. Отд. биологии. Т. 65(1), 1960, с. 127—134.
57. Кубанцев Б. С. Об изменчивости численного соотношения полов при размножении
млекопитающих в зависимости от их систематической принадлежности.— Ученые записки
Волгоградского гос. пед. ин-та им. А. С. Серафимовича, 1964, вып. 16, с. 85—89.
58. Ливеровский Ю. Лайки и охота с ними. М., КОИЗ, 1931. 67 с.
59. Лискун Е. Ф. Экстерьер сельскохозяйственных животных. М., Сельхозгиз, 1949. 311 с.
60. Лобачев С. Лайки Вятско-Ветлужского края.—Охотник, 1929, № 1, с. 29.
61. Лобачев С. В. К вопросу об изучении лайки.— Собаководство, 1929, № 4, с. 10—11.
62. Лоренц К. Человек находит друга. М., Мир., 1971. 163 с.
63. Мазовер А. П. Племенное дело в служебном собаководстве. М., изд. ДОСААФ, 1954. 184 с.
64. Мазовер А. П. Собаководство в сельском хозяйстве. М., Госсельхозиздат, 1956. 195 с.
65. Мазовер А. Зубы и возраст собаки.— Охота и охотничье хозяйство, 1969, № 10, с. 30—31.
66. Мазовер А. П. Охотничьи собаки. М., Лесная промышленность, 1979. 198 с.
67. Малори Ж. Загадочный Туле. М., Мысль, 1973. 300 с.
68. Мантейфель П. А. О гибридах динго с охотничьими собаками.— Охота и охотничье
хозяйство, 1957, № 10, с. 35.
69. Марсо Ж. Волк и собака.—Наука и жизнь, 1969, № 3, с. 138—144.
70. Меркурьева Е. О прикусах собак.— Охота и охотничье хозяйство, 1968, № 9, с. 24—26.
71. Мечников И. И. Этюды оптимизма. М., Наука, 1964. 339 с.
72. Мюллер Г. Здоровая собака (кинология). Витебск, 1929. 219 с.
73. Новиков Б. О промысловой собаке одного из районов Нижегородского края.— Охотник,
1931, № 7, с. 24.
74. Олейников Н. С. Влияние двойного покрытия самок нутрий на повышения их
плодовитости.— Каракулеводство и звероводство, 1955, № 1, с. 36—39.
75. Павлов Д. С лайкой за лисой.— Охота и охотничье хозяйство, 1959, № 12, с. 34—35.
76. Павлов М. П., Попов В. А., Войлочникова С. Д. Охотничье собаководство Кировской
области.— В сб.: Охотничье собаководство СССР, вып. 2. Киров, 1976, с. 85—129.
77. Пертола Юхо. Финская лайка.— Охота и охотничье хозяйство, 1976, № 12, с. 40—41.
78. Петри Б. Лайки на Иркутской выставке.— Охотник и рыбак Сибири, 1929, № 1, с. 52—54.
79. Платонов А. К вопросу о прикусах собак.— Охота и охотничье хозяйство, 1962, № 6, с. 37—
38.
80. Платонов А. В. Конституция и экстерьер собак.— В кн.; Охотничье собаководство., М.,
Колос, 1965, с. 9—40.
81. Попов В. Итоги нашей работы.— Охота, и охотничье хозяйство, 1978, № 10, с. 26—28.
82. Пупышев П. Ф. Северные промысловые собаки. М.— Л., КОИЗ, 1936. 126 с.
83. Романов С. И. Словарь ружейной охоты. СПб., 1877. 572 с.
84. Рябинин Б. Советы собаковода. Свердловск, 1953. 126 с.
85. Рябов В. Еще раз о марийской лайке.— Охота и охотничье хозяйство, 1963, № 10, с. 35.
86. Сабанеев Л. П. Волк —Природа, 1887, № 5, с. 227—331.
87. Сабанеев Л. П. Породы охотничьих собак. М., 1892. 109 'с.
88. Савельева А. Охотничье собаководство в Калининской области.— В кн.: Передовой опыт в
охотничье-рыболовном хозяйстве. Вып. 16. М., Россельхозиздат, 1979, с. 41—46.
89. Сахаров В. Итоги первой всесоюзной выставки собак.'— Охотник, 1928, № 6, с. 24—25.
90. Смирнов Н. А. Основы стандартизации собак и стандарт ездовых по сравнению с другими
лайками.— Труды Арктического института, 1936, т. 56, с. 101—177.
91. Соколов В. Е. Систематика млекопитающих. М., Высшая школа, 1979. 528 с.
92. Соколов И. И. Собаководство на севере СССР.— Труды НИИ полярного земледелия,
животноводства и промыслового хозяйства. Сер. Промысловое хозяйство, вып. 9. Л., изд.
Главсевморпути, 1939. 91 с.
93. Соловьев В. Гончие собаки. Саратов, 1957. 156 с.
94. Сосновский Г. На медведя. Свердловск, 1969. 98 с.
95. Старков И. Д. Физиология размножения и искусственное осеменение лисиц и песцов. М.—
Л., Внешторгиздат, 1937. 137 с.
96. Укроженко М. М. Разведение собак.— В кн.: Служебная собака, М., изд. ДОСААФ, 1970, с.
73—101.
97. Филатова С. Д. О поведении лаек при испытаниях по подсадному медведю.— В сб.:
Охотничье собаководство СССР. Киров, 1971, с. 126—132.
98. Фрейхен П., Соломонсен Ф. Когда уходят льды. М., Географгиз, 1963. 446 с.
99. Хатт Ф. Генетика животных. М., Колос, 1969, 445 с.
100. Хромов Б. М. и др. Анатомия собаки. Л., Наука, 1972. 229 с.
101. Худяков П. Наблюдая за работой лайки.— Охота и охотничье хозяйство, 1964, № 11, с. 25—
26.
102. Черкасов А. А. Записки охотника Восточной Сибири. СПб., 1867. 707 с.
. 103. Чернов А. Лайка в Коми АССР.— Охота и охотничье хозяйство, 1968, № 9, с. 21.
104. Швецов Н. О вогульской лайке в современном ее состоянии.— Уральский охотник, 1927, №
1—2, с. 28—33, 25—30.
105. Шендерей В. Вновь о слухе лайки.— Охотник и рыбак Сибири, 1930, № 2, с. 50.
106. Шерешевский Э. И. Натаска и нагонка охотничье-промысловых собак. М., Заготиздат, 1949.
74 с.
107. Шерешевский Э. И. Разведение охотничье-промысловых собак. М., Заготиздат, 1951. 84 с.
108. Шерешевский Э. И. Охотничье собаководство. М., Физкультура и спорт, 1957. 83 с.
109. Шерешевский Э. И. Лайки и охота с ними. Свердловск, 1965. 106 с. ПО. Шерешевский Э.
Еще раз о неправильных прикусах.—Охота и охотничье хозяйство, 1972, № 1, с. 32—33.
111. Ширинский-Шихматов А. Северные собаки.— Природа и охота, январь, 1896, кн. 1, с. 44—
54.
112. Ширинский-Шихматов А. Несколько слов о производстве испытаний лаек.— Уральский
охотник, 1926, № 9, с. 21—29.
113. Шныгин Б. Лайки республики Коми.— Охота и охотничье хозяйство, 1965, № 9, с. 24.
114. Щепкин М. Из наблюдений и дум заводчика. М., Сельхозгиз, 1947. 62 с.
115. Эмке А. Отрывки из охот с лайками на медведей.— Охотник, 1928, № 3, с. 25—27.
116. Юдина В., Юдин В. Прикус собак.— Охота и охотничье хозяйство, 1977, № 10, с. 26—27.
117. Berggraw Jan. Den norske elghund — var nasjonalracc— "Hunde-sport", 1971, N 1, s. 4—7, 16.
118. Campbells Ralf. Elghunden — fra steinalder til utstillinsalder — som jakthund i gammel tig.—
Hundesport, 1973, N 5, s. 154—157, 172.
119. Clausen Carl F. Lundehund og Lundefugl.—Hundesport, 1961, N 5, s. 91—94.
120. Craffts G. С. How to raise and train a Norvegian Elkhound. New Jersey, 1973, 64 p.
121. Damman Rolf. Elghunden og Elgjakten. Kragero, 1950. 164 s.
122. Demidoff L. B. How to raise and train a Siberian Husky. New York, 1964, 64 p.
123. Jahnsson В. О. Jamthundens ursprung finns hos sibirika laikan?— Jaktmarker och Fiskavatten,
1977, N 12, s. 54—57.
124. Radde G. Reisen in Suden von Ost-Siberien in den Jahren 1855— 1859. Band I. Die
Saugetierfauna. St.—Petersburg, 1862.
125. Little Clarence С The Inheritance of Coat Color in Dogs. New York, 1971. 194 p.
126. Stepansky Karel. Sluzebni a pracovni plemena psu. Praha, 1974. 296 str.
127. The Internatoinal Encyclopedia of Dogs. London, 1971. 489 p.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить