Авторизация

Поиск по сайту

Счётчик

01115345
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
73
341
892
897517
7399
20909

О лайках Войлочникова С.Д. ч1

А. Т. Войлочников, С. Д. Войлочникова
Охотничьи лайки
Оглавление


 


• От авторов
• Введение
• Происхождение лаек
• Лайки СССР
o Карело-финская лайка
o Русско-европейская лайка
o Западносибирская лайка
o Восточносибирская лайка
o Лайки промысловых районов
o Питомники лаек
• Лайки за границей
• Охотничьи свойства лаек
• Испытания лаек
• Экстерьер и конституция
o Экстерьер и стати лаек
o Конституция
• Выставки и выводки
• Комплексная оценка (бонитировка)
• Размножение лаек
o Биология размножения
o Плодовитость лаек
o Соотношение полов в пометах лаек
• Разведение лаек
o Генетика
o Отбор производителей
o Подбор
o Методы разведения
o Чистопородное, или чистое, разведение
o Межпородное скрещивание
o О гибридах
o Племенная работа
• Выбор, выращивание и содержание лаек
o Выбор охотничьей лайки
o Выращивание и воспитание щенка
o Содержание лаек
• Охота с лайкой
o Натаска лаек
o Охота на белку
o Охота на боровую дичь
o Охота на соболя и куницу
o Охота на мелких куньих
o Охота на барсука
o Охота на енотовидную собаку
o Охота на енота-полоскуна
o Охота на рысь
o Охота на ондатру
o Отлов бобров
o Уничтожение волчьих выводков
o Охота на лося
o Охота на кабана
o Охота на медведя
o Охота на водоплавающую и болотную
дичь
• Заключение
• Приложения
• Список литературы
От авторов
Предлагаемая книга «Охотничьи лайки» — итог многолетней работы авторов с этой группой
пород охотничьих собак. Мысль о ее написании возникла в результате общения с охотниками-
профессионалами и любителями, часто выражавшими пожелания об издании книги, в которой
возможно полнее были бы освещены вопросы, представляющие интерес для владельцев лаек и
кинологов. Эти пожелания объясняются не только увеличивающимся в последние годы интересом
охотников к лайкам, но и их стремлением как можно больше знать о своих четвероногих друзьях.
Книга написана с учетом новых научных данных, современного состояния отечественных пород
и проблем, стоящих перед охотниками и кинологами. В книге приводятся не только подробные
характеристики отечественных пород, но и краткие описания лаек, разводимых за границей.
Рассматриваются стати экстерьера, их значение, охотничьи свойства и элементы работы лаек. Впервые
публикуются материалы по биологии размножения собак этой породы.
При написании книги использованы многолетние личные наблюдения за лайками, а также
обширные фактические материалы, собранные более чем за 20-летний период в опытном питомнике
охотничьих собак Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и
звероводства (ВНИИОЗ).
Главы «Размножение лаек», «Разведение лаек» и «Выбор, выращивание и содержание лаек»
написаны С. Д. Войлочниковой, остальные главы — А. Т. Войлочниковым.
Авторы приносят искреннюю благодарность всем собаководам и кинологам, которые щедро
делились своим опытом и наблюдениями за лайками. Особую признательность авторы выражают
финскому кинологу Юхо Перттола за консультации, представленные фотографии и литературу.

Введение
С давних времен охота являлась основным занятием многих народов и племен, населявших
бескрайние пространства северных лесов. Незаменимыми помощниками охотников были северные
остроухие собаки, с которыми охотились на многие виды зверей и птиц. Этих собак в нашей стране
сравнительно недавно стали называть лайками, так как еще во второй половине XIX в. охотники
центральных районов России ничего не знали о породах лаек, выведенных народами Севера. Об этих
собаках нет упоминания даже в «Словаре ружейной охоты» С. И. Романова, изданном в 1877 г., хотя о
сеттерах и других зарубежных породах написано подробно. Очевидно, «интеллигентных охотников»
России не интересовали «мужицкие» собаки. Да и сельские охотники таежных районов, по-видимому,
не называли своих промысловых собак лайками. Для них это были просто собаки для охоты на белку,
на птицу или на крупного зверя. Видимо, по этой же причине замечательный охотник-натуралист А. А.
Черкасов [102], хорошо знавший охоту в Восточной Сибири, не называл лайками сибирских
охотничьих собак и не относил их к какой-нибудь породе. В своей прекрасной книге «Записки
охотника Восточной Сибири» он писал, что охотничьи сибирские собаки не составляют отдельной
породы среди обыкновенных дворовых собак: по виду и происхождению они совершенно одинаковы.
Лишь с конца прошлого столетия лайками, которых тогда еще нередко называли северными
собаками, стали интересоваться отдельные охотники и любители. С этого же времени началось их
изучение в нашей стране. Немало в этом направлении сделали известные кинологи того времени А.
Ширинский-Шихматов и М. Дмитриева-Сулима. Во многом благодаря их трудам за остроухими
собаками Севера утвердилось название лайки. Кинологи показали, что лайки — широко
распространенная и многочисленная группа охотничьих собак, выведенных народами Севера и
Сибири, что существует много разновидностей лаек, отличающихся не только внешними признаками,
но и другими особенностями. Отмечая выдающиеся охотничьи свойства лаек и предсказывая им
большое будущее, они с тревогой отмечали, что в ряде мест лайки начали исчезать, поэтому призывали
разводить этих собак и вести с ними племенную работу. Но в тех условиях эти призывы не могли
привести к существенным практическим результатам по разведению и совершенствованию пород лаек.
Интерес к этим собакам еще только зарождался. Большинство же охотников смотрели на лаек как на
беспородных дворняжек.
Только после Великой Октябрьской социалистической революции охотничья общественность и
ученые обратили серьезное внимание на лаек. Их начали разводить заводскими методами, появились
питомники лаек, были созданы новые породы, выросло их поголовье. В наше время среди многих
пород охотничьих собак, которых разводят и используют на охоте, лайкам по праву принадлежит
первое место. Они многочисленнее других пород, а их хозяйственное значение огромно. Особенно
велика роль лаек в охотничьем промысле таежных районов европейского-Севера, Сибири и Дальнего
Востока, где с помощью этих замечательных собак добывают пушных зверей, копытных, промысловых
птиц.
В прошлом, когда охотничий промысел являлся основой существования многих народов Севера и
Сибири, лайки ценились очень высоко. Иногда значение лаек оценивалось мерой благосостояния целой
семьи. В конце прошлого столетия, по свидетельству М. Дмитриевой-Сулимы [31], выдающиеся лайки
стоили очень дорого, цена за них достигала 400 р. По тем временам это были очень большие деньги.
Не утратили своего значения лайки и в настоящее время. Достаточно отметить, что в
большинстве таежных районов заготавливают от 70 до 100 % шкурок белки, от 50 до 98 % шкурок
соболей и многих других пушных зверьков, добытых с помощью этих собак.
Исчезновение в большинстве промысловых районов самоловных способов добычи белки,
наличие огромного числа охотников-любителей и, главное, возможность использования лаек для
самых разнообразных охот обусловили их широкое распространение и большой спрос на них.
Действительно, по широте использования при добыче диких животных лайки не имеют себе равных и,
как никакая другая порода охотничьих собак, они приспособлены для охоты на многие виды
промысловых зверей и птиц. С открытием летней охоты по перу лайки разыскивают и выпугивают под
выстрел тетеревов и уток, затаившихся в зарослях травы и кустарников; вытаскивают из воды и
подносят хозяину сбитую дичь; облаивают глухарей, взлетевших на деревья, давая возможность
подойти на выстрел. Осенью и зимой они разыскивают на деревьях и облаивают белок и куниц;
преследуют и загоняют в убежища соболей и колонков, звонким лаем указывая их местонахождение;
разыскивают жилые норы и вытаскивают из них енотовидных собак; останавливают лося и кабана, а
иногда и грозного медведя. В связи с этим не случайно лаек считают наиболее универсальными
охотничьими собаками.
У лаек есть и еще ряд ценных качеств, способствующих привязанности человека к этим собакам.
Породные лайки по-своему очень красивы, их красота доставляет эстетическое удовлетворение и
любителям-лайчатникам и даже людям, мало сведущим в породах собак. Они обладают не только
высокими охотничьими качествами, но и проявляют большую привязанность и любовь к хозяину. Как
правило, у них нет злобности к человеку. Эти собаки не прожорливы, не требовательны к условиям
содержания. Они чистоплотны, дисциплинированны, сообразительны и умны. Конечно, все эти
свойства наиболее полно проявляются, если владелец любит собак и обращается с ними со знанием
дела.
Лайкам свойственны и некоторые недостатки, нежелательные в определенных условиях. При
содержании в городе одним из серьезных недостатков является их большая самостоятельность, так
необходимая при работе собаки в лесу. Во время прогулок без поводка они слишком далеко отбегают
от хозяина, стремятся к знакомству с другими собаками, преследуют кошек и часто пропадают или
гибнут под колесами транспорта.
Ценные качества этих замечательных собак послужили причиной того, что все большее число
охотников стараются приобрести лаек не только в районах их коренного распространения, но и далеко
за их пределами. В последние годы лайки успешно применяются на охоте в Прибалтике, Белоруссии,
Крыму, на Кавказе, в Средней Азии, где этих собак прежде никогда не разводили.
Достать хорошую породную лайку трудно. В большинстве районов, где они были
распространены, поголовье их сильно ухудшилось ,в результате метизации с собаками иных пород или
беспородными. В ряде таежных районов местные лайки исчезли, и многие охотники, особенно
промысловики, вынуждены охотиться с различными помесями. Применение малопородных собак на
охоте снижает добычливость и, следовательно, заработок охотника. Лишь в некоторых отдаленных
районах Сибири сохранились очаги типичных, с хорошими рабочими качествами местных лаек.
Совсем недавно, 25—30 лет назад, городские охотники-любители вывозили значительное
количество лаек из промысловых районов. В настоящее время многие охотники-промысловики
стремятся приобрести породных лаек либо из питомников, либо у отдельных заводчиков,
проживающих в городах. За последние годы в результате серьезной племенной работы питомники и
собаководы-любители нашей страны добились значительных успехов в заводском разведении
породных лаек с высокими охотничьими свойствами. В Москве, Ленинграде, Свердловске, Кирове,
Новосибирске, Калинине, Ярославле, Горьком, Перми и других городах имеется значительное
племенное поголовье. Из этих городов в основном и поступает породный молодняк к охотникам-
любителям и промысловикам сельских районов.
В последние годы особый интерес к лайкам проявляют охотники-любители благодаря
возможности охотиться на многие виды охотничьих животных летом, осенью и зимой. Однако,
стремясь приобрести щенков от родителей известного происхождения, имеющих выдающийся
экстерьер и хорошие охотничьи качества, охотники нередко не учитывают возможности и особенности
охотничьих свойств той или иной заводской породы и свои собственные возможности в смысле
содержания собаки и охоты с нею (прежде всего это относится к владельцам, живущим в городе).
Нередко бывает, что неумелое выращивание и воспитание породных щенков приводит к частичной
либо к полной непригодности собак на охоте.
Происхождение лаек
Среди северных остроухих собак, которых иностранные кинологи обычно называют
шпицеобразными, по характеру использования выделяют три группы пород: ездовые, оленегонные и
охотничьи лайки. Для работы в упряжке, перевозки грузов и людей на Севере использовались многие
породы собак, в том числе и лайки. Однако имеются и породы, специально предназначенные к тяжелой
работе в упряжке. Распространены они на Арктическом побережье и по берегам крупных северных рек.
Для всех пород ездовых собак характерны прежде всего крепкий костяк и некоторая
грубоватость, для большинства и крупный рост. На охоте их обычно не используют, но убегающего
зверя, в том числе и могучего белого медведя, они стремятся преследовать.
Оленегонных лаек правильнее называть пастушьими собаками тундровой зоны. Их применяют
для пастьбы северных оленей (исландская лайка используется для пастьбы овец). Обычно эти собаки
ниже среднего роста с живым, мягким характером. Среди них встречаются отдельные особи,
способные хорошо разыскивать и облаивать мелких пушных зверьков и глухарей. У большинства же
охотничий инстинкт приглушен. У оленегонных лаек нет той неуемной страсти к охоте, которая
свойственна охотничьим лайкам.
Охотничьи лайки сформировались в зоне тайги. Они применялись в основном для нахождения и
добычи пушных зверей, пернатой дичи и крупного зверя. Их иногда запрягают в нарты для перевозки
груза, но это не главная работа охотничьих лаек. В отличие от ездовых собак для «их характерно более
легкое строение и благодаря этому способность к более быстрому бегу. От оленегонных лаек они
отличаются высокоразвитым охотничьим инстинктом, от некоторых их пород иным строением
шерстного покрова и другими особенностями экстерьера.
Эти близкие три группы пород северных собак постоянно смешивались на границах областей
своего распространения. Однако различные условия существования и жесткий направленный отбор,
обусловленный требованиями их использования, постоянно способствовали становлению местных
отродий, четко отличающихся внешним видом и рабочими качествами.
Северных остроухих собак иногда относят к примитивным породам древнего происхождения
[90]. Но под примитивностью подразумевают не низкоорганизованные существа со слаборазвитой
психической деятельностью, а близость этих пород к их диким предкам, так как исследованиями
установлено, что строение черепа первых домашних собак имеет полное сходство с черепом лаек. Не
только ученых, но и многих любознательных людей интересовал вопрос, от каких диких предков
произошли домашние собаки, в том числе и лайки, как происходило одомашнивание собаки и какие
факторы обусловили появление основных признаков, отличающих собаку от ее диких прародичей.
Известно, что внешне лайки нередко очень похожи на некоторых диких зверей — представителей
семейства псовых. Крупные лайки серого окраса похожи на волка, некрупные белого и рыжего окраса
— на песца и лисицу. Это внешнее сходство усиливается, если собака не держит хвост кольцом. И в
конце прошлого века известные знатоки лаек А. Ширинский-Шихматов [111], M. Дмитриева-Сулима
[31], охотовед Л. П. Сабанеев полагали, что, кроме волка, предками некоторых отродий лаек могли
быть лисица и песец. Так, Л. П. Сабанеев, характеризуя лаек конца прошлого столетия, писал:
«...Чистый волкообразный тип собак сохранился только в крайних северных местностях... все же
остальные породы северных собак имеют большую или меньшую примесь других пород собак, а
также, например в шпицах и шавках, вероятно, и кровь лисицы, а в самоедской, может быть, и песца»
[87, с. 87]. Подобные предположения основывались лишь на внешнем сходстве, не были научно
обоснованы. Собаки существенно отличаются от лисицы и песца не только различным строением ряда
органов, но и биологией размножения.
Высказано несколько научных гипотез о происхождении домашних собак. В соответствии с
одной из них предком домашней собаки была гипотетическая «дикая собака» (Canis ferrus), но ее
остатки не найдены в отложениях. Предполагалось также, что предком собаки был динго. Однако, по
мнению большинства ученых, динго представляет форму, появившуюся в результате вторичного
одичания домашних собак. Большинство ученых, в том числе Ж. Сент-Иллер, Ч. Дарвин, академик Д.
Н. Анучин, придерживались полифилетической теории происхождения домашних собак, т. е.
происхождения от многих видов диких предков. Один из сторонников этой теории, проф. Е. А.
Богданов [10] утверждал в начале XX в., что собака произошла не от одного дикого вида и даже не от
двух, а от нескольких. По мнению этого ученого, борзые происходили от абиссинского волка (в
соответствии с современной систематикой — от эфиопского шакала Canis simensis), догообразные
собаки —от.тибетского волка, группа овчарок —от индийского волка, шпицы, пинчеры и терьеры —от
обыкновенного шакала и т. п. В 30-х годах текущего столетия убежденным сторонником
полифилетической теории был проф. Н. А. Смирнов [90], изучавший лаек. Такой взгляд на
происхождение домашних собак утвердился в результате изучения костных остатков и черепов
ископаемых собак.
По данным археологических раскопок ученые установили, что в каменном веке, когда произошло
одомашнивание собаки, существовали три типа собак. Один из них носил название торфяной собаки.
Черепа и другие остатки скелета этих собак были найдены в Западной Европе, в ряде областей
европейской части СССР, на юге Сибири. Размерами и формами череп торфяной собаки очень походил
на череп шакала (Canis anreus). Для него характерны небольшие размеры, крутой переход от лобной
части к лицевой, слабо выраженный затылочный бугор. Лицевая часть короткая и тонкая. Большое
сходство в строении черепов и сходная биология размножения домашних собак и шакала послужили
основанием считать шакала предком торфяной собаки, а в конечном итоге и предком ряда пород
домашних собак, в частности таких, как шпицы, ненецкая и лопарская оленегонные, финская и карело-
финская лайки и др.
Два других типа собак каменного века (собака Иностранцева и собака Путятина) сильно
отличались от торфяной собаки крупными черепами и сильными челюстями, хорошо развитыми
скуловыми дугами и затылочным гребнем, с более плоским лбом и менее выраженным переходом от
лба к морде. По размерам и строению черепа этих собак имели сходство с черепом волка, которого
считают прямым предком собак Иностранцев а и Путятина. К потомкам собаки Иностранцева и собаки
Путятина некоторые ученые относят ездовых собак, овчарок, лаек Сибири, догов и ряд других пород.
Еще недавно широко распространенное мнение о полифилетическом происхождении домашней
собаки — от волка и от разных видов шакалов — в последние годы отвергается почти всеми учеными.
Такой взгляд сложился с появлением новых данных, полученных в результате специально
поставленных исследований, а также в связи с достижениями генетики и этологии (науки о поведении
животных). Ученые Института по изучению домашних животных при Кильском университете (ФРГ),
занимавшиеся проблемой происхождения домашних собак, провели широкие исследования по
гибридизации домашних собак с рядом диких видов семейства псовых, а также по изучению
полученных гибридов. Основываясь на результатах многочисленных опытов, они пришли к выводу,
что волк и только волк был предком домашней собаки (фото 1). Что касается шакала, то он во многом
так резко отличается от собак и волков, что
с уверенностью может быть исключен из списка предполагаемых прародителей [24].
Возможность происхождения собаки от волка подтверждается, как полагают другие ученые, и сходным
диплоидным числом хромосом. Их у собаки и у волка 78, а у шакала 74 [23, 91].
Этологи установили также, что характерные черты поведения волков и домашних собак в
большинстве случаев совпадают [69]. Волки, как и собаки, не только воют, но и лают, кружатся перед
тем, как лечь, поднимают лапу при мочеиспускании и т. п. Тщательное изучение поведения шакалов
показало, что у них значительно меньше общих черт с собакой. Шакалы, например, воют и лают
совсем не так, как собаки и волки. В противоположность диким собакам и волкам шакалы не
проявляют стремления объединяться в семейные группы и обычно живут парами.
По мнению ученых [11], одомашнивание собаки произошло в мезолите — эпохе, переходной от
палеолита к неолиту, примерно 12—15 тыс. лет назад. В это время уже были изобретены лук и стрелы,
что позволяло добывать животных с более дальнего, чем прежде, расстояния. Коллективная охота,
характерная для палеолита, постепенно потеряла свое значение. Люди мезолита, зачастую в одиночку
охотясь на разнообразных животных, отличались наблюдательностью и хорошо знали их повадки.
Процесс одомашнивания, очевидно, длился значительное время. На первых порах шло
приручение диких предков собаки. Некоторые авторы предполагают, что приручение и
одомашнивание собаки происходило на «добровольных началах». Считают, что дикие предки собаки
держались вблизи стоянок первобытного человека и кормились остатками его пищи. Взамен они
охраняли людей от врагов, предупреждая их о надвигавшейся опасности. Этого не могли не оценить
люди и дружелюбно относились к присутствию этих хищников возле стойбища. В дальнейшем,
чувствуя доброжелательность человека, дикие предки собаки начали помогать заганивать дичь вовремя
охот. И, наконец, пришло время, когда дикий предок собаки перестал бояться человека, стал брать
корм из рук и сделался его верным спутником. Примерно такую картину одомашнивания собаки
рисует известный этолог К. Лоренц [62]. По сообщению С. Н. Боголюбского [11], аналогичную
картину общения с собаками можно наблюдать у австралийцев. В Австралии динго живут как дикие
звери, подобно волкам. Но есть и полуприрученные, живущие в стоянках австралийцев. Они свободно
бегают по стоянке и окрестностям. Если их плохо кормят, они дичают или уходят к другим хозяевам.
Более вероятен другой путь одомашнивания собаки. Различные исследователи сообщают, что
многие народы, находящиеся на низкой ступени развития, любят приручать диких животных. Чаще
всего для этого берут детенышей, которых ловят во время охот или находят в логовах. Выкормленные
человеком детеныши многих видов диких животных легко приручаются. Некоторые из них становятся
не только ручными, т. е. не боятся человека, берут корм из его рук, подходят на зов, но и способны
выполнять ряд работ, нужных человеку.
Несомненно, еще в глубокой древности человек находил логова волков и забирал из них волчат
так же, как это нередко бывает и в наши дни. Часть пойманных волчат, очевидно, не уничтожалась. Их
могли содержать для забавы детям или в качестве резерва пищи.
Волки, как известно, высокоорганизованные и очень сообразительные животные. Некоторые из
выращенных и прирученных волков могли проявлять сильную привязанность к человеку.
Первобытные люди отличались большой наблюдательностью и восприимчивостью, о чем
свидетельствуют изображения охот и животных, выполненные художниками каменного века. Да иначе
и не могло быть, так как их наглядно учили суровый повседневный опыт и голод. Человек не мог не
заметить полезных качеств прирученных волков и стремился использовать их в своих целях. Основные
заботы первобытных людей были связаны с добыванием пищи и стремлением не быть захваченными
врасплох неожиданным нападением врагов. И прирученные волки, несомненно, оказывали людям
большую помощь во время охоты и в качестве сторожей. Доказательством такого использования
волков в те давние времена могут служить не такие уж редкие случаи применения их для подобных
целей и в наше время.
К сожалению, они не объясняют, каким образом волк превратился в домашнюю собаку.
Прирученный волк, как бы он ни был предан человеку, остается волком. Домашние же собаки, в том
числе и очень похожие на волка лайки, отличаются от своего дикого предка рядом важных признаков.
Эти различия проявляются в размерах и формах тела, окраске, форме ушей, в манере носить хвост и т.
п. Но, пожалуй, главное отличие заключается в утрате собаками строгой сезонности размножения и
линьки. Собаки размножаются в любое время года, волки же лишь в определенный сезон. Как
известно, сезонная жизнедеятельность у диких животных строго наследуется, а система размножения к
тому же очень консервативна, от изменений она защищена генетически (что и гарантирует виду
сохранение его «собственного лица»), и преодолеть эту защиту непросто.
Для того чтобы понять, каким образом происходили изменения, превратившие волка в
домашнюю собаку, уместно в общих чертах ознакомиться с исследованиями, проведенными учеными
Института цитологии и генетики Сибирского отделения Академии наук СССР на серебристо-черных
лисицах. Серебристо-черные лисицы, несмотря на то, что человек разводит их в клетках на фермах
более 80 лет, сохранили все черты сезонной биологии, свойственные дикому виду: моноэстричность
(способность давать потомство только раз в год), строгую сезонность размножения и смены шерстного
покрова. Большинство лисиц характеризуется диким типом поведения, т. е. проявляют агрессивно-
трусливую реакцию по отношению к человеку. Однако, как показали исследования, в популяциях
лисиц встречается около 10 % особей, не проявляющих к человеку ни злобности, ни трусости. Было
установлено также, что характер поведения животных имеет наследственную основу [7].
При разведении лисиц, проявивших спокойное поведение, появлялось не только все большее
число подобных особей, но и таких, которые выражали активное желание контактировать с человеком.
При этом у отдельных животных возникала сторожевая форма поведения. У наиболее ручных лисиц
голос в моменты эмоционального возбуждения был сходен с собачьим. Дальнейший отбор по
поведению привел к формированию нового типа животных, приближающегося к домашним собакам.
Селекция лисиц на поведение не ограничилась изменением самого поведения. У наиболее ручных
самок время спаривания сместилось за границы сезона размножения, свойственные виду. Некоторые из
них давали приплод в более ранние, сроки, а затем вновь спаривались. У ручных самок сдвинулись
также сроки линьки, они стали более растянутыми, а у некоторых линька начиналась задолго до
обычных сроков. Изменились не только поведенческие характеристики и сезонная жизнедеятельность
животных, но появились и особи с совершенно не свойственными лисицам внешними признаками. У
некоторых ручных лисиц были, как и у лаек, закрученные в кольцо хвосты, бурые пятна в области
лопаток, ушей и на шее, специфическая пегость (небольшие белые пятна), обычное для щенков
положение ушей (опущенные уши).
Все перечисленные изменения произошли в результате селекции на дружеское, спокойное
поведение зверей по отношению к человеку, которое исследователи назвали доместикационным типом
поведения. По мнению ученых, селекция на доместикационный тип поведения приводит к
определенной перестройке нейрогормональной системы регуляции организма, что в свою очередь
ведет к активизации функционально неактивных, или спящих, генов. Этим, очевидно, объясняется
большой размах и быстрый темп наследственной изменчивости при доместикации животных [7].
Селекция на доместикационный тип поведения бессознательно проводилась человеком с самых первых
этапов одомашнивания всех животных, в том числе и при одомашнивании собаки.
Наблюдения за волками, выращенными в неволе, показывают, что среди них наряду со злобными,
недоверчивыми и трусливыми особями есть и такие, которые отличаются не только большой
привязанностью к тому, кто их выращивал, но и стремятся выразить доброжелательность ко многим
другим людям. Очевидно, только волки с таким типом поведения могли оставаться длительное время
рядом с человеком. А размножение таких волков способствовало появлению не только
многочисленных потомков с доместикационным типом поведения, но и к возникновению других
доместикационных признаков, о которых уже упоминалось в отношении серебристо-черных лисиц, т.
е. закрученных в кольцо хвостов, пежин, сдвигов в сроках размножения и т. п. Продолжавшийся в
течение веков отбор в этом направлении привел к созданию домашней собаки, многообразие пород
которой отмечается в наше время.
Среди других пород домашних собак охотничьи лайки являются наиболее древней ветвью и
ближе всего стоят к волку. С волками их сближает строение черепа, сухая клинообразная морда,
относительно небольшие стоячие уши, умеренные размеры глаз, в основном с косым разрезом век,
общий характер шерстного покрова, невысокая, по сравнению со многими заводскими породами,
плодовитость. Лайки при суровых условиях содержания размножаются так же, как и волки, раз в год.
Следует добавить, что к лайкам, особенно к ездовым собакам, человек нередко приливал кровь волка,
поэтому так глубоки кровные связи лаек со своим диким предком.
Охотничьи лайки формировались как незаменимые помощники при добывании диких животных
у народов, населявших лесную зону Европы и Азии. На такой обширной территории они были
единственной породной группой охотничьих собак, с которыми с глубокой древности охотились на
белку, куницу, соболя, лося, медведя, глухаря, уток и т. д. В ряде мест лайки одновременно
использовались и как сторожевые собаки, хотя это и не было их основной работой.
Суровые условия содержания, при которых могла выжить не каждая собака, способствовали
появлению у лаек многих ценных свойств. Их организм приспособлен к более полному по сравнению с
организмом собак других пород усвоению получаемого корма. Они могут переносить длительное
недоедание и быстро восстанавливать свои силы. Лайки хорошо приспособлены к перенесению
сильных морозов, неплохо чувствуют себя они и в жаркую погоду. Вольное содержание, с одной
стороны, и строгое отношение охотников к поведению и качеству работы лаек, с другой —
способствовали появлению у них определенной самостоятельности, большой сообразительности и
мягкого, послушного характера.
Сравнительно одинаковые требования работы по тем или иным охотничьим зверям и птицам
(облаивать белку или глухаря, остановить и облаивать лося, задержать медведя и т. п.), сходные
физико-географические условия (продолжительная холодная, снежная зима) и условия содержания
(круглый год на открытом воздухе) определили большое сходство и внешнее, и охотничьих свойств
лаек, обитающих даже в очень отдаленных друг от друга районах. Обычно это собаки среднего
размера, крепкой, сухой конституции и уравновешенного типа поведения. Голова у лаек
клинообразной формы с плавным переходом от лба к морде. Морда сухая, суживающаяся к концу,
нередко заостренная, с плотно прилегающими к челюстям губами. Уши стоячие, треугольной формы,
вершины ушей заостренные. Глаза темные, с умеренно косым разрезом век. Хвост загнут кольцом и
прижат к спине или бедру. Шерстный покров очень густой, состоящий из прямых, относительно
длинных грубоватых остевых волос и короткого, тонкого, мягкого, плотного подшерстка. Длинный
шерстный покров шеи на границе с короткой шерстью головы образует характерную для лаек «муфту»,
или баки, наиболее выраженные у кобелей. У лаек очень хорошие слух, обоняние и зрение. Собаки
энергичные, подвижные, ловкие и выносливые.
Такими всегда представляем себе этих замечательных собак, которых создал человек в глубокой
древности. Помня это, не следует забывать и того, что в современных лайках сконцентрирован труд
многих сотен человеческих поколений, вкладывавшийся небольшими порциями в течение многих
веков. Появление каждого нового типа лаек всегда осуществлялось из уже имевшегося материала,
нередко очень хорошего, без которого невозможно было появление нового.

Лайки СССР
У всех лаек много общего в их внешнем облике, однако в разных местах своего распространения
они отличаются размерами, окрасом, некоторыми особенностями телосложения, характером поведения
и др. Эти различия возникли в процессе длительного развития собаководства на Севере, где в разных
местах на формирование поголовья лаек влияли определенная специализация охоты, обусловленная
видовыми особенностями местной фауны, неодинаковыми физико-географическими условиями,
традициями и обычаями народов, занимавшихся охотой. Так, тип мелкой, легкой финской лайки,
прекрасно работающей по боровой дичи и мелким пушным зверям в чистых сосновых борах
европейского Севера, не мог сформироваться в районах Сибири и Дальнего Востока, где леса
захламлены колодником и в напочвенном покрове встречаются высокие травянистые заросли. Для
успешной охоты за соболем и копытными в таких условиях лайка финского типа непригодна. Здесь
требуется более крепкая и выносливая собака, способная к длительному преследованию зверя в
тяжелых условиях горной тайги. На Дальнем Востоке, в Приамурье, где лаек использовали не только
для охоты, но и подпрягали в нарту, которую собака и охотник тащили во время захода в охотничьи
угодья или выхода из них домой, лайки отличались крупным ростом, крепким костяком и растянутым
форматом.
Различные природные условия, неодинаковый характер работы и особенно разные обычаи и
традиции местного населения служили причиной появления многих отродий лаек. Это было отмечено
отечественными и скандинавскими кинологами. Так, норвежский кинолог Берггров [117] сообщает, что
в XIX в. в Скандинавских странах почти каждый район имел свою «породу» собак. В Скандинавии в то
время говорили о намдальской, каликской, емтландской, эстердальской и других «породах» лаек. А.
Ширинский-Шихматов [111] писал, что разновидностей лаек существует столько же, сколько
существует народов на Севере, причем эти разновидности, по его мнению, настолько резко отличаются
внешними признаками одна от другой, обладают настолько установившимися присущими им
особенностями, что деление их не может вызвать споров и разногласий. А. Ширинский-Шихматов
выделял зырянскую, карельскую, черемисскую, марийскую, вогульскую (мансийскую), остякскую
(хантейскую), тунгусскую (эвенкийскую), вотяцкую (удмуртскую) , ламутскую и некоторые другие
разновидности лаек, классифицируя их по этнографическому признаку.
Имевшиеся разновидности лаек иногда называли породами, что не всегда было оправдано.
Каждая из разновидностей лишь в центральной части области своего распространения представляла
более или менее константный, устойчивый тип, хотя и здесь нередко наблюдалась значительная
разнотипность собак, проявлявшаяся в окрасе, размерах, формах головы и т. п. На границах же
распространения местных пород постоянно шла метизация лаек. Вследствие этого местные
разновидности лаек, занимавшие небольшую область распространения, часто меняли свой тип, если он
возникал, или, просуществовав некоторое время, исчезал. Например, трудно представить, какие
характерные признаки имелись у таких отродий лаек, как галицкая, олонецкая, кеврольская и
некоторые другие, о которых упоминает А. Ширинский-Шихматов. Возможно, таких пород вообще не
было или они существовали недолго и исчезли еще задолго до Великой Октябрьской социалистической
революции.
Лайки с их характерными внешними формами в течение многих столетий были обычными
дворовыми собаками охотничьего населения таежных районов. Несмотря на вольное содержание, они
сохраняли свой тип и высокие охотничьи качества. Этому способствовали не только жесткий отбор, но
также географическая и хозяйственная изоляция таежных районов.
С развитием производительных сил началось освоение природных богатств Севера и Сибири.
Таежные районы стали заселять русские поселенцы, привозившие с собой различных собак. В
результате беспривязного содержания собак началась метизация, засорение и в ряде мест исчезновение
местных лаек. Уже к концу прошлого столетия, по свидетельству М. Дмитриевой-Сулимы [31], во
многих районах европейской части России местные лайки либо исчезали, либо перемешивались друг с
другом и с привозными собаками. Подобное явление отмечалось и в некоторых районах Сибири.
После Великой Октябрьской социалистической революции сильно изменились условия жизни и
быт народов Севера. Во многих, прежде глухих, районах быстрыми темпами стала развиваться
промышленность и промысловая охота потеряла свое значение. Рабочие, приезжавшие на новые
промышленные объекты, завозили большое количество собак разных пород, что приводило к еще
большей метизации, засорению и в конечном итоге исчезновению местных лаек на обширных
территориях во многих регионах страны.
Со второй половины 20-х годов охотничьими лайками стали интересоваться широкие круги
охотников, кинологи, охотоведы. Началось заводское разведение лаек. Кинологический съезд утвердил
первые стандарты зырянской, карельской, вогульской, остяцкой, вотской (вотяцкой) пород лаек
(«Стандарты промыслово-охотничьих собак», 1925). Первая Всесоюзная выставка охотничьих собак,
проведенная в 1928 г., показала большую популярность лаек у охотников. На выставке лайки были
представлены очень широко. Особенно хороших лаек привезли уральские охотники [89].
Заводское разведение и изучение лаек послужили толчком к попыткам создания их породной
классификации. Один из известных специалистов, проф. Н. А. Смирнов [90], основываясь на
господствовавших в те годы представлениях о полифилетическом происхождении собак, в
предложенной им схеме классификации выделил два основных типа лаек: волкообразный и
шакалообразный. К волнообразному типу он отнес ездовых собак и зверовых лаек, к шакалообразному
— оленегонных и промысловых (лаек, работающих по птице и мелким пушным зверям). Эта
классификация не получила признания, хотя некоторые кинологи пытались ею пользоваться [82, 13]. В
результате дальнейшего изучения собак было установлено, что большинство лаек принадлежат к
смешанному типу, т. е. имеют морфологические признаки и волкообразного и шакалообразного типов.
Деление же лаек на зверовых и промысловых было в значительной мере условным. Как среди зверовых
встречалось немало собак, хорошо работавших по птице и мелким пушным зверям, так и среди
промысловых были лайки, работавшие по крупному зверю.
Изучение лаек и особенно их разведение во многих районах страны потребовало создания более
совершенных стандартов. В связи с этим в 1939 г. кинологическое совещание приняло пять временных
стандартов лаек: финно-карельской, карельской, коми (зырянской), хантейской (остяцкой) и
мансийской (вогульской). Однако начавшаяся Великая Отечественная война прервала работы по
становлению пород в соответствии с утвержденными стандартами. В годы войны из-за ухода на фронт
большинства охотников-промысловиков во многих местах поголовье лаек сильно сократилось. В связи
с резким ухудшением породности лаек во многих районах страны в 1943—1944 гг. было принято
решение об организации питомников охотничьих собак. В эти годы было создано 65 государственных
питомников, в 17 из которых содержали только лаек, в остальных лайки составляли значительную
часть поголовья.
Широкий размах заводского разведения лаек потребовал разработки новой породной
классификации, так как прежняя, основанная на этнографическом принципе, усложняла ведение
селекционно-племенной работы, а в ряде случаев делала ее невозможной. Новая породная
классификация лаек была предложена в 1947 г. научным сотрудником ВНИО (ныне ВНИИОЗ) Э. И.
Шерешевским [109]. В основу ее положен географический принцип, в соответствии с которым
формирование одной породы должно происходить за счет слияния местных близких отродий в
пределах обширной географической зоны. Эту классификацию, вначале вполне справедливо
подвергшуюся критике, все же приняло Всероссийское кинологическое совещание в 1947 г. Через 2
года были утверждены временные стандарты якобы появившихся в результате слияния местных
отродий новых четырех пород лаек: карело-финской (В кинологической литературе конца 40-х —
начала 50-х годов говорится о русско-финской лайке [106, 107]. Современное название породы карело-
финская лайка, очевидно, утвердилось в начале 50-х годов.), русско-европейской, западносибирской и
восточносибирской. В 1952 г. кинологический совет Главохоты РСФСР утвердил постоянные
стандарты первых трех пород.
Этими решениями породы лаек были только продекларированы. Их еще предстояло создать, на
что требовалось значительное время. Поэтому не случайно многие специалисты и заводчики долго не
признавали вновь объявленные породы лаек. В частности, В. Рябов писал: «.. .с вымышленными, на
несуществующих в природе лаек, стандартами достаточно уже намучились, и пора по-серьезному, по-
деловому пересмотреть этот вопрос и утвердить стандарты на действительно существующие до
последнего времени породы (отродья) лаек: на коми, на мансийскую, на хантейскую, на эвенкийскую»
[85, с. 35]. Однако стремление ряда кинологов вести породы на этнографическом принципе не
получило развития. Одних пожеланий подобного плана было недостаточно, а практическая работа в
этом направлении по существу не проводилась. Формирование и становление новых отечественных
заводских пород лаек происходило в 50-х годах и завершилось в основном к началу 70-х годов. Этому
способствовали не только утвержденные стандарты пород, но в первую очередь серьезный подход
кинологов и заводчиков к селекционно-племенной работе с породами, большая организаторская
деятельность обществ охотников по проведению выставок и полевых испытаний, а также возросший
уровень кинологических знаний любителей лаек.
Современные заводские породы лаек нашей страны — карело-финская, русско-европейская и
западносибирская — отличаются размером, окрасом, особенностями телосложения (экстерьера),
историей происхождения, характером поведения и некоторыми другими признаками. К сожалению,
пока не создано характерное, достаточно однотипное поголовье восточносибирской лайки, хотя
заводское разведение ее ведется значительное время. Для породных лаек нетипичными считаются
следующие признаки: полустоячие или с опущенными концами уши; хвост полукольцом или султаном;
очень длинная или очень короткая, а также волнистая, курчавая, мягкая шерсть; отсутствие или слабое
развитие подшерстка; кофейный (коричневый) или тигровый окрасы; сырые, отвислые губы и сырая,
грубая морда; глаза навыкате или запавшие. Такие признаки являются пороками и бывают, как
правило, у потомков лаек при метизации их с собаками иных пород. Наличие подобных признаков у
лайки ставит ее вне породы.

Карело-финская лайка
Карело-финская лайка —
самая мелкая из отечественных
охотничьих лаек (фото 2). Высота
в холке кобелей 42—48 см, сук на
2 см ниже. Общий формат почти
квадратный у кобелей, может быть
чуть растянут у сук. Голова сухая,
умеренно клинообразная, с сухой,
заостренной мордой, которая
значительно короче черепной
части. Длина черепной части
головы равна или немного больше
ее ширины. Переход от лба к
морде плавный, но ясно заметный.
Затылочный бугор выражен слабо.
Уши небольшие, с заостренными
вершинами, поставлены
широковато. Глаза округлые, чем
темнее, тем лучше. Взгляд живой,
выразительный. Мочка носа
черная, при светло-рыжем окрасе
допускается коричневая.
Конечности сухие с округлыми лапами. Прибылые пальцы на задних ногах существующим
стандартом не допускаются. Если они имеются, то считаются пороком и собака дисквалифицируется
(У финских лаек, которых использовали еще на первом этапе создания карело-финской породы,
прибылые пальцы встречаются часто. Они передаются по наследству и их наличие не служит
причиной дисквалификации собаки. Поэтому требование стандарта в отношении прибылых пальцев у
карело-финских лаек необоснованно.).
Шерстный покров у большинства лаек этой породы прилегающий. Собаки носят хвост кольцом,
нередко в тугом завитке.
Для карело-финской лайки
характерен только рыжий окрас
всех оттенков (светло-палевый и
бледно-рыжий нежелательны).
Окрас неоднотонный, нижние
части туловища и хвоста, а также
гачи всегда светлее спины и
головы. Допускаются белые
отметины и пятна на груди,
животе, кончике хвоста и на
ногах, а также черная «маска» на
морде и отдельные черные
волоски на спине и верхней
стороне хвоста. Суки этой породы
не отличаются большой
плодовитостью. В пометах у них
бывает обычно от 1 до 4, в очень
редких случаях 5—7 щенков (фото
3).
Конституция карело-
финских лаек по сравнению с

Карело-финская лайка

Щенки карело-финской лайки
конституцией других пород лаек более сухая. Тип высшей нервной деятельности более возбудимый.
Собаки очень подвижные, обладают большим охотничьим азартом и чутко реагируют на отношение к
ним человека. Повышенная возбудимость карело-финских лаек требует ровного и мягкого обращения с
ними владельцев. Эти собаки очень обидчивы и не переносят побоев. Сурово наказанная хотя бы один
раз карело-финская лайка боится своего хозяина и не доверяет ему.
Карело-финская лайка выведена в нашей стране кинологами и любителями этой породы в 50-х
годах. Как самостоятельная порода она сформировалась к концу 60-х годов. Исходным материалом для
создания карело-финской лайки послужила финская птичья лайка, которая выведена, культивируется и
используется охотниками Финляндии. Еще до Великой Октябрьской социалистической революции эти
лайки проникли в Карелию (преимущественно в ее южную часть). Несмотря на метизацию с местными
лайками, значительное число собак близких по типу к финским лайкам сохранилось до начала 30-х
годов, когда они стали появляться в Ленинграде. В первую очередь, очевидно, сохранялись те собаки,
которые обладали хорошими охотничьими свойствами. Ленинградские кинологи стремились разводить
их, не смешивая с другими породами, и к середине 30-х годов выделили обособленную группу лаек
карело-финского типа, среди которых пользовались известностью Марс П. Н. Кожанова, Марс В. И.
Грачева, Нора И. И. Киселева, Хессу Ю. А. Ливеровского и др. Многие из этих собак были хорошими
полевыми работниками, и. их в первую очередь использовали в племенной работе. В результате
целенаправленной селекции однотипное поголовье этих собак возросло, и перед войной был принят
временный стандарт финно-карельской лайки, как ее тогда называли [13]. Основное содержание этого
временного стандарта мало чем отличается от существующего Стандарта карело-финской лайки.
В годы войны и блокады Ленинграда погибло много породных лаек, но все же удалось сохранить
несколько хороших производителей. Сохранилась карело-финская лайка и в Карелии, где в 40-х годах
около г. Медвежьегорска был создан государственный питомник, в котором содержалось местное
типичное поголовье, хотя и невысокого экстерьерного уровня. Деятельность питомника совместно с
охотничьей общественностью позволила к началу 50-х годов создать значительное поголовье этих
собак в республике. В 1951 г. на выставке в г. Петрозаводске были показаны 24 карело-финских лайки.
К сожалению, из-за вспыхнувшей вскоре эпизоотии бешенства было уничтожено большое количество
собак, в том числе и карело-финских лаек, которых в Карелии осталось очень немного.
Современное поголовье карело-финских лаек в основном составляют потомки немногочисленных
ленинградских производителей, сохранившихся после войны, а также некоторых собак карельского
питомника и завезенных из Финляндии в конце 50-х годов чистых финских лаек Сокола, Пику и
Бодрого.
Порода формировалась в Ленинграде и Москве. Основоположниками ленинградского очага
породы были собаки неизвестного происхождения Норка А. П. Соловьева, Дамка П. В. Большакова,
Астра Е. И. Иванова, Джим Н. А. Маляровского, Буян- М. Т. Козлова и Марик В. Марцинкевич. Почти
все они имели хорошие рабочие качества и типичный для карело-финских лаек экстерьер. На первых
порах разведение и селекционно-племенная работа с этими лайками велись успешно, и уже в 1958 г. на
выставке в Ленинграде были показаны 36 карело-финских лаек [25]. К сожалению, в последующие
годы интерес к ним здесь упал, численность поголовья снизилась, и в 70-х годах на ленинградских
областных выставках экспонировались всего 7—15 карело-финских лаек в основном невысокого
экстерьерного уровня. Многие любители этой породы не только перестали выставлять своих собак на
выставках, но даже и не регистрировали их [36].
В более сложных условиях формировался московский очаг этой породы, основоположником
которого явилась Койра 1001/лкф Л. П. Никифорова, вывезенная из Карелии и имевшая одноколейную
родословную. От вязки Койры с ленинградскими производителями Ураном А. Я. Остинского и Марсом
А. А. Арбузова было получено хотя и немногочисленное, но хорошее потомство, ставшее основой
будущего поголовья московского очага. Московские кинологи и любители карело-финских лаек
разумно вели селекционно-племенную работу, используя любую возможность прилития свежих
кровей, чтобы ослабить последствия часто неизбежного инбридирования. С этой целью приливались и
крови чистых финских лаек. От вязок их с московскими карело-финскими лайками были получены
очень типичные, с хорошими полевыми качествами чемпион Финик 1011/лкф (владелец МООиР) и
Ристинокка 1025/лкф Л. П. Никифорова, которые оказали большое влияние на консолидацию породы.
Во второй половине 70-х годов в московском очаге насчитывалось более 200 карело-финских лаек.
Экстерьерный уровень поголовья был довольно высокий, что подтвердили результаты московской
областной выставки в 1978 г., на которой экспонировалось 75 собак этой породы. Многие карело-
финские лайки Московской области имели полевые дипломы. Все это свидетельствовало о том, что к
середине 70-х годов карело-финская лайка как порода оформилась достаточно четко.
Увеличение численности породы прежде всего было обусловлено ее особенностями. Небольшой
рост карело-финской лайки в современных городских условиях является не недостатком, а
значительным преимуществом. Эта маленькая лайка с ее понятливостью, веселым и живым
характером, глубокой привязанностью к хозяину и членам его семьи не только не доставляет больших
хлопот и неудобств своим владельцам, а наоборот, в большинстве случаев приносит радость тем, кто
держит собак этой породы.
С карело-финскими лайками, как и с другими породами лаек, можно охотиться на многие виды
зверей и птиц. Но в основном с ними добывают мелких пушных зверей размером от белки до куницы,
известны случаи добычи из-под них соболей. Обладая исключительно тонким слухом, эти собаки
очень хорошо работают по боровой дичи, особенно по глухарю. По свидетельству ряда охотников, с
некоторыми карело-финскими лайками успешно охотились на лосей и даже на кабанов. Отдельные
собаки смело ведут себя на притравках по подсадному медведю, превосходя по увертливости и
ловкости лаек других пород. Иногда охотники используют их также при охоте на уток и болотную
дичь, по которым они работают подобно спаниелю.
Карело-финские лайки
неоднократно демонстрировали
свои высокие рабочие качества на
многих областных и зональных
состязаниях лаек по белке.
Особую известность своими
охотничьими свойствами
приобрел чемпион Римпи
1049/лкф В. А. Отрывина из
Ярославля (фото 4). На
испытаниях и состязаниях этому
кобелю было присуждено много
полевых дипломов, в том числе
пять дипломов I степени по белке,
диплом II степени по утке, диплом
III степени по подсадному
медведю. Римпи, обладавший
хорошим экстерьером, заслуженно
становился чемпионом ряда
крупных областных выставок.
Ценные свойства карело-
финских лаек (внешняя
эффектность и хорошо
выраженные породные признаки,
легкость содержания и перевозки
на транспорте, сравнительно универсальные рабочие качества), удовлетворявшие многих городских
охотников, способствовали высокой популярности этой породы, и с середины 60-х годов она стала
постепенно распространяться в ряде областей европейской части СССР. Племенной материал в эти
области поступал, преимущественно из московского очага. К середине 70-х годов небольшие очаги
карело-финских лаек возникли в Калинине, Ярославле, Горьком, Перми и в некоторых других городах.
С 1969 г. крупный очаг карело-финских лаек начал формироваться в Кировской области, где их
разведением сначала занимались в питомнике ВНИИОЗ, а затем и охотники-любители г. Кирова. К
1980 г. в Кировской области насчитывалось более 150 собак этой породы.
Несмотря на рост поголовья карело-финских лаек, при разведении все острее чувствовался
недостаток свежих кровей. Это в первую очередь ощущалось в небольших, вновь зарождавшихся
очагах. Из-за длительного инбридирования в породе стали появляться собаки нежелательного типа,
чрезмерно крупные, с ростом в холке до 54 см или очень мелкие, с бледным окрасом, с большими
белыми пятнами на груди и ногах, с неправильным прикусом. Чтобы избежать негативных
последствий длительного инбридирования, требовалось введение в породу новых, не имеющих
близкого родства производителей. С этой целью питомник ВНИИОЗ в начале 70-х годов приобрел в
Финляндии значительную группу чистокровных финских лаек. В последующем этих лаек начали
завозить из Финляндии в Ленинград, Северодвинск и некоторые другие города. Их использовали не
только в вязках с карело-финскими лайками, но и разводили в чистоте.
Прилитие свежих кровей к карело-финским лайкам сразу положительно сказалось на их
экстерьере. Они стали более однотипными, не имели серьезных недостатков, по сравнению с собаками
отечественных линий выглядели более эффектно и обычно получали высокие оценки за экстерьер.
Благодаря этому многие охотники стали стремиться приобрести щенков в первую очередь либо от
чистокровных финских лаек, либо таких, в родословных которых доминировали финские
производители. Это стремление охотников иметь красивых лаек финского типа может привести к

Карело-финская лайка чемпион Римпи 1049/лкф ( владелец В. А.
Отрывин из Ярославля)
поглощению кровей карело-финской лайки и, в конечном итоге, замене ее финской. К началу 80-х
годов лишь в московском очаге не отмечено интенсивного прилития кровей чистых финских лаек к
карело-финским. В остальных же местах все больше появляются чистокровные финские лайки или
лайки с преобладанием финских кровей.
Карело-финская лайка — ветвь финской птичьей лайки и, естественно, во многом сходна с нею.
Но в отличие от финской лайки для экстерьера карело-финской свойственны в основном прилегающий
шерстный покров и не такой яркий его окрас, допускаются значительного размера белые пятна на
груди и ногах, предъявляются не столь строгие требования к характеру завитка и манере ношения
хвоста.
Не пытаясь бросить тень на охотничьи свойства финских лаек, все же необходимо отметить, что,
по нашим наблюдениям и отзывам многих охотников, карело-финские лайки обладают несколько
лучшими и, главное, более разпосторонними рабочими качествами. Именно по этой причине нужно
стремиться сохранить карело-финскую лайку как породу. Прилитие свежих кровей к ее поголовью
следует осуществлять лишь в необходимых случаях, на основе тщательно разработанных планов
селекционно-племенных мероприятий. Кинологи при экспертизе собак на выставках должны уметь
отличать финских лаек от карело-финских и не оценивать их на одном ринге. Лишь такие и подобные
им меры помогут сохранить созданную в нашей стране карело-финскую лайку с ее хорошими
рабочими качествами.

Русско-европейская лайка
В действующем стандарте
русско-европейской лайки (фото
5) указано, что эта порода
образовалась путем слияния
близких отродий лаек:
архангельской, коми, карельской,
вотяцкой и др. Однако известный
в последние годы тип русско-
европейской лайки, считающийся
желательным и признанный
заводской породой, образовался
не слиянием различных отродий
лаек, а был создан кинологами и
любителями-энтузиастами этой
породы в результате длительной
селекционно-племенной работы.
Формирование русско-
европейской лайки было начато в
Ленинграде и Москве.
Первоначально оно происходило
за счет случайных
производителей, вывезенных охотниками из Коми АССР, Архангельской и других областей. Следует
подчеркнуть, что исходный племенной материал обладал хорошими рабочими качествами. На
начальном этапе заводского разведения лаек, когда их еще не подразделяли на современные породы и
экспертизу проводили на общем ринге, в небольшой степени использовались производители,
происходившие от собак, завезенных из Западной Сибири, а также от собак Ленинградской области,
близких по типу к карело-финским лайкам.
Эталоном типа экстерьера русско-европейской лайки заводского разделения служил кобель —
чемпион Путик 65/л (рожд. 1946 г.) питомника ВНИО (ныне ВНИИОЗ), описание внешних признаков
которого легло в основу первого стандарта этой породы. Чемпион Путик был получен от скрещивания
хантейской (западносибирской) лайки Питюх-П, не отличавшейся высокими полевыми и
экстерьерными достоинствами, с черно-пегим кобелем Музгаром, вывезенным из Помоздинского
района Коми АССР и имевшим прекрасный экстерьер и хорошие рабочие качества.
Межпородное скрещивание — один из важных и часто практикуемых приемов зоотехнической
работы, применяемый при выведении новых пород. Академик М. Ф. Иванов [37] указывал, что при
межпородном скрещивании важно найти желательный тип, с которым следует продолжать работу и
который нужно уметь закрепить. Сочетание Музгар — Питюх-П оказалось удачным. От вязки этих

Русско-европейская лайка
производителей, кроме Путика, родились Помка 76/л и Пур 64/л, имевшие хорошие рабочие качества и
одинаковый с Путиком тип экстерьера, а также Пит белого с черным окраса и Пулька белого окраса с
удлиненным форматом и серпообразными хвостами (эти потомки получали на выставках малые
серебряные медали, что соответствует современной оценке «хорошо» за экстерьер и породность; их
полевые качества не известны). Пур 64/л, Пит и Пулька не оставили следа в породе. От неоднократных
же вязок Путика с Помкой получено значительное количество отличных по экстерьеру потомков с
хорошими охотничьими задатками. Среди них были такие широко известные собаки, как чемпион
Гринда-1 94/л Е. В. Голубева, чемпион Кутик 111/л И. Т. Леонова, чемпион Молога 1025/лре С. Н.
Афанасьева, Лага А. А. Лапшина, чемпион Мук А. Г. Потякова, Зур 93/л питомника ВНИИОЗ. Эти
производители и другие прямые потомки Путика и Помки устойчиво передавали тип своих родителей.
При вязках Путика с другими суками выдающихся лаек, к сожалению, не было получено. Следует
отметить, что Путика (и некоторых других производителей) использовали также и для вязок с
породными западносибирскими лайками, в частности с потомками собак И. И. Вахрушева, который
долгие годы разводил лаек заводскими методами. Таким образом, в современном поголовье русско-
европейских лаек есть крови не только от Питюха-II, но и от ряда других западносибирских лаек.
Несмотря на отдельные недостатки, широкое использование в племенной работе Путика и его
потомков наряду с некоторыми другими в их типе лайками, в частности обладавшего отличными
рабочими качествами Тузика 78/л Т. А. Исаева (затем владельца Г. А. Леонова), сыграло
исключительную роль и позволило быстро создать значительную группу охотничьих лаек, в основном
черно-белого окраса, которые были сосредоточены в Москве, ее окрестностях и прилегающих
областях. В дальнейшем большую роль в формировании и совершенствовании русско-европейских
лаек московской группы сыграли однотипные собаки ленинградской группы, особенно Дружок 103/л
из питомника ВНИО (впоследствии переданного питомнику Ярославского облпотребсоюза),
происходивший от Бублика-I М. А. Глебова. Дружок был хорошим полевым работником, но не блистал
породностью и никогда не получал оценку за экстерьер выше «хорошо». Некрупного роста, со слегка
куполообразной головой и несколько растянутым корпусом, он на выставках постоянно занимал места
в задней части ринга. Однако от вязок этого кобеля с разными суками получали высокопородное
рабочее потомство. Среди его потомков насчитывалось 37 классных собак. Это очень высокий
показатель, который даже близко не был достигнут ни одним из именитых производителей того
времени, когда поголовье породы было немногочисленным.
Основная работа по становлению и совершенствованию московской группы русско-европейских
лаек осуществлялась опытным питомником ВНИО, где были сосредоточены лучшие производители и
хорошо поставлена племенная работа. Именно в этом питомнике создана одна из лучших племенных
линий в породе — линия чемпиона Путика 65/л, получившая повсеместное распространение.
Значительно раньше, чем в Москве, заводским разведением лаек европейского Севера занимались
ленинградские кинологи и любители. Еще до Великой Отечественной войны в Ленинграде и
Ленинградской области сформировалось большое племенное поголовье, происходившее
преимущественно от карельских и архангельских лаек. Интересно, что в этот период среди
ленинградских лаек почти не было собак черного с белым окраса. Так, из 60 собак, записанных в
каталоге X Ленинградской выставки 1940 г., такой окрас имели лишь три лайки. У остальных окрас
был рыжий (лисий), серо-рыжий (шакалий) и серый (волчий).
После окончания войны здесь образовалась хорошая племенная группа, основоположниками
которой были уцелевшие в блокаду производители и, скорее всего, лайки, вывезенные из Карелии и
Архангельской области. Характерным для многих лаек этой группы, особенно завода Е. К. Леонтьевой,
был серый окрас. В последующие годы в связи с новыми требованиями эта группа сошла на нет, и в
настоящее время на ринги ленинградских выставок русско-европейские лайки серого окраса не
выставляются.
Исключительно важную роль в становлении современного типа русско-европейской лайки в
ленинградской племенной группе сыграл Бублик-1 М. А. Глебова, происходивший от архангельских
лаек. Его потомки и особенно внук —чемпион Бублик-П П. Я. Колесова, имевший выдающиеся
экстерьерные и рабочие качества, встречаются почти во всех родословных современных русско-
европейских лаек. При создании ленинградской племенной группы также широко применялось тесное
инбридирование, что позволило закрепить желательный тип.
В последующие годы русско-европейские лайки формировались и совершенствовались
сочетанием кровей московской и ленинградской племенных групп. Одновременно в эту объединенную
группу вливались крови и других выдающихся производителей: чемпиона Мухи Ю. П. Мечковского,
Джоя С. Д. Боголепова, Шарика 1015/лре А. А. Тужилкова, архангельских лаек через чемпиона
Кустика 1056/лре питомника ВНИИЖП (ныне ВНИИОЗ). Параллельно с этим процессом
совершенствования и консолидации породы появлялись новые очаги поголовья русско-европейской
лайки на основе племенных собак, вывезенных из опытного питомника ВНИО Центросоюза, Москвы,
Ленинграда и местных лаек, близких к желательному типу. К началу 60-х годов формирование породы
в основном завершилось и крупные очаги русско-европейских лаек, кроме Москвы и Ленинграда, были
созданы в Калининской, Кировской, Ярославской, Вологодской, Новгородской и некоторых других
областях.
Русско-европейская лайка — собака среднего роста,
плотная и в то же время легкая, с живым темпераментом.
Высота в холке у кобелей 52—58 см, у сук на 2 см ниже.
Крайние пределы допустимы, но наиболее желательный
рост для кобелей 55—56 см, сук 51—52 см. Общая
сложка (или формат) приближается к квадратной. У
большинства представителей породы отмечается крепкий,
суховатый и сухой типы телосложения.
Голова умеренно клинообразная с относительно
широкой округленной затылочной частью. Затылочный
бугор выражен не резко. Морда сухая, заостренная,
заметно короче черепной части, с плотно прилегающими
к челюстям губами и с черной мочкой носа. Скуловые
дуги хорошо развиты, переход от них к морде плавный,
четко выражен. Голова узкая со слаборазвитыми скулами
и выпуклым лбом — большой недостаток. Уши высоко
поставлены, небольшие, треугольной формы, с острыми
вершинами, подвижные. Глаза округлые, среднего
размера, темного цвета (цвета спелой вишни, темно-
карие, карие), со слабо косым разрезом век (фото 6).
Туловище по длине равно или чуть больше высоты в
холке, с хорошо развитой глубокой и широкой, но не
бочковатой грудью. Переход от груди к животу ясно
выражен. Конечности крепкие и сухие; задние с
несколько выпрямленными скакательными суставами. У
собак с немного растянутым форматом скакательные
суставы выражены хорошо. На задних лапах нередко
бывают прибылые пальцы, наличие которых не
дисквалифицирует собаку, но они нежелательны, их
нужно удалять в раннем возрасте.
Большинство русско-европейских лаек имеет черный, черный с белым, черно-пегий и белый с
черным окрасы. Не снижается оценка за редкий чисто белый окрас. Собаки с черно-подпалыми,
серыми, серо-пегими, бурыми и трехцветными (черным с белым и рыжими отметинами на бровях и
ногах) окрасами пока допускаются стандартом, но считаются маложелательными. На выставках
последних лет лайки с подобными окрасами почти не встречаются, хотя в пометах бывают не редки.
Нежелательны рыжий, рыже-пегий и палевый окрасы. Мелкие пятна (или крап) на ногах в тон
основного окраса допустимы. Хвост собака носит кольцом, часто в виде бублика, прижатым к спине
или к бедру. Удлиненный (ниже скакательного сустава) хвост — недостаток.
Исходным материалом для создания русско-европейской лайки служили представители местных
отродий лаек европейского Севера, особенно коми, архангельской и вотяцкой. Однако ни одна из них
не оставила характерных внешних черт в облике вновь созданной породы. Так, по описанию ряда
кинологов, для зырянской, или коми, лайки очень типичными были черный с рыжими подпалинами и
разных оттенков серые окрасы, длинноватое туловище, удлиненная голова (длина морды чуть меньше
черепной части), большие и довольно широкие у основания уши, рост до 60—65 см [58, 90]. Лайки
Кировской области, которых нередко относили к вотяцким, имели преимущественно серый окрас [60].
Своеобразные внешние формы были также у карельских, костромских и марийских лаек [9, 73, 85].
Вследствие этого русско-европейскую лайку нельзя отождествлять с какой-нибудь исходной породой,
в частности с коми лайкой, как это пытаются делать некоторые авторы [103, 113].
Тип высшей нервной деятельности русско-европейских лаек хотя и несколько более возбудимый,
чем у западносибирских лаек, но более уравновешенный в сравнении с карело-финскими. Эти собаки
очень азартны, подвижны, энергичны и неутомимы, имеют хорошие обоняние, слух и зрение. В
отличие от других заводских пород лаек они более универсальны как по охотничьим качествам, так и
по возможностям применения. Их удобнее держать в городской квартире, чем крупных
западносибирских лаек.
Русско-европейскую лайку можно использовать почти для всех видов охот, начиная от добычи
мелких пушных зверей и кончая лосем, кабаном, медведем, боровой, водоплавающей и даже болотной

Типичная форма головы высокопородной
русско-европейской лайки
дичью, по которой она работает в типе спаниеля. В массе своей русско-европейские лайки отлично
работают по белке, кунице и боровой дичи в любом районе нашей страны, где для охоты применяются
лайки. Для русско-европейских лаек характерна скороспелость. Как правило, они рано начинают
работать и при соответствующей натаске в 8—9 месяцев хорошо ищут и облаивают белку и глухаря,
мало в чем уступая взрослым собакам. При благоприятных условиях содержания и кормления суки
этой породы размножаются обычно 2 раза в год. Из заводских пород они наиболее плодовиты: в
пометах у них бывает пять-шесть, а нередко и восемь-десять щенков. Благодаря относительно
небольшому росту русско-европейская лайка не мешает при вынужденном содержании ее в городской
квартире.
Русско-европейская лайка широко распространена в европейской части СССР. Основные центры
заводского разведения этой породы — Москва, где в 1974 г. зарегистрировано более 800 русско-
европейских лаек, имеющих родословные, а также Киров, Ярославль, Калинин, Ленинград, Вологда,
Новгород, Архангельск, Пермь. Во многих других областях русско-европейская лайка обычна, хотя по
численности значительно уступает западносибирской. Племенное поголовье породы довольно велико и
продолжает расти. Трудно судить о современном уровне породности русско-европейских лаек в
различных частях ареала породы, так как в последние годы не было всесоюзных или всероссийских
выставок, которые могли бы дать сравнительные материалы.
В 1972 г. на V Всероссийской выставке в Москве охотники Калининской, Ярославской и
Московской областей представили большое количество прекрасных по экстерьеру и породности собак.
Очень хороши по сложке и формам головы, но мелковаты ростом были русско-европейские лайки из
Кировской области. Значительно уступали им в породности собаки из Архангельской, Вологодской и
других областей.
В конце 60-х и 70-х годах наиболее выдающимися производителями породы, имевшими
отличный экстерьер, были чемпион Кучум 1384/лре В. Н. Щербакова и Бегиш 1147/лре Н. А. Жунаева
(Москва), чемпионы Малыш 1228/лре А. И. Гуреева, Чара 1117/лре Ю. И. Филиппова, Волга-
Тайга 1153/лре В. Н. Денискина (все из Калинина), чемпионы Кустик 1056/лре и Гроза 1549/лре
питомника ВНИИОЗ (Киров), чемпион Бобрик 1336/лре В. А. Зеленова (Ярославль), чемпион Бой
1214/лре С. П. Козина (Ленинград). Из выдающихся полевых работников этого периода необходимо
отметить полевых чемпионов Зейка 1377/лре А. Д. Карпушевского и Саяна В. В. Волкова (оба из
Московской области).
К началу 80-х годов в породе русско-европейской лайки наряду с прекрасными по породности
особями имелось немало собак с такими нежелательными признаками, как очень крупный рост, слабая
скуластость, бедноватый шерстный покров, излишне выпуклый лоб, переразвитые надбровные дуги,
беднокостность, светлые глаза, чаще, чем у западносибирских отмечался неправильный прикус. Такие
существенные недостатки экстерьера явились прежде всего следствием ошибок в племенной работе и
непродуманных изменений стандарта породы, который был пересмотрен в 1966 г. Эти изменения
касались роста и окраса собак. Нижние пределы роста были установлены для кобелей 52 см, для сук 50
см, вместо прежних соответственно 50 и 48 см. Новым стандартом предпочтение отдавалось собакам
черного с белым или белого с черным окраса. Остальные окрасы либо допускались (серый, серо-пегий,
бурый), либо были нежелательны (рыжий).
Эти изменения привели к тому, что многие эксперты,
особенно невысокой квалификации, основными
достоинствами породных лаек считали черный с белым окрас
и крупный рост, а на остальные стати, особенно свойственные
породе, мало обращали внимания. Естественно, при таком
подходе к экспертизе не было затруднений при оценке
экстерьера и породности. Рослых собак черного с белым
окраса, часто со слабовыраженной скуластостью, обычно
ставили в головной части ринга, присуждали высокие оценки
за экстерьер и породность и стремились интенсивнее их
использовать в племенном разведении. При таком ведении
породы во многих местах, в том числе и в крупном
ленинградском очаге, появилось значительное количество
собак со слабой скуластостью и, будь они серого окраса, их
невозможно было бы отличать от западносибирских лаек по
формам головы — одному из важных породных признаков
(фото 7). На некрупных лаек, особенно на сук, имевших
прекрасные формы головы и хорошую сложку, нередко не
обращали внимания. Если собака к тому же имела
маложелательный окрас (серый, серо-пегий, бурый), то она,
как правило, всегда ставилась в конце ринга и получала
невысокие оценки, даже если имела богатую родословную,
желательный тип и отличные рабочие задатки.
Требование стандарта об увеличении на 2 см нижнего
предела роста, особенно у сук, и стремление использовать для
разведения «лучших» собак, т. е. тех, которые, во многом
лишь благодаря своему росту, занимали первые места на
рингах, привело к нарушению прежнего баланса полового
диморфизма у русско-европейских лаек. С середины 70-х
годов в породе все чаще стали появляться чрезмерно крупные
кобели с высотой в холке 60—61 и даже 63 см. Большинство же сук имели высоту в холке в пределах
50—52 см, а многие и ниже.
Известно, что половой диморфизм у животных чаще всего проявляется в размерах. У многих
видов, в том числе и у лаек, самцы крупнее самок. У тех и у других количественные показатели роста
находятся в определенных, довольно постоянных границах. У многих устоявшихся и отличающихся
значительной однотипностью пород зарубежных лаек, стандарты которых длительное время остаются
неизменными, разница между минимальными и максимальными размерами кобелей и сук иная, чем у
наших лаек. Так, у однотипных финских лаек кобели имеют высоту в холке 44—50 см, суки 39—45 см.
Разница между минимальными и максимальными пределами роста кобелей и сук составляет 5 см. То
же отмечается у лаек карельской медвежьей (высота кобелей в холке 54—60 см, сук 49—55) и у
емтландской (58—63 см и 53—58 см). Очевидно, для русско-европейских лаек нормальными
соотношениями роста будут 52— 58 см для кобелей и 47—52 см для сук.
Вопрос о появлении собак чрезмерно крупного роста в породе русско-европейской лайки (и в
породе западносибирской, о чем будет сказано ниже) обсуждался на заседании Всесоюзного
кинологического совета в декабре 1979 г. Было решено внести изменения в стандарт породы и
установить высоту в холке для сук 48—56 см, для кобелей оставить высоту в холке, как и в стандарте
1966 г.— 52—58-см.
Ряд недостатков в экстерьере русско-европейской лайки обусловлены также длительным
инбридированием на выдающихся производителей. В настоящее время, по-видимому, невозможно
найти русско-европейскую лайку заводского разведения, у которой в дальних коленах родословных не
встречались бы неоднократно Путик 65/л в сочетании с Ломкой 76/л и Бублик-I М. А. Глебова с Диной
М. П. Альтшуля. Потомки этих собак также нередко инбридировались друг на друга. Вероятно, этими
причинами можно объяснить более частую, чем у западносибирских лаек, встречаемость в породе
собак с неправильным прикусом. Отрицательную роль оказало и чрезмерно поспешное стремление
ряда кинологов и заводчиков консолидировать породу по черному с белым окрасу. Это приводило к
тому, что лайки, имевшие маложелательный окрас (серый, бурый, серо-пегий и т. п.), исключались из
племенной работы.
Насколько это было не на пользу породе, свидетельствуют следующие факты. От Джека 108/л
серого окраса (владелец И. П. Жданов) были получены знаменитая чемпион Гринда-П 1009/лре И. М.
Досадина, обладавшая высокими полевыми качествами, и менее известная чемпион Тайга Б. Н.

Голова русско-европейской лайки со
слабой скуластостью
Фегервари. Очень известны и внуки Джека чемпионы Бегищ 1147/лре Н. А. Дунаева и Шанька
1135/лре В. И. Яковлева. Крови Джека несет и его правнук — отличный работник и двукратный
чемпион московских состязаний лаек Зейк 1377/лре А. Д. Карпушевского. Все они оказали
значительное влияние на породу. В 1961 г. от Зура 93/л питомника ВНИИОЗ и Злюки А. Т.
Войлочникова родился чемпион Кустик 1056/лре. Злюка происходила от архангельских лаек серого
окраса и сама была серая. Чемпион Кустик был черного с белым окраса, имел отличный экстерьер и
прекрасные охотничьи качества. Этот кобель стал выдающимся производителем в питомнике ВНИИОЗ
и значительно повлиял на формирование поголовья русско-европейских лаек Кировской области. В
вязках с разными суками он хорошо передавал свой тип и рабочие качества. От него только в
питомнике ВНИИОЗ получено более 150 потомков. Среди них было много отличных по экстерьеру и
охотничьим свойствам собак, в их числе такие выдающиеся производители, как чемпион Гроза
1549/лре, Зур-П 1313/лре, Нерон 1553/лре, Динка 1311/лре, Галка 1312/лре (все питомника ВНИИОЗ).,
Тайга 1521/лре А. С. Машкина, Вьюга 2084/лре Ю. И. Касаткина и др.
Не только от рядовых лаек, но и от выдающихся производителей и чемпионов, имеющих черный
с белым окрас, время от времени рождаются серые и серо-пегие щенки. И поэтому вряд ли
целесообразно лишь из-за окраса не признавать породными таких щенков, в родословных которых
сконцентрированы крови лучших собак породы.
Появлению некоторых недостатков экстерьера у русско-европейских лаек способствуют и
современные городские условия содержания, в которых находится значительная часть поголовья.
Вследствие таких условий прежде всего обедняется шерстный покров и ухудшается его структура.
Отсутствие достаточного моциона ведет также к обеднению мускулатуры, ослаблению связок и
ожирению.
В последнее время многое сделано для исправления допущенных ошибок в ведении породы.
Требования к оценке экстерьера и породности русско-европейских лаек, а также к ее охотничьим
качествам постоянно возрастают. Поэтому можно ожидать усовершенствования этой породы, ее
консолидации и стабилизации.

Западносибирская лайка
Эта порода (фото 8)
выведена кинологами и
охотниками на основе местных
отродий лаек — мансийской
(вогульской) и хантейской
(остяцкой), распространенных в
основном в районах Северного
Урала и Западной Сибири.
Охотничьи лайки этих районов
издавна славились крупным
ростом, красотой и рабочими
качествами. Еще в 20-е годы
многие собаководы-любители
Свердловска, Москвы и
некоторых других городов
занимались заводским
разведением лаек, вывезенных из
районов Северного Урала и
районов бассейна р. Оби, не
смешивая их с лайками
зырянского, карельского и других
типов.
Мансийские и хантейские лайки, несмотря на ряд сходных внешних признаков (примерно
одинаковые рост, формат, окрасы), имели и некоторые различия в экстерьере. Мансийская лайка более
легкая, стройная. Голова не широкая в черепной части, с удлиненной сухой, заостренной мордой и
очень плавным переходом от лба к морде. Глаза с косым разрезом век. Шерстный покров не
образовывал большой «муфты» на шее.
Хантейская лайка была более крепкой, не высокопередой. Голова с широкой лобной и теменной
частью. Морда более короткая и не такая заостренная, как у мансийской лайки. У хантейских лаек

Западносибирская лайка
отмечалась хорошо выраженная «муфта». В создании породы западносибирской лайки, кроме
мансийской и хантейской, участвовала и так называемая уральская лайка, образовавшаяся в результате
смешения лаек мансийских, хантейских и зырянских, которую известный уральский кинолог Ф. Ф.
Крестников [52] выделял в самостоятельную породу.
Родоначальником одной из первых племенных линий западносибирских лаек заводского
разведения был Грозный, принадлежавший Свердловскому клубу служебного собаководства. Грозный
родился в 1930 г. и имел неполную двухколенную родословную. Этот выдающийся производитель
оставил после себя значительное количество хороших потомков. Кровь Грозного через его широко
известных внуков Таежного питомника «Красная Звезда», Норая А. М. Иванчикова, Мукса Уральского
военно-охотничьего общества отмечается во многих линиях западносибирских лаек.
Свердловская группа западносибирских лаек заводского разведения по породности была одной из
лучших в стране в довоенные и первые послевоенные годы. В последующем она несколько уступила
московской группе. Но, несмотря на это, уровень породности свердловских западносибирских лаек
остается высоким.
Трудно назвать родоначальников первых племенных линий западносибирских лаек московской
группы, где разведением этой породы начали заниматься с середины 20-х годов. В конце 20-х годов
был широко известен Мишка питомника Всекохотсоюза — кобель хантейского типа, 1924 г. рождения,
происходивший от Себерта и Нельвиры М. И. Пузевича из Обдорска. Мишка широко использовался в
племенной работе, однако среди лаек московской группы от него не было особенно выдающихся
потомков. Лишь после ликвидации питомника Всекохотсоюза, когда Мишку и суку этого же
питомника Тайгу передали товариществу охотников Иваново-Вознесенска (ныне г. Иваново), от их
вязки было получено несколько выдающихся потомков. Наиболее известные из них Серко М. Г.
Волкова, Север Чащина и Мишка И. И. Бурцева, которые значительно повлияли на формирование
породы.
На начальном этапе становления породы в Москве большое значение имели Ульф П. Г;
Петерсона, Урал и Дамка В. Н. Серова и некоторые другие. Эти производители были предками очень
известных в Москве до и после Великой Отечественной войны собак завода И. И. Вахрушева,
оказавших большое влияние на формирование и рост современного поголовья.
К началу Великой Отечественной войны в Москве сформировалась значительная группа
западносибирских лаек заводского разделения. Среди них необходимо отметить Ульфа С. Г.
Виноградова, первого чемпиона в породе — Урку И. И. Вахрушева (происходившую от суки
мансийского типа и кобеля зырянского типа), ее дочь чемпиона Урчалу-1/л И. И. Вахрушева, Ойру 3/л
П. А. Шмарова (затем П. А. Беляева), Бурку-Дымку 7/л С. В. Сарычева (затем В. И. Смирнова) и
Джубара 20/л И. И. Вахрушева. От них, и в первую очередь от Урчалы и Джубара, было получено
значительное количество хороших по экстерьеру и охотничьим качествам потомков, таких, как
чемпион Урчуня 21/л И. И. Вахрушева, Урс 31/л С. А. Северцева, чемпион Соболь 42/л П. А. Беляева,
Урман 43/л И. С. Зажилова, Кубря 77/л В. В. Шныгина, Дымка-П 81/л К. С Панкова. Эти потомки в
сочетании с рядом производителей, вывезенных из промысловых районов в годы войны, стали
основоположниками не только поголовья московских западносибирских лаек, но и вновь создаваемой
породы. Крови этих собак прослеживаются в родословных большинства современных породных
западносибирских лаек. Не умаляя достоинств перечисленных выше производителей, среди них
следует особо выделить чемпиона Соболя 42/л, который дал ряд выдающихся племенных собак, в том
числе чемпиона Хомича А. Е. Зеленского и через него внука — чемпиона Фомку Ю. Е. Казеннова.
В годы Великой Отечественной войны в Москве появился ряд выдающихся производителей,
происходивших от других заводских линий либо вывезенных из таежных районов без родословных.
Это прежде всего Таежный питомника «Красная Звезда», приобретенный в Свердловске, Дюмнар 26/л
М. Г. Волкова, происходивший от ламутских лаек, Панда 41/л питомника ВНИО, Сударь питомника
«Красная Звезда», вывезенный из Свердловской области, Борька питомника ВНИО, вывезенный из
Ханты-Мансийского национального округа и др. Широкое использование этих выдающихся
производителей, а также Орлика 83/л И. С. Зажилова, приобретенного в конце 40-х годов в Перми и
имевшего полную трехколенную родословную, привело к созданию новых племенных линий.
Среди новых линий особо
выделялись две — линия
Таежного питомника «Красная
Звезда» и линия чемпиона Аяна
66/л питомника ВНИО. Таежный
устойчиво передавал желательный
тип западносибирской лайки и
оставил после себя блестящих по
экстерьеру потомков, таких, как
чемпион ВСХВ Тобол питомника
«Красная Звезда», Алдан-Бровка
69/л Ю. П. Маслоковца, чемпион
Аргунь 73/л и Алтай 72/л
питомника ВНИО. Дочь Алтая
Нарымка 1018/л Г. Ф. Быкова
заслужила звание чемпиона на
отечественных выставках, а сын
Кудесник 107/л А. Я. Цыпко был
удостоен звания чемпиона на
Международной выставке
охотничьих собак в Чехословакии.
Таежный является также одним из
предков чемпиона Вайгача 1055/лзс питомника ВНИИОЗ, которому в 1971 г. на Всемирной выставке
охоты и собаководства было присуждено звание чемпиона мира и Венгрии (фото 9). Аян 66/л родился
от вязки Борьки с Питюх-П. Он не блистал экстерьером, но имел прекрасные рабочие качества. Среди
его потомков наибольшей известностью пользовались чемпион Катунь 1013/лзс П. М. Пискунова,
Гадалка 90/л, Зуек 102/л и особенно внук чемпион Тобол 1052/лзс питомника ВНИИОЗ, который стал
основоположником линии своеобразных по экстерьеру, с высокими рабочими качествами
западносибирских лаек. Хотя потомки чемпиона Аяна 66/л в экстерьере несколько уступали потомкам
Таежного, большинство из них имели прекрасные охотничьи свойства и хорошо работали по крупному
зверю.
Образование племенных групп западносибирских лаек шло и в других местах, в первую очередь в
Горьком, Перми, Новосибирске. Огромную роль в становлении этой породы играли на первых порах
многочисленные питомники. Из питомников ВНИО, «Красная Звезда», Горьковского, Омского,
Казымского и других поступали породные лайки не только охотникам-промысловикам, но и городским
охотникам, которые широко использовали их в племенной работе.
Из всех заводских пород лаек, создание которых началось с конца 40-х годов, западносибирские
уже к концу 50-х годов представляли хорошо обособленную форму со специфическими внешними
породными признаками. Следует подчеркнуть, что формирование этой породы шло иным и, очевидно,
более целесообразным путем, нежели породы русско-европейской лайки. В частности, при
становлении желательного типа породы кинологи не прибегали к тесному инбридированию, а
стремились достичь этой цели подбором однотипных производителей разных кровей. Такой подход к
ведению породы положительно сказался на состоянии поголовья. Так, среди западносибирских лаек
значительно меньше, чем у русско-европейских, встречаются особи с неправильным прикусом. К чести
кинологов и охотников, занимавшихся созданием породы, следует отнести и то, что они сумели
сохранить в ее внешнем облике основные черты исходных типов — хантейских и мансийских лаек. На
каждом этапе своего развития порода совершенствовалась. В разных местах ее распространения в ней
появлялись все новые и новые хорошие производители.

Западносибирская лайка чемпион мира 1971 г. Вайгач 1055/лзс
(владелец питомник ВНИИОЗ)
Всех их невозможно перечислить, но нельзя не
назвать ряд выставочных чемпионов 60-х — начала 70-х
годов, таких, как Туман 1105/лзс А. Е. Баженова, Казан
1011/лзс В. Н. Быковского, Аян 1086/лзс И. И.
Шурупова, Джой 1272/лзс В. И. Дешкина, Дым 1200/лзс
В. В. Наумова-Цигикала, Чула 1001/лзс В. В. Григорьева,
Рудка 1022/лзс С. П. Кузьмина, Венера 1034/лзс B. Ф.
Комиссарова (все из Москвы и Московской области),
Джой 1123/лзс C. М. Васильева (Ленинград), Тобол
1052/лзс и Вайгач 1055/лзс питомника ВНИИОЗ (Киров),
Ингур 1108/лзс А. П. Лопашева (Горький), Айва 1155/лзс
И. И. Власенко (Новосибирск), Малыш 1157/лзс и Лайга
1176/лзс Н. А. Ка-ракоя (Калуга), Тайга 1207/лзс А. М.
Баженова (Вологда). Следует отметить и обладавших
отличными рабочими качествами полевых чемпионов
Казбека 1304/лзс В. В. Шувалова (Ярославская обл.),
Джагду 1025/лзс Н. 3. Данилова, Думку 1047/лзс В. П.
Маркова и Чародейку 1180/лзс В. А. Иванова (все из
Москвы). Большинство из упомянутых собак были
основателями новых племенных линий. Все они не
только оставили яркий след в породе, но и обогатили ее
рядом ценных качеств.
Современная западносибирская лайка — собака
несколько выше среднего роста. В соответствии со
стандартом высота в холке у кобелей 54—60 см, у сук
52—58 см. В породе наиболее распространены крепкий,
крепковатый и суховатый типы телосложения. Общий
формат несколько удлиненный, хотя нередки кобели и с
почти квадратной сложкой. Голова сухая, обычно
удлиненная, если смотреть сверху, напоминает острый
клин (фото 10). Переход от лба к морде плавный. Длина морды лишь немного короче черепной части
головы. Затылочный бугор хорошо заметен. Скуловые дуги выражены слабо. Уши в форме вытянутого
треугольника с заостренной вершиной, высоко поставлены. Глаза карие и темно-карие, с резко косым
разрезом век. Мочка носа черная, при белом и палевом окрасах допускается коричневая. Хорошо
развитая грудь скорее глубокая, чем широкая. Переход от груди к животу выражен слабо. Хвост
кольцом, у многих собак он бывает туго закручен и прижат либо к спине, либо к бедру. Наиболее
типичные окрасы западносибирской лайки: зонарно-серый, серо-пегий, белый, палевый, зонарно-
рыжий и рыже-пегий. Встречающиеся у этой породы черные с белым, черно-подпалые и бурые окрасы
допускаются, но нежелательны. Ярко-рыжий (не зонарный) окрас не типичен.
Приведенное описание внешнего вида, особенно форм головы, соответствует идеальному типу
породы. Однако заводчики и особенно эксперты должны знать, что в поголовье породы имеются
разные типы, которые заметно отличаются внешне. Так, наряду с узкоголовыми, длинномордыми,
поджарыми собаками, несущими в себе сильные крови мансийских лаек, встречаются более крепкие
собаки со сравнительно короткомордыми, широковатыми в черепной части головами и с более
заметным переходом от лба к морде — признаками, унаследованными от хантейских и со Среднего
Урала лаек (фото 11). Оба эти типа свойственны породе, и каждый из них обладает ценными
свойствами. Эксперты обязаны бережно относиться к имеющимся типам, уметь различать их и разумно
использовать в селекционно-племенной работе, помня, что эти различия представляют огромные
возможности для совершенствования породы в самом широком диапазоне практического
использования.

Голова высокопородной западносибирской
лайки
Тип поведения западносибирских лаек быстрый,
живой, подвижный, уравновешенный и не такой азартный,
как у русско-европейских. Среди них редко встречаются
сильно возбудимые собаки. Западносибирские лайки могут
хорошо работать по многим видам охотничьих животных,
но большинство из них проявляет склонность к работе по
копытным и соболю. Нередко встречаются собаки,
предпочитающие работать по какому-нибудь одному
промысловому виду и неохотно работающие по другим.
Возможно, это свойство закрепилось у них в результате
длительного отбора. Н. Швецов [104] отмечал, что в
Западной Сибири местные охотники-промысловики очень
ценили собак, специализировавшихся в работе по одному
виду, а идущих за разным зверем лаек выбраковывали.
Среди заводских пород лаек западносибирские лайки
наиболее многочисленны. К концу 70-х годов их поголовье
ориентировочно составляло около 15 тыс. особей. Эта
порода широко распространена от западных границ СССР
до берегов Тихого океана. Западносибирские лайки
заводского разведения обычны не только на Урале и в
Западной Сибири, где их очень ценят охотники-
промысловики, но также в Белоруссии, Прибалтике, на
Украине и в ряде центральных областей РСФСР.
Примечательно, что собаки этой породы количественно
преобладают над русско-европейскими лайками в
Московской, Ивановской, Горьковской и некоторых
других областях европейской части РСФСР. В этих
областях западносибирских лаек держат преимущественно
охотники-любители, очевидно, в связи с тем, что
используют их не только для охоты на пушного зверя, но и для охоты на уток и кабана, по которым они
работают лучше других пород лаек, разводимых в европейской части страны. Ежегодно увеличивается
число западносибирских лаек в районах Средней Сибири, Дальнего Востока, Казахстана и Кавказа.
Такому широкому распространению западносибирских лаек заводского разведения
способствовали четко выраженные породные признаки, красота собак и хорошие рабочие качества.
Уровень их породности очень высок. В 1978 г. на 50-й Московской юбилейной выставке охотничьих
собак, на которую были приглашены охотники со своими питомцами из многих областей РСФСР,
экспонировалось 340 западносибирских лаек. Оценку «отлично» — высшую оценку за экстерьер и
породность — получили 53 % собак, имевших право на ее получение. Это очень высокий показатель
экстерьерного и породного уровня поголовья.
Важнейшим центром разведения западносибирских лаек остается Москва, где сосредоточено
наиболее высокопородное поголовье разных племенных линий. По численности западносибирские
лайки занимают первое место среди всех пород охотничьих собак Московской области и составляют
примерно четвертую часть их общего поголовья. Значение московского очага породы очень велико.
Отсюда ежегодно вывозят большое количество племенных щенков в различные области и
промысловые районы не только для использования их в дальнейшем на охоте, но и для создания
племенных гнезд. На базе московских западносибирских лаек формировалось поголовье
Новосибирского питомника Главного управления охотничьего хозяйства РСФСР.
Крупными центрами разведения этой породы являются также Свердловск, Горький, Иваново,
Ленинград, Новосибирск, где имеется много хороших производителей. Породные щенки, поступающие
из этих центров в промысловые районы, используются преимущественно в качестве пользовательных
собак.
Несмотря на высокую породность западносибирских лаек, к сожалению, нельзя утверждать, что
порода достигла полной консолидации. Немалая причина этого — изменение стандарта породы в 1966
г., в соответствии с которым нижний предел роста (высоты в холке) для кобелей устанавливался 54 см
вместо прежних 52 см, а для сук соответственно 52 вместо 50. Выше упоминалось, как подобная мера
отразилась на русско-европейских лайках. И среди западносибирских лаек с начала 70-х годов начали
появляться чрезмерно крупные собаки. К концу 70-х годов кобели с высотой в холке 62—63 см стали
обычным явлением. В ряде случаев их рост достигал 67 и даже 69 см.
На заседании Всесоюзного кинологического совета в 1979 г. решено было повысить верхний
предел роста кобелей на 2 см, т. е. максимальный их рост теперь может достигать 62 см. Однако эта

Голова западносибирской лайки
хантейского типа
мера вряд ли окажет решающее воздействие на стабилизацию породы по росту. Во-первых, среди
западносибирских лаек сейчас много собак, с одной стороны, имеющих чрезмерно крупный рост, а с
другой — отличные внешние формы и полевые качества. Вряд ли только из-за роста следует
исключать таких собак из планов селекционно-племенной работы. Во-вторых, подавляющее
большинство сибирских охотников-промысловиков считают, что в условиях Сибири требуется крупная
лайка, с высотой в холке в среднем около 60 см. В связи с этим рост в холке кобелей, очевидно, должен
быть в пределах 58—64 см, а сук 53—59 см. Эти предположения исходят из тех же предпосылок, о
которых мы упоминали в связи с ростом русско-европейских лаек. Однако окончательное решение о
параметрах роста, которые должны быть отражены в стандарте, можно принять лишь после
соответствующих исследований.
В экстерьере западносибирских лаек также еще встречаются такие недостатки, как светлый .глаз,
большое ухо, развитые надбровные дуги и др. Лайки некоторых племенных линий, обладая отличным
экстерьером, в то же время имеют слабые полевые качества. Следует отметить, что число лаек с
подобного рода недостатками значительно сократилось в последнее десятилетие. Но, несмотря на это,
работы по ликвидации недостатков экстерьера и охотничьих свойств западносибирских лаек должны
постоянно быть в центре внимания практической деятельности кинологов и заводчиков.
В целом же современная западносибирская лайка как заводская порода находится на пороге своей
полной консолидации. Она обладает неповторимой красотой внешних форм, хорошими охотничьими
свойствами и заслуженно является гордостью отечественного собаководства.
Восточносибирская лайка
Временный стандарт
восточносибирской лайки был
утвержден в 1949 г. В основу его
положено описание внешних
признаков амурской лайки,
составленное охотоведом К- Г.
Абрамовым [1]. В отличие от
рассмотренных выше пород у
амурской лайки было заметно
растянутое туловище, мощный
костяк, сухая, но грубоватая
голова с широковатой черепной
частью, очень хороший шерстный
покров. Эта лайка использовалась
охотниками как для добывания
пушных зверей, так и в качестве
транспортного животного для
завоза продовольствия и
снаряжения на места промысла и
выхода домой. Однотипные
собаки, внешне похожие на
амурскую лайку, встречались не
только в Приамурье, но и западнее, в ряде районов Средней и Восточной Сибири.
В этих регионах имелись и другие типы местных лаек. Среди них встречались собаки некрупные,
с квадратным форматом, внешне очень похожие на русско-европейских лаек. В ряде районов были
более рослые, поджарые, с узкими головами лайки, по формам однотипные с западносибирскими.
Наряду с ними имелись собаки, сильно отличавшиеся особенностями экстерьера от хорошо
сформировавшихся заводских пород. В разных очагах эти отличия имели характерные черты, которые
возникли под влиянием неодинаковых условий существования, применения на охоте и традиций
местного населения. В частности, не все народности Восточной Сибири использовали лайку в качестве
транспортного животного. Поэтому встречающиеся иногда утверждения о том, что для
восточносибирских лаек характерен растянутый формат, не являются абсолютно верными. В ряде
районов Восточной Сибири много лаек, особенно кобелей, с почти квадратной сложкой. Естественно,
временный стандарт (он в той же редакции существует до настоящего времени) не отражал, да и не мог
отразить многообразия типов местных отродий лаек Восточной Сибири.

Восточносибирская лайка из Эвенкийского национального округа
Со временем утверждения
временного стандарта
восточносибирской лайки до
конца 60-х годов заводским
разведением лаек Восточной
Сибири не занимались. Оно было
начато лишь после создания
Иркутского питомника в начале
70-х годов. Почти одновременно
этих лаек стали разводить
заводскими методами и в
Ленинграде. К этому времени во
многих районах, особенно
расположенных вдоль
магистральных дорог и крупных
рек, исчезли местные отродья лаек
Восточной Сибири, в том числе и
амурская. Лишь в отдаленных
местах, главным образом в горных
районах, кое-где сохранились
аборигенные лайки со
своеобразными внешними
формами.
По своему телосложению они хорошо приспособлены к тяжелой работе в суровых условиях
горной сибирской тайги. Наиболее характерные черты их экстерьера: общий вид собаки характеризует
в первую очередь ее крепость, мощь и силу; рост средний или выше среднего, обычно в пределах 53—
63 см, нередко даже и больше; голова сухая, с широкой черепной частью; уши среднего размера с
заостренными вершинами, поставлены невысоко; костяк мощный, обхват пясти у кобелей 11—14 см;
шерстный покров очень пышный, состоящий из длинноватого, грубого, прямого остевого волоса и
чрезвычайно густого мягкого подшерстка; окрас разнообразный (кроме не свойственного лайкам
вообще); хвост обычно загнут кольцом или полукольцом на спину либо прижат к бедру, изредка может
быть опущенным (фото 12).
Большинство сук
восточносибирских лаек приходит
в пустовку раз в год, обычно в
осенне-зимний период. Щенки и
молодые собаки развиваются
значительно медленнее, чем у лаек
других пород. Тип поведения этих
собак уравновешенный,
спокойный. Для них наиболее
типичен аллюр — рысь, изредка
перемежающаяся галопом. Для
других пород наших лаек более
характерен галоп,
перемежающийся рысью.
Восточносибирские лайки очень
выносливы и неприхотливы.
Молодые собаки нередко охотно
работают по белке, но с возрастом
у многих, особенно у кобелей,
проявляется большая склонность к
работе по «красному» зверю, в
первую очередь по соболю. Среди
лаек Восточной Сибири встречается немало медвежатниц.
Несмотря на то, что заводское разведение восточносибирских лаек началось более 10 лет тому
назад и в IV томе ВРКОС (Всероссийская родословно-племенная книга охотничьих собак) в 1979 г.
уже записано 39 собак этой породы, ее вряд ли можно считать породой в современном понимании.
Поголовье восточносибирских лаек заводского разведения еще чрезвычайно разнотипно не только по
окрасу, но и по форме головы, росту, сложке, поставу ушей и некоторым другим статям. Многие

Восточносибирская лайка чемпион Булька 1005/лвс ( владелец
Иркутский питомник)

Восточносибирская лайка с легкой заостренной мордой
собаки иногда так резко различаются, что их можно легко отнести к разным породам. Очевидно,
восточносибирскую лайку следует пока считать породной группой, на основе которой и должно
происходить дальнейшее формирование породы.
Пока еще трудно судить о том, какой тип
экстерьера станет в породе основным. В настоящее
время восточносибирских лаек разводят заводскими
методами в Иркутске и Ленинграде. В Иркутске
стремятся вести линию чемпиона V Всероссийской
выставки 1972 г. Джульбарса 1001/лвс и линию
чемпиона Бульки 1005/лвс. Эти производители были
относительно однотипными, хотя и имели
существенные различия в формах головы и
некоторых других статях. Приобретенный у
охотника Качугского района Иркутской области
Джульбарс был рослым, мощным кобелем черного с
рыжевато-белесоватым подпалом окраса (по каким-
то причинам некоторые кинологи называют такой
окрас «карамистым»), с грубоватой, тупой,
брусковидной по форме мордой, по длине немного
меньше черепной части. Вывезенный из
Эвенкийского национального округа Булька (фото
13) не уступал ростом и мощью Джульбарсу, но в
отличие от него имел черный с белым окрас и
своеобразной формы голову с грубоватой, короткой
тупой мордой, плавным переходом от лба к морде,
округлым лбом и сравнительно небольшими ушами.
И Джульбарс,. и Булька передавали ряду потомков,
хотя и не очень устойчиво, характерные особенности
своего экстерьера. В создаваемой породе
восточносибирской лайки желательно было бы
закрепить тип экстерьера, свойственный этим
отличным представителям лаек Восточной Сибири.
Собак такого типа невозможно спутать с лайками других пород, даже если у них будут одинаковые
окрасы.
В Ленинграде, где также образовалась значительная группа заводских восточносибирских лаек,
большинство собак имеет совершенно иной тип экстерьера, нежели лучшие представители иркутского
очага. В отличие от последних они выглядят несколько легче и, главное, форма головы у них
совершенно иная, с легкой заостренной мордой (фото 14). Таких восточносибирских лаек черного с
белым окраса нередко трудно отличить от русско-европейских. Это было подмечено скандинавскими
кинологами, очень интересовавшимися восточносибирскими лайками на Ленинградской выставке в
1977 г., которые заявили, что рост и окрас таких восточносибирских лаек не всегда являются
надежными породными признаками.
В Ленинграде имеются восточносибирские лайки и другого типа, с грубоватыми тупыми мордами
(фото 15), похожие по типу на лучших иркутских лаек. Однако таких собак здесь немного, и,
возможно, поэтому ленинградские кинологи мало обращают на них внимания и недостаточно
используют в селекционно-племенной работе.
Несмотря на недостатки, имевшиеся на начальном этапе формирования породы, можно
надеяться, что в недалеком будущем восточносибирская лайка как заводская порода станет достаточно
однотипной с четко выраженными, свойственными только ей породными признаками.

Лайки промысловых районов
В конце 70-х годов в нашей стране на учете находилось более 70 тыс. лаек. Однако из-за
отсутствия точного учета эти цифры не отражают истинной численности их поголовья. Большое
количество лаек, особенно в районах промысловой охоты, не регистрируется. По сообщению А. В.
Гейца [21], только у охотников Восточной Сибири имеется 66—68 тыс. лаек. Немало их и в других
районах, где ведется охотничий промысел. Если учесть, что численность всех заводских пород лаек в
нашей стране не превышает 20—25 тыс. голов и большинство их находится у городских охотников-

Типичная форма головы восточносибирской
лайки
любителей, то невольно возникает вопрос, что же собой представляют лайки промысловых районов, с
которыми добывается основная масса пушнины и другой продукции охотничьего промысла.
Преобладающую часть поголовья охотничьих лаек в промысловых районах составляют разного
рода лайкоиды и мало-породные пользовательные собаки. Именно с ними охотники добывают пушных
зверей, в первую очередь белку и соболя. Охотников-промысловиков интересуют прежде всего
рабочие качества собаки, а не ее экстерьерные достоинства, породность и племенное значение.
Нередко малопородные лайки, встречающиеся у охотников, работают хорошо. Однако не следует
забывать, что очень много подобных им охотники безжалостно уничтожают как непригодных на
промысле. И в наши дни охотники-промысловики часто держат пять-шесть, иногда до девяти таких
лаек, которых затем проверяют на охоте. Возвращаются же они обычно с двумя-тремя собаками,
зарекомендовавшими себя достаточно хорошими работницами. Следует помнить, что потомство от
таких хорошо работающих лаек далеко не всегда пригодно на охоте.
Районов, где сохранились достаточно типичные местные лайки, осталось очень немного. Если
еще в начале 60-х годов значительное число хороших лаек было в бассейне верховий р. Мезени и в
Удорском районе Коми АССР, в Лешуконском, Карпогорском и Пинежском районах Архангельской
области, то со строительством железной дороги Архангельск—Лешуконское численность хороших
лаек в этих районах стала быстро уменьшаться из-за метизации местных с завозными беспородными
собаками, и к настоящему времени местные лайки исчезли.
С начала 60-х годов катастрофически быстро стали ухудшаться породность и рабочие качества
местных лаек во многих районах Западной Сибири и Красноярского края. Так, в Богучанском,
Кежемском и примыкающих к ним районах Красноярского края охотники-промысловики из-за
отсутствия хорошо работающих лаек иногда вынуждены содержать по пять-семь собак в течение
долгого времени, до выхода в тайгу, жестко выбраковывая большинство из них на промысле, как
непригодных к охоте. Но и подобная беспощадная выбраковка не дает положительных результатов.
Рабочие качества и породность поголовья местных промысловых собак продолжают ухудшаться.
Основная причина этого — беспривязное содержание местных лаек, что ведет к неизбежной метизации
их с массой завозных собак иных пород и беспородных, которые проникают в самые отдаленные
промысловые районы вместе с многочисленными геологическими экспедициями и населением,
приезжающим на предприятия нефтяной, газовой и лесной промышленности. В настоящее время, по-
видимому, уже вывелись типичные местные лайки в Омской, Тюменской и Томской областях.
В 70-х годах в связи со строительством Байкало-Амурской магистрали стали быстро, исчезать
местные лайки из районов Иркутской, Читинской областей и Бурятской АССР. К началу 80-х годов
типичные местные лайки сохранились в небольшом числе лишь в отдаленных селениях. Полностью
местные лайки исчезли на Дальнем Востоке. В последние годы здесь, как и во многих областях
Западной и Восточной Сибири, распространяются западносибирские лайки заводского разведения,
приобретаемые охотниками из питомников или у отдельных заводчиков этой породы.
Пожалуй, единственным районом, где в относительной чистоте еще сохранились местные лайки,
является Эвенкийский национальный округ Красноярского края. Охотхозяйственные организации
этого округа осуществили ряд простейших мер для сохранения местных лаек. В частности, в Эвенкию
запрещен ввоз собак. Даже лаек сюда можно ввозить лишь по разрешению краевых органов
охотнадзора. Лайки в округе хотя и разнотипны, но их рабочие качества, по свидетельству многих
охотников, очень хорошие. Несколько лаек из Эвенкии были вывезены в Иркутский питомник, где
большинство из них стали лучшими производителями желательного типа восточносибирской лайки.
Аборигенные лайки (фото
16) обладают многими ценными
качествами и прежде всего
удивительной неприхотливостью
и отличными охотничьими
свойствами. Большинство из них
начинают работать без
предварительной натаски. На
промысле после изнурительной
работы им нередко приходится
довольствоваться скудным
кормом и отдыхать на открытом
воздухе при жестоких морозах в
долгие зимние ночи. Эти лайки
могут вскоре повсеместно
исчезнуть, если не будут приняты
действенные меры к их
сохранению. Аборигенных лаек
нужно разводить заводскими
методами не только в питомниках,
но и в промыслово-охотничьих
хозяйствах, где их разведением
должны заниматься охотоведы
этих хозяйств. К сожалению,
многие охотоведы не уделяют местным лайкам нужного внимания, часто они способствуют их
исчезновению, завозя породных западносибирских лаек в те немногие места, где еще имеются очаги
местных лаек. Появление же новой (хотя и близкой) породы в районах с примитивным ведением
собаководства неизбежно ведет к метизации и исчезновению как местного, так и завезенного
породного типа. В последние годы метисные лайки, происходящие от аборигенных и породных
западносибирских, встречаются во многих районах Средней и Восточной Сибири. Вряд ли это полезно
для промыслового собаководства.
Для сохранения аборигенных лаек ведущим охотхозяйственным организациям, в первую очередь
Росглавкооппушнине Центросоюза и Главохоте РСФСР, нужно как можно быстрее разработать
соответствующую программу работ (выбрать место, провести селекционно-племенные и ветеринарно-
профилактические мероприятия и др.), выделить необходимые средства и, контролируя проведение
работ, добиваться намеченных целей. Если такие работы не предпринять в ближайшие годы, будут
неизбежно потеряны своеобразные и ценные охотничьи лайки, которых в течение многих веков
создавали и совершенствовали народы Сибири. Аборигенные лайки заслуживают самого пристального
внимания, и их необходимо сохранить.

Питомники лаек
Создание и совершенствование отечественных пород лаек, увеличение численности поголовья и
их широкое распространение тесно связаны с деятельностью питомников. Первые небольшие
питомники лаек в нашей стране появились еще в конце прошлого столетия. Их владельцы А.
Ширинский-Шихматов, Н. П. Кишенский, М. Дмитриева-Сулима и некоторые другие были
состоятельными людьми и содержали лаек в питомниках преимущественно для себя. Да и спрос на
лаек со стороны охотников-любителей в те времена отсутствовал. В связи с этим питомники, хотя в
них и содержались неплохие собаки, не оказали никакого влияния ни на становление пород лаек, ни на
их совершенствование.
После Великой Октябрьской социалистической революции, когда лайками заинтересовались
широкие круги охотников и началось их заводское разведение, во многих областях в разные годы были
созданы небольшие питомники охотничьих собак, принадлежавшие различным организациям
(Всекохотсоюзу, Госторгу, товариществам охотников и др.). Многие из них вследствие маломощности
и необеспеченности квалифицированными кадрами собаководов вскоре распались. Отдельные
питомники, в частности питомник Всекохотсоюза, значительно содействовали распространению лаек в
центральных районах. Крови собак этого питомника до сих пор встречаются у современных
западносибирских лаек. В 30-е годы поголовье лаек, в том числе и заводского разведения, значительно

Лайка из промыслового района Тувинской АССР
увеличилось и особой необходимости в питомниках не ощущалось. В связи с этим и по ряду других
причин были ликвидированы питомники Всекохотсоюза и Госторга.
В годы Великой Отечественной войны в связи с быстрым снижением, численности лаек и резким
ухудшением их породности было создано значительное количество государственных питомников
охотничьих собак. Просуществовали они недолго. За немногим исключением их ликвидировали к
началу 50-х годов, как убыточные для организаций, которым они принадлежали. Но, несмотря на
короткий период их деятельности, питомники имели немаловажное значение для восстановления
поголовья лаек ряда районов. А некоторые из них, особенно питомник «Красная Звезда» и питомник
ВНИО, сыграли ведущую роль в создании и совершенствовании новых заводских пород лаек.
В питомнике «Красная Звезда» (под этим названием он наиболее известен, полное название его
— Питомник Центральной военно-технической ордена Красной Звезды школы дрессировки) наряду с
собаками служебных пород в годы войны и в первые послевоенные годы имелась группа отличных
западносибирских лаек, таких, как Таежный, чемпион ВСХВ Тобол, Сударь, Тайга, Пурга, Назымка и
др. Преимущественно от этих производителей был создан желательный тип заводской породы. К
сожалению, с конца 40-х годов этот питомник не занимался больше разведением лаек.
Созданный в годы Великой Отечественной войны опытный питомник охотничьих собак ВНИО
(ныне ВНИИОЗ) —один из немногих питомников, сохранившихся с того времени до наших дней.
Научная и производственная деятельность этого питомника делится на два периода. Вначале он
находился в 119 км от Москвы, в д. Безбородово Завидовского района Калининской области. Здесь
была выведена выдающаяся, получившая широкую известность линия чемпиона Путика 65/л, которая
образовала основное племенное ядро в породе русско-европейских лаек. Здесь же основана одна из
лучших рабочих линий в породе западносибирских лаек — линия чемпиона Аяна 66/л. Благодаря
питомнику поголовье русско-европейских лаек в Москве, Калининской и Ярославской областях быстро
сформировалось, стало сравнительно однотипным и выросло количественно.
В 1959 г. питомник был переведен в Кировскую область и размещен в 14 км от г. Кирова. На
новом месте он продолжал ранее начатые работы по совершенствованию экстерьерных и рабочих
качеств заводских пород лаек. Его влияние на поголовье русско-европейских лаек Кировской области
трудно переоценить. В племенной работе с ними были широко использованы высокопородные
производители питомника Зур 93/л и чемпион Кустик 1056/лре. Этим была достигнута быстрая
консолидация лаек кировского очага с ярко выраженными породными признаками. К концу 60-х годов
под влиянием производителей питомника кировский очаг русско-европейских лаек стал одним из
крупнейших в стране, и в его поголовье сложился свой тип, отличный от типа лаек этой породы
московского, ленинградского, калининского и ярославского очагов [76].
Очень хорошо зарекомендовали себя и производители западносибирских лаек питомника
чемпион мира Вайгач 1055/лзс, чемпион Тобол 1052/лзс, его дочь чемпион Зурка 1351/лзс, Маяк
1686/лзс, Рекс 1349/лзс, Серко 2822/лзс. Большинство потомков этих собак попадало охотникам-
промысловикам Сибири. Лайки славились своими отличными рабочими качествами, среди них
встречалось немало собак, хорошо работающих по крупному зверю, в том числе и по вольному
медведю.
С конца 60-х годов питомник занимается разведением карело-финских лаек. Для освежения
сильно заинбридированных кровей этой породы в Финляндии были закуплены чистопородные
финские лайки, которые использовались и в селекционно-племенной работе с карело-финской лайкой и
для разведения в чистоте. Целенаправленная работа питомника позволила создать к началу 80-х годов
крупный очаг этой породы в Кирове, который стал источником распространения финских лаек в
другие районы страны.
Велика роль питомника ВНИИОЗ в обеспечении племенными щенками лаек охотников
промысловых районов европейского Севера и Сибири. Только за период существования питомника в
Кировской области к началу 1980 г. им реализовано в 48 областей, краев и автономных республик
около 4 тыс. племенных щенков. Племенной молодняк использовался на комплектование поголовья
других питомников, а также на создание племенных гнезд.
Опытный питомник ВНИИОЗ — пока единственная база, где ведутся научные исследования в
области промыслового собаководства. Здесь осуществлены работы по изучению биологии
размножения лаек разных пород, роста и развития их молодняка. В питомнике поставлены опыты по
гибридизации лаек с волком с целью выявления возможностей улучшения экстерьерных и рабочих
свойств лаек. В последние годы в нем начаты работы по изучению наследования особенностей
экстерьера и охотничьих свойств этих лаек. Результаты практической и научной деятельности
питомника ВНИИОЗ неоднократно демонстрировались на различных выставках. Он был участником
всесоюзных выставок 1958 и 1967 гг., а также всероссийских 1960 и 1972 гг., где собаки питомника
всегда получали высокие оценки и занимали почетные места. В 1971 г. три лайки питомника
экспонировались на Всемирной выставке в Будапеште, где западносибирской лайке Вайгачу 1055/лзс
было присуждено звание чемпиона мира и чемпиона Венгрии, а русско-европейской лайке Карату
1550/лре — звание кандидата в чемпионы. За успехи в развитии охотничьего собаководства питомник
ВНИИОЗ неоднократно был участником ВСХВ — ВДНХ и удостаивался почетных наград.
Одним из старейших современных питомников лаек является и питомник Ярославского
облпотребсоюза, расположенный в 40 км от Ярославля, возле ст. Лютово (на железной дороге
Ярославль — Кострома). Он также был создан в годы Великой Отечественной войны. В этом
питомнике разводят только русско-европейских лаек. Уровень породности поголовья лаек
Ярославского питомника средний. В составе производителей здесь редко были выдающиеся собаки. В
течение длительного времени большинство производителей в нем не имели полевых дипломов.
Несмотря на это, многие охотники, приобретавшие щенков из этого питомника, сообщают об их
хороших рабочих качествах.
В 1957 г. организован Хабаровский питомник западносибирских лаек, принадлежавший
Главохоте РСФСР. В 1966 г. он был передан Лазовскому госпромхозу и переведен в с. Бичевое. Этот
питомник не отличался особыми достижениями. Однако из него во многие районы Дальнего Востока
поступило значительное количество породных щенков, что положительно сказалось на развитии
промыслового собаководства этого региона. К сожалению, из-за неумелого ведения в нем
селекционно-племенной работы и недостаточного внимания к нему руководства этот питомник пришел
в упадок и прекратил свою деятельность в конце 70-х годов.
В 1959 г. был организован Новосибирский питомник Главохоты РСФСР. Он расположен в 35 км
от областного центра в с. Кубовая. Это один из крупных питомников лаек в стране.
Воспроизводственное поголовье в 70-х годах в нем составляло от 65 до 75 собак (10—12 кобелей и
55—65 сук). Новосибирский питомник разводит только западносибирских лаек. Ежегодно он реализует
в разные районы Сибири и Дальнего Востока 220—300 породных щенков. В этом питомнике
содержится хорошее по экстерьеру и сравнительно однотипное воспроизводственное поголовье, для
которого характерен крупный рост собак. Отзывы охотников о лайках Новосибирского питомника
хорошие.
Крупным питомником является Иркутский питомник восточносибирских лаек, подчиненный
Иркутскому тресту коопзверопромхозов. Он создавался в период с 1969 по 1973 гг. Поголовье
питомника комплектовалось с большими трудностями. Для этой цели у охотников промысловых
районов Иркутской области и Красноярского края, кроме нескольких отличных и типичных кобелей,
были закуплены более 500 щенков от местных, хорошо работавших лаек-производительниц. Однако из
этого числа в основном поголовье остались единицы. Остальные были выбракованы либо в 10—12-
месячном возрасте, как вообще непригодные для заводского разведения, либо после того, как от них
получили по одному-два помета. С отобранными из этих пометов лучшими щенками и велась
последующая селекционно-племенная работа. Ко второй половине 70-х годов в этом питомнике было
сформировано удовлетворительное воспроизводственное поголовье, в составе которого имелось
немало собак с экстерьерными признаками, очень типичными для лаек Восточной Сибири. Работники
питомника стремятся разводить восточносибирских лаек по двум племенным линиям, основателями
которых является чемпион Джульбарс 1001/лвс и чемпион Булька 1005/лвс. Следует отметить, что,
несмотря на некоторые успехи племенного разведения этой породы, в питомнике еще имеется немало
разнотипных собак. К концу 70-х годов из Иркутского питомника в промысловые районы Сибири
реализовывались от 240 до 300 щенков в год. Многие из них проявляли хорошие рабочие качества.
Кроме перечисленных питомников, где разводят только лаек, в Литве имеется питомник
охотничьих собак Литовского республиканского общества охотников и рыболовов, в котором наряду с
охотничьими собаками других пород разводят и западносибирских лаек. Из этого питомника щенки в
основном попадают к охотникам Прибалтийских республик.
В последние годы многие, в том числе и руководители охотхозяйственных организаций,
привыкли считать питомники лаек источниками снабжения охотников породными лайками. Подобный
взгляд на роль и значение питомников в корне неверен. Во-первых, питомники не могут обеспечить
запросы охотников, желающих приобрести породных щенков. Потребность же в них, по крайней мере
в ближайшие годы, будет расти. Во-вторых, себестоимость щенков в питомниках в 7—8 раз, а иногда и
более превышает существующие реализационные цены. Поэтому содержание питомников убыточно, и
в целом по стране эти убытки составляют солидную сумму. Если же щенков продавать по их
себестоимости, то не каждый сельский охотник решится их приобрести не только из-за дороговизны,
но и потому, что никто не может дать гарантии в том, что дорогостоящий щенок превратится в собаку
с отличными экстерьерными и рабочими качествами. Существование питомников будет оправдано,
если наряду с совершенствованием породности поголовья они будут служить источником обеспечения
высокопородным материалом племенных гнезд и очагов, создаваемых коллективами охотников,
заготконторами и промыслово-охотничьими хозяйствами. Эти племенные гнезда и очаги в свою
очередь станут обеспечивать охотников породными щенками.
Под племенным гнездом обычно подразумевают наличие у одного владельца (реже у двух-трех,
проживающих недалеко друг от друга) двух-пяти разнополых производителей одной породы,
происходящих от разных родителей. Создание племенных гнезд в промысловых районах имеет как
положительные, так и отрицательные стороны. Положительные: быстрая организация гнезд,
возможность создавать их в любых населенных пунктах, где проживают охотники, сравнительно
небольшие затраты на создание племенных гнезд. Отрицательные: случайная гибель одного
производителя зачастую приводит к ликвидации племенного гнезда; подбор пар при разведении в
племенных гнездах крайне ограничен или вовсе отсутствует; в развивающихся племенных гнездах не
всегда возможно прилить свежие, неродственные крови; в районах, где имеется несколько племенных
гнезд, расположенных вдали друг от друга, сложно вести селекционно-племенную работу. Если кобель
и сука находятся у разных владельцев, проживающих рядом, но охотящихся на разных промысловых
участках, нередко бывает, что сука пустует во время промысла и поэтому не может быть покрыта, в
результате от такого племенного гнезда нет щенков.
Под племенным очагом подразумевается значительная группа (не менее 30—40) породных лаек,
принадлежащих различным владельцам, проживающим в одном или в нескольких рядом
расположенных населенных пунктах. Племенной очаг значительно более устойчив по сравнению с
племенным гнездом. Случайная гибель или вывоз не только одного, но даже нескольких
производителей не приводит к ликвидации племенного очага. В племенном очаге легче организовать
проведение выводок, выставок и полевых испытаний. Значительно облегчается селекционно-
племенная работа благодаря более широкой возможности подбора пар, а также реализация щенков в
другие хозяйства, поскольку можно комплектовать крупные партии.
Наряду с перечисленными положительными моментами, при создании племенных очагов
возникают и значительные трудности. Практика показывает, что в промысловых районах, где культура
ведения собаководства обычно невысока, где охотники не привыкли держать своих собак на привязи
или в вольерах, не в каждом месте может быть создан породный очаг лаек. Для его роста и
нормального развития необходимо выбирать сравнительно крупные населенные пункты, в которых
проживает значительное количество промысловиков и охотников-любителей. Важно, чтобы
выбранный населенный пункт находился в стороне от магистралей с интенсивным автомобильным
движением. Необходимо также, чтобы охотники, которым передаются племенные собаки, знали, что
только содержание лаек на привязи или в вольерах позволит добиться успеха в заводском их
разведении.
Не следует думать, что достаточно подобрать подходящее место, завезти туда несколько партий
породных щенков, вручить их охотникам, и вскоре образуется племенной очаг. С завозом щенков
только начинается работа по созданию очага, которую можно поручить лишь энтузиасту лайчатнику,
знающему основы племенной работы и умеющему работать с людьми. Владельцев собак нужно
убеждать, чтобы они не держали свободно своих питомцев, иначе они могут погибнуть от
автотранспорта, а пустующие суки будут покрываться случайными кобелями. Необходимо регулярно
проводить вакцинацию собак от чумы, вести их учет, организовывать выводки и полевые испытания.
Все это не так просто осуществлять в условиях промысловых районов, где охотники испокон веков
привыкли к вольному содержанию собак. Успех возможен лишь при заинтересованности большинства
охотников в заводском разведении лаек. Обычно для этого требуется значительное время. Практика
показывает, что для создания устойчивого очага требуется 8—10 лет.
В этом отношении показателен опыт формирования очага породных лаек в Тоджинском районе
Тувинской АССР. Сюда, в рядом расположенные села Тоора-Хем и Саддам, в которых проживают
более 150 охотников, в 1972, 1973 и 1974 гг. завезли из питомника ВНИИОЗ шесть партий племенных
щенков, всего 64 собаки. Но из этого числа к 1976 г. осталось всего 19 лаек. Остальные, погибли от
чумы, под колесами автомашин или были похищены. С середины 1976 г. в Тоджинском
коопзверопромхозе была учреждена штатная должность охотоведа-кинолога, который занимался
только вопросами промыслового собаководства. Кинолог, в соответствии с ежегодно утвержденным
планом работ, организовывал проведение вакцинации лаек против чумы и бешенства,
дегельминтизации, проведение выводок и полевых испытаний, составлял планы селекционно-
племенной работы и следил за их реализацией, вел разъяснительную работу с охотниками о
правильном содержании собак и выращивании щенков, завозил собак со свежими кровями, помогал
охотникам реализовывать породных щенков и выполнял ряд других необходимых работ. Эта
повседневная и разнообразная работа через некоторое время дала положительные результаты.
Охотники стали разводить заводскими методами породных лаек, поголовье которых увеличилось.
Несмотря на то, что из района ежегодно выезжали по четыре-шесть охотников со своими лайками,
проверенными на охоте, к началу 1980 г. в Тоджинском очаге насчитывалось около 50 породных
западносибирских лаек, в том числе 15 взрослых сук и такое же количество кобелей. Все они были
проверены на промысле белки и соболя. За последние 3 года здесь получено 90 породных щенков, из
них около 30 голов реализовано в другие районы республики. При такой же повседневной работе
охотоведа-кинолога и в дальнейшем можно надеяться, что в Тоджинском районе вскоре окончательно
сформируется крупный устойчивый очаг племенных лаек, из которого ежегодно можно будет
реализовывать в другие районы до 100 и более породных щенков, т. е. почти столько, сколько
реализуют некрупные питомники, на содержание которых затрачивается до 25—30 тыс. р. в год.
Организация очагов породных лаек — наиболее перспективная форма восстановления и развития
промыслового собаководства не только в районах промысловой охоты, но и в районах центральных
областей [26, 81]. Формирование таких очагов должно планироваться охотхозяйственными
организациями, и на их создание следует выделять необходимые средства.

Лайки за границей
Лайки распространены не
только в нашей стране.
Значительное число их пород и
породных групп было выведено за
границей, главным образом в
Скандинавских странах, где
охотники широко используют
лаек при добыче копытных и для
охоты на боровую дичь. В ряде
других стран многие любители
держат лаек преимущественно в
качестве выставочных собак.
Многообразие форм лаек, которых
разводят за рубежом, представляет
для нас не только естественный
познавательный интерес, но и
прежде всего важный и обширный
источник генетических ресурсов,
которые могут быть использованы
для создания новых форм и
улучшения отечественных пород,
линий и групп. Совершенствование методов селекции и возросшие в последние годы контакты между
собаководами разных стран делают доступными генетические ресурсы разнообразных лаек. В связи с
этим возникает необходимость ознакомления с породами лаек, разводимыми за границей, и изучения
особенностей их экстерьера, охотничьих свойств и применения на охоте.
Ниже приводятся описания ряда зарубежных пород охотничьих лаек, которые иногда
существенно отличаются не только от лаек Советского Союза, но и друг от друга происхождением,
экстерьером, особенностями поведения и характером использования. Необходимо также коротко
остановиться на некоторых породах лайкообразных собак, внешне не отличающихся от лаек, но в силу
ряда причин не применяемых на охоте. Все породы лаек имеют ряд общих черт, поэтому во избежание
повторений ниже не приводятся полные их описания, а освещаются лишь характерные отличия,
свойственные той или иной породе.

Финская лайка
Финская лайка (Finnish spitz). Мелкая
финская лайка ярко-рыжего окраса издавна
известна финским охотникам. В прежние века
она была обычной дворовой собакой сельских
жителей Финляндии, особенно ее северных
районов. С такими собаками охотились на
мелких пушных зверей и боровую дичь. Они
были разнотипные, но в большинстве рыжего
окраса. Со второй половины XIX в. их начали
разводить заводскими методами и впервые
«финские лайки по птице» были показаны на
выставке в Хельсинки в 1891 г., где пять из них
получили призы. Современный тип финской
лайки начал создаваться с конца 20-х годов
текущего столетия и окончательно оформился в
50-х годах [77].
Финская лайка — небольшая, сухая, легкая,
очень живая и подвижная собака с почти
квадратным форматом (фото 17). Высота кобелей
в холке 44—50, сук 39—45 см. Наиболее
желательный рост для кобелей 46—47, для сук
42—43 см. Для этой породы типичен ярко-рыжий
или желтовато-коричневый окрас. На нижней
части туловища, на тыльной стороне передних и
задних ног, а также на нижней стороне хвоста
окрас заметно светлее, цвета спелой соломы.
Белые отметины, встречающиеся у финских лаек
в виде мелких пятен, допускаются на груди и
пальцах ног.
Голова финской лайки сухая с заметно короткой, сухой, заостренной мордой, с ярко
выраженным, но плавным переходом от морды к слегка выпуклому лбу. Глаза карие, чем темнее, тем
лучше, живые, выразительные. Уши небольшие, очень подвижные, поставлены хотя и высоко, но
широковато. Мочка носа всегда черная (фото 18).
Задние конечности (при взгляде сбоку) со слегка выпрямленными скакательными суставами, из-
за чего для собак этой породы характерна некоторая прямозадость. Прибылые пальцы на задних ногах
нежелательны, но их наличие не дисквалифицирует собаку. Около 15 % щенков финских лаек
рождается с прибылыми пальцами, которые удаляют в раннем возрасте.
Хвост собака носит кольцом. Стандартом финской лайки строго определен завиток хвоста: от
основания он загибается вперед, к голове, затем вниз и назад, достигая концом тыльной стороны бедра.

Голова финской лайки

Шерстный покров очень
пышный, «стоячего» типа,
особенно на шее и на передней
части туловища, обусловленный очень густым подшерстком и хорошо развитой более длинной остью.
На тыльной стороне бедер удлиненный волос образует характерные для породы гачи, или
«штанишки», а на нижней стороне хвоста как бы подвес, но при этом длинные волосы не свисают, а
остаются прямыми.
Финские лайки обычно привязаны к своему хозяину и членам семьи и зачастую недоверчивы к
незнакомым. Они любят свободу, очень обидчивы и не терпят грубого отношения к себе. Жестоко
наказанная хотя бы раз, финская лайка становится пугливой и боится хозяина. С финской лайкой
можно охотиться на многие виды зверей и птиц, но лучше всего они работают по боровой дичи.
Существенные недостатки породы — многие из них неохотно идут в воду и бывают излишне
возбудимы.
Финских лаек разводят также в Швеции и Англии. В Англии с ними не охотятся, а держат в
качестве комнатных собак. С начала 70-х годов финские лайки появились в СССР, где их стали
разводить в чистоте, а также использовать в качестве улучшателей породы карело-финской лайки.
Наибольшее поголовье чистокровных финских лаек сосредоточено в г. Кирове. В небольшом числе
встречаются они также в Карелии, Ленинграде, Горьком, Перми и других местах.
Карельская медвежья лайка (Karelian Bear Dog). Учет собак этой породы в Финляндии начался
с 1936 г. Как порода карельская медвежья лайка была официально признана скандинавскими клубами и
FCI (Международной кинологической
организацией) лишь в 1946 г.
Внешне карельская медвежья лайка очень
похожа на русско-европейскую (фото 19). Это
сходство не случайно. Исходным материалом для
создания финскими кинологами карельской
медвежьей лайки послужили лайки из Карелии. В
формировании этой породы, несомненно,
участвовали и потомки архангельских лаек,
которых охотники нередко завозили в Карелию.
Таким образом, благодаря общим предкам
карельская медвежья и русско-европейская лайки
не только сильно похожи друг на друга, но и
близки генетически, что в определенной мере
позволяет считать их одной породой. Видимо, не
будет большой ошибкой рассматривать
карельскую медвежью лайку как своеобразный,
хорошо выраженный финский тип русско-
европейской лайки. Несмотря на большое сходство
русско-европейской и карельской медвежьей лаек,
в экстерьере и поведении последней есть
характерные отличия, которые не свойственны
русско-европейской лайке. Эти отличия, очевидно,
явились следствием выбора финскими кинологами
такого типа для ведения породы, длительным
разведением его в условиях изоляции от поголовья
русско-европейских лаек и некоторыми другими
факторами. Поэтому у финских кинологов есть
существенное основание считать карельскую
медвежью лайку самостоятельной породой.
Карельская медвежья лайка —собака среднего роста со слегка растянутым форматом, крепкого
телосложения, сильная и смелая. Высота кобелей в холке 54—60 см, сук 49—55 см. Окрас черный
(предпочтителен не блестяще-черный, а с буроватым оттенком), обычно с белыми пятнами и
отметинами на голове, шее, груди, животе и ногах. Стандартом все еще допускаются белый с черным,
серый и серо-пегий окрасы, хотя с такими окрасами лайки этой породы теперь почти не встречаются.
Голова карельской медвежьей лайки по форме напоминает тупой конус. Морда с сильными
челюстями, сухая, немного короче черепной части, суживающаяся к концу, но не заостренная. Лобная
часть сравнительно широкая, слегка округленная. Скулы достаточно хорошо выражены. Уши среднего
размера, поставлены широко и с небольшим наклоном вперед, вершины ушей слегка округлые (фото
Карельская медвежья лайка

Голова карельской медвежьей лайки
20). Глаза карие, сравнительно небольшие с несколько прямоватым разрезом век. Взгляд
настороженный, зачастую горящий.
Хорошо развитое туловище
по длине несколько больше
высоты в холке. Конечности сухие
и крепкие. Скакательные суставы
задних конечностей несколько
выпрямлены.
Хвост кольцом загнут на
спину или прижат к бедру.
Желательно, чтобы завиток хвоста
образовывал полное кольцо.
Учитывая это, нужно иметь в
виду, что среди поголовья
карельских медвежьих лаек
встречаются собаки бесхвостые и
куцехвостые, с хвостом длиной
4—5 см, напоминающим рысий
(фото 21). Число щенков,
рождающихся бесхвостыми и
куцехвостыми, довольно велико и
составляет 10—15%-
Куцехвосгость пока допускается
стандартом этой породы, хотя и
считается нежелательной (О
«бесхвостой» породе лаек, встречавшейся в середине 20-х годов в Красмоборском и Шенкурском
районах Архангельской области, писал М. Зубаровский [34]. Он, к сожалению, не приводил даже
краткого описания ее внешних форм и считал, что эти лайки были завезены с Мурмана. Трудно
судить, насколько это верно. Такие лайки в Шенкурском районе встречались часто и ценились
охотниками за хорошие охотничьи качества. Не исключено, что бесхвостые лайки проникли в
Карелию из Архангельской области и именно от них в генофонде современных карельских медвежьих
лаек сохранилась куцехвостость. В середине 50-х годов бесхвостых лаек, хорошо работавших по
крупному зверю, мы встречали у ненцев, проживавших в лесах Плесецкого района Архангельской
области. Мурманская бесхвостая лайка, о которой писал Ю. Ливеровский [58], ни по своему типу, ни
по охотничьим свойствам не походит на карельскую медвежью лайку.). Шерстный покров карельской
медвежьей лайки, образованный густым, мягким подшерстком и более длинной, грубоватой остью,
прилегающий.
Для карельской медвежьей лайки характерны смелость, а также некоторая возбудимость и
упрямство. Злоба к человеку ей не свойственна, хотя к незнакомым она относится с угрюмой
настороженностью. К владельцам эти собаки обычно дружески расположены и преданы им. Следует
отметить, что они агрессивны к другим собакам и часто вступают в драку. Поэтому на охоте их
применяют в одиночку. По охотничьим свойствам карельская медвежья лайка является типичной
зверовой собакой. В Финляндии с нею охотятся главным образом на лосей. Задача собаки — найти
лося, остановить и облаивать его. Карельская медвежья лайка поддерживает тесный контакт с
охотником и не убегает слишком далеко при преследовании зверя.
В прошлом с лучшими представителями этой породы охотились также на медведя, от этого и
произошло название породы. Трудно судить, насколько хороши современные карельские медвежьи
лайки как медвежатницы. Медведь в Финляндии редок, и, очевидно, лишь отдельные лайки могут
использоваться на настоящей медвежьей охоте.
Для советских кинологов и собаководов карельская медвежья лайка может представлять интерес
прежде всего с точки зрения селекционной работы. Например, ее можно использовать для освежения
кровей и совершенствования нашей отечественной русско-европейской лайки. Однако при этом
следует быть крайне осторожным, чтобы не нанести ущерба отечественной породе. В частности,
можно очень легко внести в породу нежелательную куцехвостость, которая стойко передается по
наследству.
Норботтенская лайка (Norrbottenspets). Свое название эта порода получила от наименования
северной шведской провинции Норботтен, где этих лаек издавна держали сельские жители и
применяли их на охоте. Скандинавские кинологии считают, что у норботтенской и финской лаек были
общие предки. Предполагалось, что в конце 30-х годов текущего столетия норботтенская лайка
исчезла. Однако в послевоенный период в отдаленных районах севера Финляндии были обнаружены

Бесхвостая карельская медвежья лайка
сходные по типу собаки, на основе которых эта порода стала восстанавливаться совместными
усилиями финских и шведских кинологов. В итоге эти усилия увенчались успехом — в 1967 г.
восстановленная порода была признана скандинавскими кинологическими клубами. Шведы, как и
прежде, воссозданную породу называют Norrbottenspets, у финнов она известна под названием
Pohjanpystykorva.
Норботтенская лайка,
очевидно, самая мелкая среди всех
пород охотничьих лаек. Это очень
живая, подвижная, сухая и легкая
собака, с квадратным форматом
(фото 22). Идеальная высота в
холке для кобелей 44 см, для сук
41 см. Для получения собакой
высшей оценки допускаются
отклонения от идеальной высоты
в холке в пределах ±2 см.
Наиболее желательный окрас —
белый со светло-желтыми или
темно-рыжими пятнами.
Допускаются и другие окрасы
(кроме не свойственных лайкам
вообще), хотя они менее
желательны.
Голова норботтенской лайки
сухая, клиновидной формы, с
заостренной мордой и всегда
черной мочкой носа. Переход от
морды ко лбу плавный, но хорошо
выражен. Уши среднего размера, заостренные. Глаза миндалевидные, темные. Взгляд внимательный и
настороженный. Туловище мускулистое, компактное, по длине равно высоте в холке. Живот лишь
слегка подтянут, без «подрыва». Задние конечности с неплохо выраженными углами сочленений. Лапы
слегка овальные. Наличие прибылых пальцев не дисквалифицирует собаку, но они нежелательны и
удаляются в раннем возрасте.
Хвост загнут кольцом на спину или прижат к бедру. В породе встречаются куцехвостые собаки.
Стандартом Norrbottenspets они допускаются, но нежелательны. Стандартом Pohjanpystykorva
куцехвостость не допускается. Шерстный покров средней длины прилегающего типа. По характеру
норботтенская лайка энергичная и смелая, дружелюбно относящаяся к человеку. Применяют ее для
охоты на птицу.
Норвежская серая лосиная лайка (Norwegian Elkhound). Очевидно, это одна из самых старых
скандинавских пород охотничьих лаек. Предки норвежской лайки известны с глубокой древности. В
течение многих веков они жили в суровых условиях и использовались не только на охоте, но и в
качестве сторожевых собак. В результате норвежская лайка давно сформировалась в самостоятельную
породу со специфическими внешними и поведенческими признаками. На выставке норвежские
лосиные лайки впервые были показаны в Норвегии в 1879 г. Вскоре эту породу официально признали
норвежский и шведский кинологические клубы.

Норботтенская лайка
Норвежская лосиная лайка
— сбитая, крепкая, с квадратным
форматом собака немного ниже
среднего роста. Идеальная высота
в холке для кобелей 52 см, для сук
49 см. Окрас зонарно-серый со
слабым охристым оттенком и с
черными вершинами остевых
волос. На груди, животе, ногах,
гачах и на нижней стороне хвоста
окрас значительно светлее.
Поперек туловища, за лопатками,
хорошо выражена неширокая
«шаль» — светловатая полоса.
Морда и уши темные. Стандарт
породы предъявляет строгие
требования к окрасу. Все
отклонения от серого окраса, как и
излишне темный или излишне
светлый серые окрасы, не
допускаются (фото 23). Не
допускаются также желтые и
белые пятна и отметины.
Голова норвежской серой
лосиной лайки широкая в тыльной
части, со слегка округлым лбом. Переход от лба к морде выражен хорошо, но не резкий. Морда не
длинная, у основания довольно широкая, равномерно суживающаяся к концу, не заостренная. Глаза со
слабокосым разрезом век, карие, чем темнее, тем лучше. Взгляд с энергичным, бесстрашным
выражением. Уши заостренные, поставлены высоко, сравнительно небольшие. Их высота немного
превышает ширину у основания.
Туловище короткое, крепкое, немного бочковатое, со слегка подтянутым животом. Конечности
крепкие, со слегка овальными лапами и с небольшими углами скакательных суставов. Прибылых
пальцев не должно быть. Хвост в тугом кольце прижат к спине или к маклаку, но не к бедру.
Шерстный покров пышный. На шее и на плечах более длинный, стоячего типа. На остальной части
туловища полуприлегающий.
По характеру норвежская лосиная лайка смелая, без чрезмерной агрессивности, спокойная, не
драчливая собака, но при нападении умеет постоять за себя и не бывает запуганной. В общении со
своим владельцем проявляет удивительное сочетание независимости и привязанности к хозяину.
Собаки этой породы сообразительны и чувствительны как к ласке и похвале, так и к упрекам. При их
обучении нет необходимости прибегать к наказаниям. Одна из необычных особенностей серой
норвежской лосиной лайки — отсутствие у нее специфического собачьего запаха [120].
С собаками этой породы можно охотиться на разнообразную дичь: лося, медведя, рысь, на
мелких пушных зверей и птицу. В настоящее время с ними охотятся только на лосей. Этих лаек
благодаря их спокойному характеру можно применять на охоте в паре и даже охотиться с несколькими
собаками.
Норвежская серая лосиная лайка популярна в Норвегии, Швеции и Финляндии. Большой
известностью пользуется она и в ряде других стран, в частности в США, где в 60-х годах по
популярности она занимала 34-е место среди 115 зарегистрированных пород. Разводят ее также в
Англии и Канаде.
Несмотря на свое северное происхождение и богатый шерстный покров, норвежские лосиные
лайки легко переносят жаркий климат. Во время второй мировой войны их использовали в Тунисе в
качестве патрульных и караульных собак. Там они выдерживали жару лучше, чем многие другие
породы.
Емтландская лайка (Jamthund). Как самостоятельная порода емтландская лайка существует
недавно. Свое название она получила по наименованию провинции Емтланд, расположенной в средней
Швеции и граничащей с Норвегией. В Скандинавских странах эта порода известна также под
названием большая шведская лосиная лайка (Grosser Schwedischer Elkhund). Емтландская лайка
является ветвью норвежской лосиной лайки, выделенной в самостоятельную породу в 1946 г. в связи с
тем, что шведы издавна стремились иметь более крупную собаку и вели в этом направлении
соответствующий отбор.

Норвежская серая лосиная лайка
По предположениям некоторых шведских кинологов, емтландская лайка несет в себе крови
западносибирской лайки. Они обосновывают это внешним сходством, особенно формой головы
прежней емтландской лайки с современной западносибирской, а также существовавшими в прошлом
тесными связями западных и восточных финно-угорских племен. Действительно, судя по
сохранившимся фотографиям, некоторые емтландские лайки старого типа внешне походят на
западносибирских. Однако современный тип этих шведских собак далек от наших западносибирских
лаек. Это признают и шведские кинологи, считая, что из-за неправильных взглядов на селекцию
емтландская лайка в последние десятилетия многое потеряла и существенно ухудшилась по сравнению
с прежним типом [123].
Емтландская лайка —
собака выше среднего роста с
немного растянутым форматом,
крепкая, но не тяжелая,
подвижная, энергичная и в то же
время спокойная. Высота кобелей
в холке 58—63 см, сук 53—58 см.
Окрас от темно- до светлосерого.
Щеки, морда, грудь, нижние части
ног и хвоста обычно кремового
цвета, что типично для этой
породы (фото 24).
Голова удлиненная, не
скуластая, немного широкая
между ушами. Черепная часть
слегка округлая. Переход от лба к
морде не резкий, хотя и хорошо
выражен. Морда немного короче
черепной части, не заостренная.
Мочка носа широкая, черная.
Глаза слегка овальные, карие.
Взгляд настороженный и в то же
время спокойный. Уши очень
подвижные, заостренные,
большие. Их высота превышает ширину у основания.
Туловище длиннее высоты в холке, с несколько бочкообразной грудью и со слегка подтянутым
животом. Конечности крепкие, с овальными лапами и хорошо выраженными углами скакательных
суставов. Хвост хорошо загнут в кольцо и прижат к спине или к маклаку. Шерстный покров на нижней
стороне хвоста густой, ровный, без подвеса. Шерстный покров на туловище прилегающего типа.
Подшерсток кремового цвета.
Емтландская лайка применяется для охоты на лосей. Распространена она преимущественно в
Швеции, численность ее сравнительно большая.

Емтландская лайка
Черная норвежская
лосиная лайка (Norwegian
Elkhound black). Кроме широко
известной и очень популярной
норвежской лосиной лайки серого
окраса, которую в Скандинавии
обычно называют Elghund, а в
других странах Norwegian Elk-
hound, в Норвегии есть лайка
черного окраса, применяемая для
охоты на лосей'. Эта собака
легкого сложения, ниже среднего
роста, с коротким туловищем и
квадратным форматом. Высота
кобелей в холке 45—50 см, сук
несколько меньше. Окрас
блестяще-черный. На груди и на
лапах допускаются мелкие белые
отметины (фото 25).
Голова черной норвежской
лайки сухая, легкая, относительно
широкая между ушей и
клинообразно суживающаяся к
концу морды. (Стандарт черной
норвежской лосиной лайки был опубликован в нашей стране проф. Н. А. Смирновым [90] под
названием «Черная зверовая лайка» (с подзаголовком «Черная норландская лайка, каликская лайка»).)
Лоб и темя почти плоские. Морда не длинная, ее верхний профиль прямой. Глаза карие, чем темнее,
тем лучше, живые, со смелым выражением. Уши заостренные, очень подвижные, поставлены высоко,
их длина больше ширины у основания. Когда собака отдыхает или ее ласкают, она прижимает или
распускает уши в стороны.
Туловище короткое, с хорошо развитой, несколько бочковатой грудью и мускулистой поясницей.
Крестец прямой. Конечности сухие и мускулистые со сравнительно небольшими, слегка овальными
лапами и с несколько выпрямленными углами скакательных суставов. Прибылые пальцы
нежелательны. Хвост короткий, закручен в тугом завитке. Желательно, чтобы он лежал прямо на
спине. Куцехвостость допускается стандартом, но нежелательна. Шерстный покров прилегающего
типа, подшерсток темный. По характеру черная норвежская лосиная лайка живая, энергичная, смелая
собака.
Норвежский бухунд (Norwegian Buhund). Кроме зверовых лаек, в Норвегии были выведены и
лайки «мелочницы». К ним относится норвежский бухунд, с которым охотились таким же образом, как
и с финской лайкой. Но в связи с тем, что в Норвегии уже давно не охотятся на белку и на боровую
дичь, норвежский бухунд как охотничья собака стал исчезать. В настоящее время лайки этой породы
хотя и редко, но встречаются в западной части Норвегии. На охоте их не применяют, а используют кое-
где для пастьбы овец или в качестве домашней сторожевой собаки в сельской местности.

Черная норвежская лосиная лайка
Норвежский бухунд —
собака среднего роста сухого типа
телосложения с форматом
близким к квадратному (фото 26).
Рост кобелей в холке около 45 см,
сук несколько ниже. Окрас
одноцветный светло-рыжий,
рыжий или черновато-серый.
Допускаются небольшие белые
отметины на груди и ногах, а
также «звездочки» на голове.
Голова норвежского бухунда
сухая, клинообразная со
сравнительно' короткой,
заостренной мордой и плоской
лобно-черепной частью. Мочка
носа только черного цвета. Глаза
темно-карие, живые с
бесстрашным выражением. Уши
заостренные, подвижные, их
высота чуть больше ширины у
основания.
Туловище короткое, сильное
и в то же время легкое. Задние
конечности со слабо
выраженными скакательными
суставами. Лапы слегка овальные. Хвост обычно загнут в тугом кольце на спину. Шерстный покров
прилегающего типа.
Люнне (Lundehund). Среди скандинавских собак есть одна порода, которую, возможно, трудно
причислить к настоящим охотничьим лайкам. В недалеком прошлом эта охотничья собака широко
применялась жителями отдельных районов на севере Норвегии для охоты на тупиков —
представителей морских колониальных птиц, относящихся к отряду чистиковых (Lundehund в переводе
с норвежского означает «собака для охоты на тупиков»).
Люнне — мелкая лайкообразная собака с довольно растянутым форматом. Высота в холке
кобелей 32—36 см, сук на 2 см меньше. Вес около 6 кг. Окрас черный, серый, рыжий в сочетании с
белыми пятнами разного размера
(фото 27).
Голова сухая,
клинообразная, с плоским лбом и
умеренно широкой черепной
частью. Надбровные дуги заметно
развиты. Глаза темные, среднего
размера, с прямым разрезом век.
Уши довольно широкие у
основания, стоячие, треугольной
формы, с заостренными
вершинами. Ушные раковины
обычно направлены вперед, но
иногда собака поворачивает их
назад и сгибает таким образом,
что слуховые проходы
оказываются закрытыми.
Туловище у люнне сильное,
мускулистое, удлиненное, с
широкой грудью и прямой спиной.
Конечности крепкие и сухие,
скакательные суставы задних
конечностей хорошо выражены.
На передних и задних лапах по пять пальцев, что характерно для породы. Строение пятых пальцев на
лапах у люнне иное, чем у других пород лайкообразных собак [119]. Они хорошо развиты и не кажутся

Норвежский бухунд

Люнне
рудиментарными. Хвост довольно короткий. Собака носит его кольцом, прижатым к спине или боку.
Заинтересовавшись каким-либо звуком или запахом, собака держит хвост опущенным, и он в это время
имеет саблевидную форму. Шерстный покров прилегающий, состоящий из сравнительно длинных,
прямых, грубоватых остевых волос и густого подшерстка.
Литературные источники, в которых упоминается о собаках, приспособленных для охоты на
тупиков, известны со второй половины XVII в. По сообщению ряда авторов, жители северной части
Норвегии (в провинциях Нурланн и Финмаркен) держали по пять-шесть, а иногда даже по 12—15
мелких, остромордых, со стоячими ушами собак. Их использовали для охоты на тупиков на крутых,
каменистых склонах. Собаки обыскивали склоны и, находя между расселинами камней норы тупиков,
ловили их у входа, либо забирались в норы и вытаскивали оттуда птиц, а затем приносили хозяину.
Эта лайкоподобная живая и игривая собака, созданная человеком много веков тому назад,
сохранилась до наших дней. В 1943 г. она была официально признана породой скандинавскими
клубами и FC1. Люнне встречается в небольшом количестве только в северных районах Норвегии.
Акита, или японская лайка (Akita-Inu). В Японии имеются очень сходные три разновидности
лаек, различающиеся лишь размерами. Акита — наиболее крупная из них. Название свое порода
получила по наименованию провинции Акита, расположенной в северной части острова Хонсю.
Неизвестно, происходит ли акита от местных лайкообразных собак или предки ее были завезены с
Азиатского материка. Костные остатки ладожской собаки (т. е. собаки Иностранцева), обнаруженные в
Японии, свидетельствуют о том, что примитивные лайкообразные собаки здесь были более чем за 2
тыс. лет до нашей эры. В III—IV вв. нашей эры в Японию проникли лайкообразные собаки с
Азиатского материка, а в XV в. и собаки других пород из Европы (через Азию). Некоторые кинологи
предполагают, что акита произошла от северных лаек, к которым были прилиты крови дога [126].
Акита играла большую роль в развитии охоты в Японии. С нею охотились на крупных зверей, в
основном на оленей и медведей. Большое внимание обращали на рабочие качества собак, очень ценили
у них крупный рост, силу и ловкость. Для сохранения и развития этих качеств в Японии еще в VI в.
были основаны клубы собак и составлены инструкции, в которых указывалось, как нужно их
содержать, выращивать, обучать и использовать. В XV в. учреждены племенные книги, в которых
записывались кличка, происхождение, окрас собаки и другие сведения о ней. Таким образом, из всех
пород лаек акита имеет самую древнюю родословную. С проникновением в Японию европейской
цивилизации племенные книги собак, к сожалению, перестали вести, и лишь в 1928 г. там было
основано общество по ведению племенной работы с отечественными породами собак, прежде всего с
акитой, чтобы сохранить ее в чистоте.
За свое многовековое
существование акита не
оставалась неизменной. С упадком
охоты в Японии она постепенно
превратилась в сторожевую
собаку. Однако кинологи считают,
что ее еще можно использовать и
на охоте. Широкому кругу
собаководов акита стала известна
совсем недавно. Крупные
размеры, значительная сила,
понятливость и способность к
сторожевой службе привлекли
внимание к этой собаке
американцев после второй
мировой войны. Они стали
вывозить акиту в США, откуда
она распространилась и в другие
страны. В Европе акита впервые
появилась в 1963 г. на
международной выставке в
Ганновере (ФРГ). В 1964 г. FC1
официально признала эту породу
и утвердила ее стандарт.
Акита — крупная, крепкая,
сильная со слегка растянутым
форматом собака (фото 28). Высота кобелей в холке 64—70 см, сук 58—64 см. Окрас шерстного
покрова разнообразный. Наиболее часто встречаются собаки серебристо-серые, черновато-рыжие,

Акита
темные и пятнистые (пегие). Белый окрас не должен покрывать более трети поверхности тела. Он
может быть расположен в виде пятен и отметин на шее, груди и животе, на передних и задних ногах и
на конце хвоста. На морде белых пятен не должно быть.
Голова у акиты тяжелая и широкая с плоским черепом и отчетливым переходом от лба к морде.
Морда сравнительно длинная. Уши, расположенные далеко друг от друга, треугольной формы,
стоячие, умеренного размера,
широкие у основания. Глаза
темные, с прямым разрезом век.
Туловище несколько
длиннее высоты в холке, сильное,
с глубокой и широкой грудью.
Ноги крепкие, мускулистые,
сильные, со слегка наклонными
пястями и немного
выпрямленными углами
скакательных суставов. Хвост
кольцом, часто в двойном завитке,
прижат к спине или к боку.
Шерстный покров состоит из
слегка грубоватой ости и мягкого
густого подшерстка.
Характер у акиты
спокойный, не злобный. Эти
собаки легко поддаются обучению
и очень привязаны к владельцам.
Акита стала символом верности не
только на своей родине, но и в
ряде других стран.
Лайкоподобные собаки.
Среди северных птицеобразных
остроухих собак насчитывается немало пород, используемых не только для охоты, но и для других
целей. Некоторые из них, такие, как ненецкая оленегонная, лапландская оленегонная и самоед, легко
отличаются от охотничьих лаек рядом признаков, в частности шерстным покровом. Ряд пород внешне
очень похож на охотничьих лаек, хотя для охоты они не используются. Кинологи и собаководы
должны иметь хотя бы общие представления о происхождении, внешних формах и отличительных
чертах этих пород, чтобы не путать их с охотничьими лайками. Ниже рассматриваются некоторые
такие породы.
Сибирская лайка (Siberian Husky). Husky (хаски)—поанглийски означает лайка. Эта порода не
имеет ничего общего с охотничьими лайками. Вывезенная американцами из бассейна Колымы еще в
конце XIX в., она как на своей родине, так и в Северной Америке использовалась в качестве ездовой
собаки [122]. По существу, это колымская ездовая собака, которую американцы длительное время
разводят заводскими методами, поэтому во избежание путаницы ее, очевидно, нужно называть просто
хаски, а не сибирская лайка.

Хаски
Хаски внешне похожа на некоторые типы
лаек Восточной Сибири (фото 29). Это выше
среднего роста, сильная, с крепким костяком и
несколько растянутым форматом собака. Рост
кобелей в холке 54—60 см, сук 50—56 см.
Голова хаски с небольшими, высоко
поставленными ушами, по форме похожа на
голову восточносибирской лайки (фото 30).
Среди хаски бывают собаки как с карими, так и с
голубыми глазами. Допускаются, но
нежелательны особи, у которых один глаз карий,
а другой голубой. Окрас шерстного покрова
разнообразный, наиболее часто встречаются
черный, черно-серый и серый окрасы с белыми
отметинами и пятнами на морде, щеках, шее,
груди, животе и ногах. Для большинства собак
характерно наличие на голове «маски» и
«очков». Туловище и ноги, предназначенные для
тяжелой работы, хорошо развиты. Хвост длиной
до скакательного сустава. В спокойном
состоянии собака держит его опущенным,
«поленом». В настороженном состоянии или на
бегу хвост бывает круто изогнут серпом на спину
или на бок. Шерстный покров такого же типа,
как и у лаек.
Маламут (Alaskan Malamute). Эта порода
издавна создана коренными жителями Аляски и,
как полагают, свое название получила в честь
одного из индейских племен. Современный тип породы сложился в результате длительного разведения
ее заводскими методами. Маламут очень похож на хаски формами и окрасом, в том числе и
характерной маской на лицевой части головы.
Для неопытных собаководов различать эти две породы не просто. Хаски предназначена в
основном для быстрой езды. Маламут же не обладает, как хаски, быстрым бегом, но зато способен
тащить тяжело груженные нарты на далекие расстояния. В отличие от хаски маламут несколько
крупнее и тяжелее: идеальный рост в холке кобелей 63 см, сук 58 см. У него более растянутый формат
и более широкая голова с сухой, грубоватой мордой, слегка суживающейся к носу.
Глаза обычно карие. Конечности костистые, мощные. Хвост маламут носит закрученным в
кольцо и прижатым к бедру, но не к спине. В упряжке на ходу хвост бывает опущенным. Маламут
менее популярен в Америке, чем хаски.

Голова хаски
Гренландская ездовая
собака (Greenland Dog). Выше
среднего роста, с несколько
растянутым форматом, крепкая,
сильная лайкоподобная собака
(Стандарт гренландской ездовой
собаки опубликован проф. А. Н.
Смирновым [90] под названием
«Гренландская собака».). Рост
кобелей в холке 60 см, сук
несколько меньше. Окрас
разнообразный, но
предпочтителен однотонный
черный, буровато-рыжий, серый
всех оттенков, обычно с
небольшими белыми отметинами
(фото 31).
Голова гренландской собаки
типичная лаячья со слегка
округлой черепной частью,
немного укороченной мордой и
сравнительно небольшими
заостренными ушами. Глаза
темные. Туловище плотное и
сбитое с глубокой и широкой грудью. Конечности крепкие и сильные, задние с несколько
выпрямленными углами скакательных суставов. Лапы округлые. Хвост загнут в кольцо и прижат к
спине или к бедру. Шерстный покров такого же типа, как у лаек, хотя среди гренландских ездовых
собак встречаются особи с удлиненным остевым волосом.
Гренландская собака используется главным образом для работы в упряжке. Гренландские
эскимосы нередко с помощью этих собак добывают белых медведей [67].
Исландская пастушья лайка (Iceland Dog). Мелкая и легкая, с квадратным форматом
лайкообразная собака. Голова легкая, сухая, довольно широкая в черепной части с коротковатой,
заостренной мордой. Переход от лба к морде выражен слабо. Уши небольшие, широковатые у
основания, заостренные. Глаза округлые, темные. Шея поставлена высоко. Плечи прямые. Углы задних
конечностей не сильно выражены. Хвост в тугом кольце прижат к спине. Шерстный покров, как у лаек.
Окрас белый с рыжими пятнами, золотистый, светло-рыжий с черными вершинками остевых волос.
Рост собак от 38 до 46 см. Применяется для пастьбы овец.

Охотничьи свойства лаек
Охотничьи, или рабочие, свойства лаек разнообразны. Они характеризуют лайку с точки зрения
пригодности, ценности ее для охоты. Обычно под этими свойствами подразумевают способность
собаки разыскать зверя или птицу и указать лаем их местонахождение либо остановить крупного зверя
сильными болевыми хватками по чувствительному месту и задержать его до подхода охотника. К
рабочим качествам относится также и ряд других действий собаки и элементов ее работы в процессе
охоты, таких, как вытаскивание из воды отстрелянных уток, поимка мелких куньих при добыче их из
нор и т. п.
Охотничьи свойства лаек — комплекс качеств, врожденных и приобретенных в результате
выращивания, воспитания, обучения и опыта. И те и другие важны для работы собаки и успешной
охоты с нею. Так, лайка, имеющая хорошее чутье, но плохо выращенная, слабосильная, никогда не
будет хорошей работницей. То же можно сказать и о собаке физически крепкой, энергичной, но со
слабым чутьем. Отмечая важность и врожденных и приобретенных свойств лаек, необходимых для
успешной охоты, все же следует ставить на первое место врожденные свойства, так как собака может
получить их в наследство лишь от своих родителей. Развитие же остальных свойств зависит во многом
от владельца, его умения вырастить собаку и выработать у нее необходимые навыки.
К врожденным охотничьим свойствам относят охотничью страсть собаки, а также ее ум,
сообразительность, чутье, смелость, силу и звучность голоса и некоторые другие. Для успешной охоты
только их недостаточно, хотя прежде всего они определяют пригодность лайки для розыска или

Гренландская ездовая собака
задержания зверя, а также для указания его местонахождения. Ниже рассматриваются охотничьи
свойства и элементы работы лаек, учитываемые при оценке собак на полевых испытаниях.
Охотничий инстинкт. Трудно дать исчерпывающее определение охотничьему инстинкту, или
охотничьей страсти, лайки. Но каждый наблюдательный охотник, видевший работу разных собак,
может сказать, что одни из них постоянно стремятся найти зверя, другие же не так энергичны в этом
отношении. Во время охоты иногда приходится наблюдать, что как только охотник присядет
передохнуть или покурить, так почти тотчас же рядом с ним укладывается отдыхать и его собака, хотя
по ней не видно, чтобы она устала. В других случаях лайка, подойдя к отдыхающему владельцу, без
приказания сама уходит в поиск. О подобных собаках охотники говорят: «С такой не покуришь».
В прежние годы, когда в таежной зоне имелось много небольших деревень, в летний период
нередко можно было слышать лай собак в примыкающих лесах. Эти лайки, с ярко выраженной
охотничьей страстью, сами отправлялись «на охоту», разыскивали зверьков и облаивали их.
Охотничий инстинкт — врожденное свойство лайки. Он проявляется в страстном стремлении
найти зверька и облаять его, а если представится возможность, то и придушить, несмотря на
ожесточенное сопротивление. У многих лаек, особенно у молодых, это стремление бывает настолько
велико, что на окружающую их обстановку они часто не обращают внимания. Поэтому охотничья
страсть иногда бывает причиной гибели собак. Увлекшись облаиванием белки или куницы, лайка не
обращает внимания на окружающее и нередко становится жертвой волков. Можно привести немало
примеров, когда охотничий азарт становился причиной гибели или тяжелого ранения лаек при охоте по
кабану и другим зверям. Но без этого самозабвенного стремления собаки найти зверя или задержать
его, по-видимому, не было бы и лайки.
Наличие охотничьего инстинкта можно заметить не только у работающей взрослой собаки, но и у
подрастающего щенка. Проявление хорошо выраженного исследовательского рефлекса, стремление
давить кур, облаивать кошек и другие подобные действия щенка свидетельствуют об охотничьей
страсти. Такие собаки легко принимаются работать, и на их натаску охотник почти не тратит времени.
Натаска лаек со слабо выраженным охотничьим инстинктом требует значительных затрат труда и
времени, и из таких собак редко получаются хорошие работники.
Формы проявления охотничьего инстинкта не только у лаек разных пород, но и у отдельных
собак различны. Есть лайки-мелочницы, преимущественно бельчатницы, самозабвенно работающие по
белке и не проявляющие никакого интереса к целому ряду других животных. Есть собаки, с детства не
интересующиеся ни белкой, ни глухарем, хотя охотники усиленно стремятся приучить их работать по
этим видам. С такими лайками многие владельцы обычно расстаются без сожаления. Но попав к
другому охотнику, они прекрасно, со страстью работают по копытным, куньим или другим видам.
Охотничий инстинкт у лайки может угаснуть, если своевременно его не развивать. Лучше всего
приступать к этому с 5— 7-месячного возраста. В большинстве случаев лайки, начавшие работать в
раннем возрасте, показывают хорошие рабочие качества до конца своей трудовой деятельности, т.е. до
9—10-летнего возраста. Если же собаки по каким-либо причинам не начали работать до 2-летнего
возраста, то в дальнейшем далеко не каждая из них становится хорошей рабочей собакой. Неизвестно,
на чем основано бытующее еще до сих пор у отдельных охотников мнение о том, что некоторые лайки,
главным образом кобели, могут не проявлять охотничий инстинкт до 3—4-летнего возраста, но зато
впоследствии они будто бы становятся выдающимися работниками. Нам за 25-летний период не
известно ни одного подобного случая. Наоборот, известны факты, когда у хорошо работавших лаек
охотничий инстинкт затухал либо частично, либо полностью, если в течение 2—3 лет их не
использовали на охоте.
Сообразительность. Охотники, характеризуя работу лаек, об одних говорят, что они талантливые,
а о других — тупые. Действительно, одни лайки бывают очень сообразительны, а о других этого
сказать нельзя.
Вот несколько примеров из практики. Во время охоты на длинном, но нешироком пойменном
озере были сбиты дуплетом две утки, которые упали на чистую воду недалеко от противоположного
берега. Русско-европейская лайка Каюр бросилась в воду, подплыла к одной из уток, которая еще
билась, и, придавив, вытащила ее на ближе расположенный берег. Положив утку на землю, Каюр вновь
вошел в воду, взял зубами вторую утку и, приплыв к хозяину, отдал ему дичь. Затем он без приказания
вновь переплыл озеро, взял оставленную на противоположном берегу утку и вернулся с нею к хозяину.
Самым примечательным во всем этом случае было то, что Каюр действовал без какого-либо
приказания со стороны хозяина. Возможно, действия этого кобеля были бы логичнее, разумнее, если
бы он не вытаскивал первую утку на противоположный берег, а сразу бы вернулся с нею к владельцу.
Но именно это и последующая работа собаки дают основания считать, что собака поступала не
стандартно, не в результате дрессировки или приобретенного прежде опыта, а в своих действиях
проявила определенное мышление, сообразительность, ум.
А вот другой пример. Во время охоты в сибирской тайге у нас были две лайки —Шарик и Минка.
Шарик прекрасно, с азартом работал по белке. Не один раз приходилось наблюдать, как он точно
находил белку по следу. Минка тоже была хорошей бельчатницей, но переставала обращать на белку
внимание, если находила след соболя. Шарик неоднократно прибегал на лай Минки, работавшей по
соболю. Несколько раз давали ему понюхать и живых, отловленных в дуплах, и уже отстрелянных
соболей, чтобы он стал работать по этому зверьку. Но хотя Шарик и имел хорошее обоняние и
показывал четкую следовую работу по белке, соболятником он не стал. Очевидно, ему не хватало
сообразительности.
Еще один пример из практики. Обычно несложно обучить лайку отдавать голос по команде.
Однако у нас была одна лайка, которую так и не удалось обучить выполнять эту простую команду,
хотя сил и времени на ее обучение было потрачено много.
Приведенные примеры говорят о неодинаковых умственных способностях собак. Иногда лайки
проявляют удивительную сообразительность, и невольно думаешь, что в своих действиях, особенно в
сложных ситуациях, они руководствуются прежде всего разумом, а не инстинктами и условными
рефлексами.
Но есть ли разум у собак и, если есть, то в какой форме он проявляется? Исследования,
проведенные в послевоенный период, показали, что многим животным присуща элементарная
рассудочная деятельность. Собаки, в том числе и лайки, обладают хорошо развитой элементарной
рассудочной деятельностью [54]. Одним из проявлений рассудочной деятельности лаек является их
способность к экстраполяции, т. е. к четко направленному и наиболее целесообразному поведению в
конкретной и достаточно сложной ситуации. Способность к экстраполяции не одинакова у разных
лаек, но большинство их отличается большой сообразительностью.
Говоря об уме и сообразительности лаек, не следует преувеличивать действительность и наделять
своих четвероногих друзей человеческими способностями. Обычно действия собак прежде всего
продиктованы инстинктами и условными рефлексами даже при наличии у них элементов мышления.
Яркие случаи разумной деятельности у них наблюдаются сравнительно редко. Как показали
исследования, элементарная рассудочная деятельность собак контролируется генетическими
факторами [55]. Это важно помнить при ведении селекционно-племенной работы.
Чутье. Это природное свойство, под которым у лаек подразумевают способность при помощи
органов чувств обнаруживать зверя или птицу. Многие охотники отождествляют чутье собак с их
обонянием. Но это верно лишь для легавых и гончих собак, которые находят дичь только при помощи
обоняния. Что касается лаек, то для поиска и обнаружения охотничьих животных они пользуются не
только обонянием, но также слухом и зрением.
В жизни собаки роль обоняния, слуха и зрения трудно переоценить. При их помощи она познает
окружающий мир и ориентируется в нем. Из этих трех чувств особое значение для собак имеет
обоняние. Считают, что оно возникло у животных раньше всех других чувств [8]. Им животные, в том
числе и собаки, руководствуются от рождения до смерти. При помощи обоняния собака находит
ушедшего хозяина, узнает присутствие пищи, особей противоположного пола, наличие или
приближение опасности, а также получает массу другой информации. Острота обоняния у собак в
миллионы раз выше, чем у человека [56], хотя его органы обоняния также обладают удивительно
высокой чувствительностью к некоторым запахам. Собака, например, может определить присутствие
всего одной молекулы пахучего вещества в литре воздуха. Поэтому даже по старому следу, если он
еще хоть немного источает запах потовых желез, собака с хорошим обонянием уверенно преследует
зверя.
Охотника во время охоты интересует не только работа собаки по следу, но и на каком расстоянии
от источника она может обнаружить запах. Специально поставленные опыты показали, что с помощью
обоняния лайки могут ориентироваться на незначительном расстоянии, обычно до 40—60 м.
Рекордные расстояния, на котором они находили источник запаха, обычно не превышали 100 м [47].
Было установлено также, что острота и дальность обоняния у собак зависят от чистоты и влажности
воздуха, температуры, силы и направления ветра, рельефа местности, силы источника запаха и многих
других факторов. Принято считать, что чувствительность большинства органов чувств резко
понижается к старости. Однако наблюдения доказывают, что обоняние у старых собак сохраняется
значительно лучше других чувств, и заметного снижения остроты его не замечается.
Слух для лайки имеет такое же важное, а в ряде случаев и еще большее значение, чем обоняние.
Каждый охотник, наблюдавший за своей лайкой в лесу во время отдыха, мог видеть, что она не
принюхивается, а держит настороженными уши, постоянно шевеля ими и чутко слушая звуки леса. В
природе существуют звуки различной частоты, которые выражают в условных единицах — герцах
(один герц равен одному колебанию в секунду). Ухо человека способно воспринимать звуки с частотой
колебаний от 16 до 20 тыс. в секунду, а ухо собаки до 38 тыс. колебаний в секунду. Лайки слышат
значительно лучше людей. Они способны, например, уловить шорох травы под ногами осторожно
идущего человека за 50—100 м, человек может услышать такой шум лишь за 5 м. При помощи слуха
лайка на значительно большем расстоянии, чем с помощью обоняния, может довольно точно
определить интересующий ее источник звука.
Большое значение для лайки имеет и зрение, с помощью которого собака фиксирует
месторасположение обнаруженной дичи. Особенно велика роль зрения при схватках лайки с
животными. Только с его помощью она может делать точные болевые хватки «по месту» и
своевременно увертываться от опасных атак нападающих или обороняющихся противников, особенно
таких грозных, как медведь и кабан.
Зрение собак сильно отличается от зрения человека. У собак очень развита способность различать
малейшее движение предметов. Стоит чуть-чуть качнуться ветке, шевельнуться зверьку, как она
замечает это движение. У человека глаза расположены таким образом, что зрительные оси каждого из
них по отношению друг к другу параллельны, а у собаки они расположены под углом около 50°. В
связи с этим у нее гораздо слабее развито бинокулярное зрение — способность видеть предмет двумя
глазами, поэтому собаке труднее определять объем предметов и расстояние до них. В то же время поле
зрения у нее составляет около 250°, у человека всего 160° (рис. 1).
Считается, что собака довольно
близорука и видит не дальше 600 м. К
тому же у нее нет цветного зрения. Она
видит окружающий мир только черно-
белым. Точнее, цветные изображения
собака видит в серых тонах различной
интенсивности. Отсутствие цветного
зрения объясняется иным, чем у
человека, строением органов зрения.
Из-за отсутствия объемного
(бинокулярного, стереоскопического) и
цветного зрения, а также из-за
относительной близорукости собака часто не замечает неподвижно стоящих животных на
сравнительно небольших от нее дистанциях. Но стоит зверю или птице пошевельнуться, как она
быстро улавливает это.
Наблюдая за работой лайки, зачастую трудно определить, какой из элементов чутья наиболее
важен для поиска и обнаружения дичи. Многое зависит от того, в каких условиях и на какой вид
ведется охота. Нам приходилось встречать старых собак, полностью потерявших слух, но хорошо
работавших по кунице и соболю. Лайки с посредственным обонянием и слухом, но с острым зрением и
отличной реакцией хорошо работают по колонку, норке и горностаю. Однако они малопригодны для
охоты на глухаря или на белку.
Для успешной работы бельчатницам нужно иметь хорошо развитые обоняние, слух и зрение. В
разных ситуациях роль этих органов чувств неодинакова. След белки, жирующей на земле или
переходящей из одного участка леса в другой, лайка находит при помощи обоняния и проходит по
нему иногда значительное расстояние до места, где зверек заскочил на дерево. Но прежде чем отдать
голос, собака должна убедиться, на каком именно дереве находится белка. И стоит зверьку чуть-чуть
шевельнуться, царапнуть когтем по коре дерева, как лайка уверенно залает, сигнализируя охотнику об
обнаружении белки. Зрение служит собаке в основном для точной фиксации уже обнаруженного или
уходящего верхом зверька, хотя в отдельных случаях лайки находят белок и «на глазок».
Наши личные наблюдения и сообщения охотников говорят о том, что лучшими бельчатницами и
глухарятницами бывают те лайки, которые пользуются преимущественно слухом. Вот несколько
наблюдений, показывающих, насколько поразительной бывает острота слуха у лаек.
Осенью 1956 г. нам довелось охотиться в Архангельской области. Был тихий, безветренный день.
После полудня мы расположились на валежине и решили немного перекусить. Вскоре к нам подошла
молодая лайка Рада. Присев рядом, она смотрела на нас и ожидала своей порции. Но вдруг, насторожив
уши, она повернула голову, встала и через несколько секунд рысцой направилась в ту сторону,
которую прослушивала. Вскоре раздался ее лай. От валежины до дерева, на котором Рада облаивала
белку, мы насчитали, 136 шагов. Неизвестно, что услышала собака, то ли царапанье когтей зверька по
стволу дерева, то ли звуки разгрызаемой им шишки, то ли еще что. Но по ее поведению было ясно, что
она нашла белку при помощи слуха, а не при помощи обоняния.
Охотившийся в туруханской тайге В. Шендерей пишет: «.. .Как-то на охоте я присел отдохнуть в
горельнике. Лайка устроилась тут же. Передо мной шагов на 200 тянулось чистое место, а дальше
начинался сырой лес. Погода была тихая, с легким морозцем. Вдруг собака подняла голову и
уставилась по направлению к лесу, потом поднялась и шажком направилась туда. Заинтересованный, я
стал следить, что будет дальше. Собака прошла тихо больше половины чистого места и потом перешла

Рис. 1. Поле зрения человека и собаки
на карьер. Скрывшись в лесу, она вскоре залаяла. Когда я подошел, то увидел, что собака лаяла на
глухаря» [105, с. 50]. Подобных примеров можно привести немало.
Некоторые охотники считают, что лайки, обладающие отличным слухом, перестают пользоваться
обонянием при поиске охотничьих животных [45]. Действительно, иногда приходится наблюдать
своеобразную работу некоторых собак. Они не ищут зверьков на галопе или рысью, не обнюхивают
стволы деревьев или места жировок, а обычно бегут неторопливой рысцой впереди охотника, время от
времени останавливаясь и напряженно прислушиваясь. Заслышав знакомый звук, они срываются с
места, и вскоре слышится азартный лай, сигнализирующий охотнику о нахождении белки или птицы,
Так обычно работают молодые собаки, которые свою первую дичь нашли при помощи слуха. Опытные
собаки для нахождения охотничьих животных в зависимости от обстановки (погоды, поведения
зверьков и т. п.) пользуются обонянием, слухом и зрением.
Оценить чутье лайки (выдающееся, очень хорошее, хорошее, посредственное) трудно. Даже
опытный охотник, находясь на охоте с новой для него собакой неделю, а то и больше, не всегда может
определить, насколько хорошее у нее чутье. И, конечно, это обычно невозможно сделать эксперту за
час работы на полевых испытаниях, которые в большинстве случаев проводятся в благоприятных
условиях. Существующее мнение, что чем больше белок найдет лайка за час работы, тем лучше у нее
чутье, в какой-то мере справедливо (если не учитывать характера и склонностей собаки) лишь для
сравнительной оценки чутья испытываемых собак, работающих в равных условиях. Однако как
критерий оценки степени чутья лайки показатель количества белок, найденных в течение часа, без
учета ряда других факторов непригоден. Старательная, но со средним чутьем лайка уверенно может
находить белок в мягкую, тихую погоду, когда зверьки много ходят. На испытаниях при достаточно
высокой численности белки такие собаки без особого труда могут получать за работу дипломы
высоких степеней. Однако в ветреную погоду, дождь, мороз результативность их работы будет не
высока.
Вот характерный пример. Находясь на промысле в Плесецком районе Архангельской области, мы
познакомились с охотником Ф. Пилициным. Его лайка Шейка работала уже третью осень. Она имела
хороший опыт, отличалась быстрым ходом и точно облаивала белок. На испытаниях Шейка при
современных требованиях легко могла бы получить диплом I степени за работу. В первые дни охоты,
когда стояла мягкая погода, мы добывали из-под нее за день по 10—12 зверьков. В конце октября
ударили морозы, и сырой мох в бору, где держалась белка, промерз. Стало «шебарко», промерзший
мох громко хрустел под ногами. Находящуюся в поиске собаку не только зверь, но и мы слышали за
100—150 м. Шейка лаяла за день до 20 раз, но мы находили и добывали одного—трех зверьков, хотя
тщательно проверяли места полаек. За неделю такой охоты нами было добыто всего 15 белок. В эти же
дни и в этих же угодьях сосед Ф. Пилицина охотник В. Шишкин со своей Жучкой, которая была
выдающейся рабочей собакой, добыл 50 белок и две куницы. Как только выпал снег и тропа стала
мягче, Шейка вновь начала точно облаивать зверьков, а наша дневная добыча стала примерно такой
же, как добыча В. Шишкина.
Судить о том, насколько хорошее чутье имеет лайка, можно лишь после неоднократного
наблюдения за ее работой в тяжелых условиях. Если она точно облаивает белку не только в
благоприятную погоду, но и когда «шебарко», в дождь, ветер, мороз около 20 °С и в других подобных
условиях, то у такой собаки должно быть хорошее чутье. Чутье лайки невозможно улучшить, хотя
умение пользоваться им развивается и совершенствуется у собаки в результате опыта, получаемого на
охоте. Вместе с тем кормление горячей пищей или пищей с острыми приправами, содержание в сараях,
где хранятся сильно пахнущие вещества, побои, особенно по голове, приводят к ухудшению чутья
собаки. Ухудшается чутье у лаек и с возрастом. С 8—9-летнего возраста у них снижается острота
слуха, а затем ухудшается зрение. Заметного снижения остроты обоняния при этом не наблюдается.
Чутье — важнейшее качество лайки. Результативность ее работы на 70—80 % зависит от чутья,
поэтому ему уделяется основное внимание при проведении всех видов полевых испытаний. Однако,
как уже упоминалось, объективно оценить чутье лайки бывает трудно.
Голос. Это одно из важнейших природных качеств лайки. Наиболее желателен высокий, звонкий
и сильный голос. С таким голосом собаку можно услышать на далеком расстоянии, что имеет большое
значение особенно при охотах на соболя, куницу и на крупных копытных. Лайку с хриплым, сиплым
или слабым голосом при обильной кухте и в ветер не слышно иногда уже за 150—200 м.
При охоте с собакой, имеющей широкий поиск, но слабый, не доносчивый голос, добычливость
охотника может существенно снижаться, так как он значительную часть времени тратит на поиски
лайки. Иногда, не слыша, что собака работает, охотник отзывает ее от зверя. К сожалению, отбор лаек
по голосам не практикуется, и в последние годы многие лайки заводского разведения имеют хриплые и
сиплые голоса. Улучшить голос лайки нельзя, а испортить можно. Последнее нередко случается, если
собака с детства не приучена быть одна. При выездах на охоту, попадая с хозяином в незнакомое место
и оставаясь на привязи в одиночестве, она начинает лаять. Иногда в результате многочасового лая
голос срывается и становится хриплым или сиплым. Голос может ухудшиться также в результате
простуды и болезни собаки.
Изредка встречаются лайки, точно находящие белок или боровую дичь, но не отдающие при этом
голоса. Это, возможно, является следствием пороков в воспитании либо их индивидуальных
особенностей.
Поиск. Во время охоты лайка должна находить охотничьих животных, по возможности, быстрее,
но не пропускать дичь в полосе, которую она обыскивает. Поиск лаек подразделяют на две
взаимосвязанные части —на его быстроту и на правильность. Во время полевых испытаний оценка
каждого из этих элементов производится отдельно.
Быстрота поиска. Наиболее желателен поиск на быстром галопе, изредка перемежающийся
рысью, когда собака проходит по крепким, захламленным или заросшим кустарником местам, а также
прислушивается или принюхивается. Быстрота поиска зависит от типа конституции и темперамента
собаки. На быстром аллюре разыскивают дичь преимущественно собаки сухого типа конституции.
Хорошо тренированные, они могут так работать значительное время. Легкие, с недостаточно развитой
мускулатурой и излишне темпераментные собаки, работающие на быстром галопе, малопригодны для
охоты на промысле пушных зверей. Они быстро теряют силы, и через 2— 3 дня охоты им нужен
отдых.
На продуктивность работы быстрота поиска лайки обычно существенно не влияет. Нам
приходилось видеть немало собак, которые обыскивали угодья на быстром аллюре, но по количеству
находимых ими белок значительно уступали собакам, поиск у которых был рысью и даже рысцой. Для
охоты на многие виды промысловых животных от лайки требуется не столько быстрый поиск, сколько
нестомчивость и выносливость, поэтому наиболее целесообразен поиск рысью. Лайки, обыскивающие
угодья рысью, экономно расходуют силы и способны работать ежедневно в течение 2—3 недель,
отдыхая лишь ночью.
Правильность поиска. Правильным обычно считают такой поиск, когда лайка на кругах, а также
делая петли и полупетли, обыскивает полосу угодий по обе стороны хода охотника, держась несколько
впереди него. В однородных угодьях лайка должна равномерно обыскивать лес по обе стороны
маршрута хозяина. Если же он идет вдоль опушки или по границе лиственных и хвойных насаждений,
собака должна проходить и тщательно обыскивать места, наиболее характерные для обитания дичи, и
не задерживаться в угодьях, где дичь не держится.
Порочным считается прямолинейный поиск, за что правилами испытаний предусмотрена
наибольшая скидка баллов. Явно порочная манера поиска — лайка совершенно не придерживается
направления хода охотника. Охотясь одно время с такой собакой, нам никогда не удавалось попасть с
нею в намечаемое урочище и часто приходилось возвращаться в зимовье в темноте, чего избегают и
опытные охотники. Эта лайка, обладавшая большой вязкостью, охотилась где ей вздумается. Она
находила белок сзади и в стороне и приходилось постоянно подходить на ее лай, все больше и больше
отклоняясь от намеченного маршрута. Плох и такой поиск, при котором собака ищет только вблизи от
охотника или уходит слишком далеко от него. К недостаткам относится также поиск, когда лайка очень
редко «проверяет» своего хозяина и когда она несколько отстает и ищет сзади, хотя и по обе стороны
хода хозяина. При обнаружении ею дичи охотнику приходится возвращаться назад.
Манера поиска в значительной мере зависит от хозяина, который нахаживал лайку. Для
выработки у собаки правильной манеры поиска, нужно с 4—5-месячного возраста брать ее на прогулки
в лес. В этом возрасте щенок энергичен, любопытен, интересуется всем и отбегает в сторону,
стремится быть впереди хозяина. В то же время щенок еще не настолько самостоятелен, чтобы
остаться без хозяина, поэтому он часто возвращается к нему. Со временем он начинает отходить все
дальше и реже «проверяет» хозяина. К этому времени у него уже выработалась привычка
придерживаться хода хозяина и быть впереди его.
Пока щенок ищет (вернее, бегает) недалеко от охотника, нельзя придерживаться дорожек и троп,
нужно ходить преимущественно лесом. При этом следует чаще менять направление хода, чтобы
щенок, оказываясь то с одной, то с другой стороны маршрута охотника, вынужден был более
равномерно обыскивать лес. С возрастом, когда собака приобретет необходимый опыт, у нее
достаточно хорошо будет выражено избирательное отношение к угодьям. Иными словами, ее поиск
будет хорошим, осмысленным.
Характер облаивания. Под этим термином подразумеваются особенности работы лайки у
обнаруженного ею животного. От того, как она ведет себя в это время и как отдает голос, зависят не
только затраты времени и труда на добывание зверя или птицы, но и возможность добычи их. Во время
облаивания дичи у лайки действует сложный комплекс врожденных и приобретенных в результате
обучения и опыта свойств. Трудно найти двух лаек с одинаковой манерой облаивания. Более того, одна
и та же собака при работе по разным видам охотничьих животных нередко ведет себя по-разному.
При облаивании белки и особенно глухаря желательно, чтобы лайка отдавала голос не слишком
азартно. Спокойное, умеренно частое облаивание не пугает белку и птицу. В таких случаях они часто
сидят открыто, их легко замечает охотник и, подойдя на выстрел, добывает без особого труда. При
чрезмерно азартном, громком облаивании белка настораживается и нередко стремится спрятаться в
кроне деревьев. Охотнику довольно трудно обнаружить таких зверьков. Глухарь и тетерев часто не
выдерживают азартного и громкого облаивания и задолго до подхода охотника срываются и улетают.
Во время полайки собака должна занимать такую позицию около дерева, чтобы ей удобно было
следить за дичью и за ее перемещениями. Наиболее желательно, чтобы лайка размещалась в 3—5 м от
ствола дерева и с той его стороны, где в данную минуту находится зверек или птица. При подходе
охотника к месту облаивания опытная собака сразу перемещается на противоположную сторону. Эта
целесообразная манера облаивания позволяет наблюдать за дичью с одной стороны охотнику, а с
другой собаке. Подобным образом поступают не все лайки, а лишь наиболее сообразительные и
опытные.
Если лайка останавливается около самого ствола дерева или не переходит на противоположную
сторону его при подходе охотника, это существенный недостаток работы. Собака с посредственным
чутьем при таком размещении во время облаивания может не заметить уходящего верхом зверька.
Лайка с .хорошим чутьем зверька не упустит. Когда собака в азарте прыгает на дерево, где находится
зверек, царапает кору или ожесточенно грызет сучья — это большой порок в ее работе. Белка при этом
всегда сильно затаивается, а нередко и уходит на соседние деревья незамеченной. Причина подобного
неистовства во время облаивания заключается или в неопытности молодой, азартной собаки, или в
неуравновешенности возбуждения и торможения ее нервных процессов. Это может быть также
следствием неправильного воспитания и обучения или наследственным дефектом. От этого порока
взрослую собаку невозможно отучить даже суровыми наказаниями. При охотнике она, возможно, не
станет грызть сучья, но будет это делать до его подхода.
Чтобы избежать недостатков и пороков в работе лайки при облаивании животных, следует быть
очень внимательным во время натаски молодой собаки. Не нужно, например, влезать на дерево, чтобы
выпугнуть затаившегося зверька. В таких случаях находящаяся в возбужденном состоянии собака
может начать облаивать влезающего на дерево человека, а иногда и сама пытается следовать за ним, и
в результате этот недостаток может закрепиться. Не следует также подзывать собаку к дереву,
постукивать по стволу ладонью и притравливать: «Тут, тут, ищи». Лайка при этом обычно подходит к
хозяину, нередко опирается лапами на дерево и, если при этом удается выгнать зверька, у нее
закрепляются нежелательные связи.
Манера отдачи голоса у разных собак не одинакова и зависит от их темперамента и
индивидуальных особенностей. Плохо, если собака лает с большими перемолчками. Наиболее
желательно облаивание, когда лайка отдает голос умеренно часто. Ценятся те собаки, которые
различных охотничьих животных облаивают голосами разных тонов. При этом охотник заранее может
определить, по какому виду работает его помощница и в зависимости от этого подходить к месту
облаивания осторожно или не таясь.
Слежка. Лайка всем своим видом должна не только указать местонахождение зверька, но и все
время следить за ним, не упускать его из поля зрения, если он пошел верхом, перепрыгивая с дерева на
дерево. Молодые собаки обычно не умеют следить уходящего верхом зверька. Это умение
вырабатывается в результате опыта. При слежке также большое значение имеет чутье, острота слуха и
зрения. Но как бы ни была опытна лайка, если у нее плохое чутье, она может легко потерять белку,
идущую грядой. Поэтому не только молодые, неопытные собаки, но и старые, у которых с возрастом
ухудшились зрение и слух, плохо следят за уходящим верхом зверьком. Лучшей считается слежка,
если лайка находится сбоку от направления движения идущего верхом зверька и передвигается
параллельно с ним. Собаке, располагающейся во время слежки прямо под зверьком, трудно наблюдать
за его перемещениями, особенно в темнохвойных насаждениях. При такой манере слежки она часто
теряет зверька из вида и нередко не может точно указать, где он затаился.
Результативность слежки у лайки во многом зависит от угодий и поведения зверька. В чистых
лиственничных и сосновых насаждениях собаки легко следят за перемещающейся белкой, не теряют ее
и точно указывают места, где она западает. Не представляет большой сложности слежка и в густом
темнохвойном лесу, если зверек длительное время идет в одном направлении. Но если белка во время
быстрого перехода по вершинам деревьев часто меняет направление хода и при этом неожиданно
затаивается, то даже опытные собаки могут потерять зверька.
Вязкость или настойчивость. Это очень важное природное свойство лайки. Оно заключается в
способности собаки разыскивать, преследовать и облаивать найденного зверька. Это качество
развивается во время натаски и охоты и закрепляется в том случае, если собака регулярно видит
результат охоты, т. е. добытых с ее помощью животных.
Лайка должна облаивать дичь до тех пор, пока не подойдет охотник, и добудет ее или отзовет
собаку. Хорошая вязкость бывает у лаек, не покидающих без команды найденную белку даже в тех
случаях, когда они слышат голос другой собаки, с которой охотится охотник, а также его выстрелы во
время добычи зверька из-под второй собаки. С лайкой, имеющей плохую вязкость, т. е. прекращающей
облаивание до подхода охотника, практически нельзя охотиться. Чтобы приучить собаку к
длительному облаиванию найденной белки, не следует в период обучения торопиться к месту полайки.
Лучше каждый раз давать возможность псу полаять продолжительное время. Однако следует
торопиться с подходом, если в голосе четвероногого помощника пропадают азарт и настойчивость.
Подчеркивая необходимость большой вязкости для рабочей собаки, следует отметить, что иногда
это качество мешает охоте. Такие случаи нередки в период летне-осенней охоты на боровую дичь.
Если в местах обитания глухаря и тетерева встречается значительное количество белки, то наряду с
птицей вязкая лайка может подолгу облаивать и зверьков, что всегда отвлекает охотника, заставляет
его подходить к собаке и отзывать ее. Наиболее опытные и сообразительные из них после нескольких
таких отзывов могут прекратить поиск и облаивание белок и полностью переключиться на работу по
птице. Однако такие лайки встречаются редко.
Смелость и злоба к зверю. На охоте за белкой и птицей особой смелости и злобы от лайки не
требуется. Но при работе по хищникам, особенно крупным, а также по кабану нужна смелая и злобная
собака. Эти качества не следует отождествлять с ее злобой и смелостью по отношению к человеку или
другим собакам. От зверовой лайки требуется смелость и злоба именно к дикому зверю.
На притравках по медведю очень часто можно видеть собак яростно рычащих и злобно
бросающихся друг на друга. Оказавшись вблизи зверя, большинство из таких собак в лучшем случае
лают на него издали и не стремятся приблизиться. В то же время, на первый взгляд спокойная и даже
равнодушная собака, вдруг преображается при виде зверя и решительно атакует его, пытаясь сделать
сильную болевую хватку по чувствительному месту. Злобность у лайки проявляется в ее агрессивности
к зверю, о которой можно судить и по внешнему виду собаки и по стремлению сделать как можно
больше болевых хваток. Смелость и злоба к зверю — природные свойства, которые могут полностью
проявиться у собаки лишь при соответствующем ее выращивании, воспитании и обучении.
Ловкость. При атаках и схватках лайки с противниками, равными или превосходящими ее по
силе, собака должна быть очень ловкой, т. е. исключительно подвижной, верткой, прыгучей, чтобы не
попасть под губительный удар когтей или клыков обороняющегося и контратакующего зверя.
Наиболее вертки, прыгучи лайки сухого и крепковатого телосложения, хорошо выращенные и
тренированные. Собаки крепкого и тем более грубого телосложения, не говоря уже о нетренированных
и ожиревших, менее подвижны и чаще попадают под удар зверя.
Ловкость у лайки необходимо развивать с детства во время игр, добиваясь хорошей прыгучести,
умения уклоняться от игровых ударов, перебегать по бревнам через мелкие реки и т. п.
Подача дичи. При охоте на уток лайка должна подавать убитую или раненую птицу, вынося ее к
охотнику с воды или из крепких мест (из зарослей осоки, камышей и т. п.). От нее не требуется
подавать вытащенную дичь в руки охотника. Важно, чтобы дичь приносилась к берегу, где находится
хозяин. Подача дичи, возможно, врожденное свойство у лаек. Но у большинства их оно без научения
не проявляется. Однако нам известны случаи, когда лайки, которых не обучали этому, задавив зверька
или птицу, приносили их к дому, где жили. Обычно к выполнению этой работы лаек приучают в
молодом возрасте во время игр и летних прогулок, посылая их за брошенными предметами в воду.
Отношение к убитой дичи. Лайка — помощник охотника. Ее задача — найти дичь, указать ее
местонахождение, остановить, поймать и придушить подранка. Но как только зверь или птица добыты
(точнее, стали недвижимы), все остальные действия собаки со зверем нежелательны. Однако
находящаяся в охотничьем азарте, только что с полным напряжением работавшая собака, обычно не
может сразу стать сдержанной, «равнодушной» по отношению к упавшей дичи. В большинстве случаев
она хватает упавшего зверька или птицу и начинает их мять, давить, рвать. Иногда, схватив дичь, лайка
убегает и пожирает ее. Подобное поведение отмечается у слишком возбудимых и плохо воспитанных
собак.
«Вежливое» отношение к убитому зверьку не является каким-то особым свойством лайки, оно
является следствием ее воспитания и обучения. Даже собака с возбудимым характером, но хорошо
обученная, никогда не утащит, не порвет и тем более не съест отстрелянную дичь, а бросит ее на землю
по первому приказанию охотника.
Если собака хватает, мнет или пожирает дичь — это большой порок в ее работе. Большинство
охотников-промысловиков не разрешают лайкам хватать белок, упавших после выстрела, и сурово
наказывают их, если они это делают, так как даже кратковременная хватка зубами, как правило,
приводит к образованию плешин на меховом покрове шкурки, что резко снижает ее стоимость.
Послушание. Успешная охота, приносящая радость и удовлетворение охотнику, возможна лишь с
лайкой послушной, быстро и четко выполняющей команды владельца. С непослушным, своенравным
псом охотиться трудно, а иногда и невозможно.
Добиться хорошего послушания можно двумя способами: суровым наказанием за нежелательные
поступки или путем нахождения тесного контакта, при котором собака сильно привязывается к
владельцу и сама стремится сделать то, что он желает. Первый путь более легкий. Пользуясь им,
можно добиться безупречного выполнения собакой ряда команд. Но частые и сильные наказания
глушат инициативу лайки и многие ее ценные природные качества.
Труднее сделать послушной собаку нахождением с нею «взаимопонимания». Это возможно лишь
благодаря хорошему знанию врожденных свойств лаек, характера своего питомца, большому терпению
и умению не совершать ошибок при обучении собаки. Владелец, сумевший выработать у своей лайки
хорошее послушание без применения болевых наказаний, приобретает не только хорошего помощника,
но и преданного друга.
Большинство из рассмотренных выше охотничьих свойств и элементов работы лайки
расцениваются на полевых испытаниях по разработанным правилам. В правилах нет лишь
специальных показателей, характеризующих охотничий инстинкт и сообразительность (ум) собаки,
хотя в некоторых пунктах правил испытаний эти свойства подразумеваются.

Испытания лаек
Охотники издавна подметили, что рабочее потомство получается от хорошо работающих собак. В
прежние времена, когда лайки были обычными дворовыми собаками сельских жителей и еще не
использовались на охоте городскими охотниками, не было нужды в какой-либо особой проверке их
рабочих качеств, так как эти качества всесторонне проверялись на практике в период промысла. С
ростом популярности северных остроухих собак среди городских охотников, с началом их заводского
разведения возникла и необходимость выявления охотничьих качеств у них на специально
организуемых испытаниях, или пробах, как тогда их называли.
Первые попытки в этом направлении, очевидно, были сделаны иркутянами. В «Охотничьей
газете» за 1895 и 1898 гг. сообщается об иркутских испытаниях лаек по медведю в 1890, 1894 и 1898 гг.
Проф. Б. Петри [78] писал, что в 1912 г. в Иркутске проведены испытания лаек не только по медведю,
но и по соболю. К сожалению, неизвестно, каковы были правила, по которым проводились эти
испытания.
В Москве первые испытания лаек по медведю были проведены в Московском городском манеже
во время 37-й выставки собак Императорского общества правильной охоты. Медведь находился в
большой деревянной клетке, сооруженной в одной части манежа. В клетку поодиночке впускали собак.
На этих примитивных испытаниях выявлялась смелость и злоба собак к зверю. Из восьми
испытывавшихся лаек только две показали хорошую работу и выдающуюся злобу. С 1910 до 1938 г.
испытания московских лаек по медведю не проводились.
В 20-х годах, когда лайками заинтересовались широкие круги охотников и во многих местах
началось их заводское разведение, передовые кинологи того времени считали, что полевые испытания
должны быть одним из важнейших мероприятий в заводском разведении северных промысловых собак
[30, 112]. Пионерами в этом начинании стали свердловчане. В 1926 и дважды в 1927 гг. они
организовали и провели испытания по медведю, который был привязан на длинной цепи к дереву.
Примечательно, что если в 1926 г. испытания проводились без каких-либо официальных правил, то в
следующем году уральский судья Ф. Ф. Крестников [51] разработал простейшие правила и 40-
балльную расценочную таблицу, по которой велась оценка таких элементов работы лайки по медведю:
смелость (максимум 5 баллов), злоба (10), манера и тактика атаки (10), голос (5), вязкость (10). Эти
правила были приняты, и по ним оценивали работу не только собак, испытывавшихся в одиночку, но и
пар. По этим правилам можно было выявлять некоторые конкретные качества лаек, имеющие
решающее значение при охоте на медведя, и степень их проявления выражать в количественных
показателях. В последующем уральцы провели подобные испытания в 1929, 1935 и 1938 гг.
Испытания лаек по медведю проводились в условиях далеких от естественных, организовывать
их по ряду причин было довольно сложно и, главное, на них невозможно выявить целый ряд важных
охотничьих качеств собаки, которые имеют большое значение на охоте за мелкими пушными зверями.
Первые испытания лаек по белке, важнейшему объекту пушного промысла, провели в 1928 г.
ленинградские охотники-лайчатники. На этих испытаниях собаки работали в естественных условиях и
оценивались судьями по 100-балльной расценочной таблице, в которой учитывалось шесть элементов
работы. В последующем ленинградцы в течение ряда лет совершенствовали таблицу оценок работы
лаек на полевых испытаниях по белке. Ниже приводятся расценочные таблицы за 1928, 1931, 1933 и
1934 гг., из которых видно, какие изменения и дополнения вносились в целях совершенствования
оценки работы лаек (в верхней части таблиц указаны элементы работы, по которым велась оценка, в
нижней — максимальное число баллов).

1928 г.
Чутье, зрение
и слух
Манера
поиска
Быстрота хода и
выносливость
Мастерство
Типичность и
красота работы
Послушание
Общий
балл
25 20 15 20 10 10 100

1931 г.
Чутье, слух и
зрение
Манера поиска и
быстрота хода
Мастерство
Типичность и красота
работы
Послушание Голос
Общий
балл
30 25 20 10 10 5 100

1933 г.
Чутье, слух и
зрение
Мастерство
Быстрота и манера
поиска
Вязкость
Типичность
работы
Послушание Голос
Общий
балл
30 25 15 10 10 5 5 100

1934 г.
Чутье,
слух и
зрение
Слежка
Манера
облаивания
Быстрота
хода
Манера
поиска
Вязкость
Типичность
работы
Послушание Голос
Общий
балл
25 15 10 5 10 10 10 10 5 100

Из приведенных расценочных таблиц видно, что в 1934 г. оценка охотничьих качеств лаек на
полевых испытаниях по сравнению с оценкой в прежние годы была более совершенной, так как с этого
времени в работе собак учитывались такие важные показатели, как слежка, характер (манера
облаивания), вязкость, голос.
В Московской области первая полевая проба лаек по белке состоялась в 1931 г. Начиная с 1932 г.
московские лайчатники отказались от проведения эпизодических испытаний и стали испытывать своих
собак на испытательной станции, положение о которой было разработано. Оценка работы лаек
производилась по «Временным правилам полевой пробы лаек по мелкому пушному зверю и птице». В
соответствии с этими правилами расценочная таблица выглядела следующим образом:

Мастерство
Чутье
Быстрота
хода
Манера
поиска
Слежка Облаивание
Характер
работы
Вязкость Злобность Голос Послушание
Общий
балл
15 8 12 15 10 10 10 5 5 10 100

Охотничьи свойства лаек и качество их работы определялись степенью присуждаемого им
диплома. Правилами устанавливались дипломы трех степеней. Для получения диплома I степени лайка
должна была набрать общую сумму баллов не менее 80, II степени — не менее 70 и III степени — не
менее 60 баллов.
Расценочные таблицы московских и ленинградских лайчатников значительно различались.
Вследствие этого невозможно было делать обобщения и давать сравнительную оценку охотничьих
свойств лаек за ряд лет в двух крупнейших центрах их заводского разведения. В связи с этим
Всесоюзное кинологическое совещание в 1939 г. утвердило новые правила испытаний лаек по белке и
боровой дичи, которыми были обязаны руководствоваться все эксперты. Ниже приведена расценочная
таблица этих правил.

еьтуЧПоиск
(обоняние,
слух)
Зрение
Быстрота Характерность
Слежка Голос
Характер
облаивания
Вязкость Послушание
Общий
поиск
25 5 10 .10 15 5 10 10 10 100

На этом же совещании были приняты правила и расценочные таблицы по испытаниям лаек по
мелким куньим (норке, хорю, горностаю) и по медведю. В послевоенный период правила полевых
испытаний неоднократно пересматривались и дополнялись, однако основные требования расценочных
таблиц и правил 1939 г. существенно не изменялись. Правила изменялись преимущественно в связи с
введением более строгих оценок работы собак по тем или иным элементам работы.
Сейчас для оценки рабочих качеств лаек проводятся различные испытания. С учетом
разнообразного применения лаек на промысле и в спортивной охоте их испытывают по многим видам
зверей и птиц. Для каждого вида испытаний существуют отдельные правила. Собак испытывают в
охотничьих угодьях по диким животным, находящимся в условиях естественной свободы, т. е.
условиях, максимально приближенных к охотничьей обстановке. Исключения допускаются лишь на
испытаниях по медведю, когда работу лаек проверяют по подсадному (находящемуся на цепи) зверю, а
также на испытаниях по кабану, нередко проводящихся в специально огороженных участках леса.
Работу собак оценивают специально назначенные комиссии, состоящие обычно из трех человек,
среди которых по меньшей мере один должен быть квалифицированным экспертом. На испытаниях
присуждаются дипломы I, II и III степеней. При этом испытываемая собака должна набрать не только
определенную сумму баллов за все регистрируемые показатели работы, но и установленный минимум
баллов за основные качества, определяющие успех охоты.
Испытания лаек по белке. Работа лайки по этому виду (а также по кунице, соболю, глухарю,
тетереву и фазану) расценивается по следующей шкале максимальных баллов:

Чутье (обоняние, слух, зрение) 30 Слежка 15
Быстрота поиска 10 Вязкость 10
Правильность поиска 10 Послушание 5
Голос 5 Отношение к убитому зверю 5
Характер облаивания 10 Общий балл 100

Дипломы за охотничьи качества присуждаются при получении следующих минимальных оценок:

В том числе
Степень
диплома
Необходимый минимум
баллов за
чутье
за
слежку
за отношение к убитому зверьку или
птице
I 80 26 13 4
II 70 24 11 4
III 60 20 8 3

Для присуждения диплома лайка должна найти не менее двух белок или птиц (кроме глухаря) и
показать по ним работу. Собака, работавшая только по одной белке, тетереву или фазану, оценивается,
но диплом ей не присуждается. При испытаниях по кунице, соболю или глухарю для присуждения
диплома достаточно одной работы.
На поиск зверьков или птиц испытываемой лайке дается 60 мин. Время, затрачиваемое ей на
облаивание найденного зверька (а также на пустое облаивание), слежку и на проверку отношения
собаки к убитому зверьку, не учитывается. Время для поиска обычно разделяется на два напуска по 30
мин, если испытывается несколько собак. Предоставление добавочного времени на поиск (сверх
положенных 60 мин) не допускается.
Для получения диплома I степени лайка должна найти не менее четырех зверьков и показать при
этом хорошую работу. Если она при этом допустит одно пустое облаивание (Пустой полайкой
считается та, если белка не обнаружена в радиусе 25 м от дерева, на которое лаяла собака. Белка,
обнаруженная в радиусе 15—25 м от места облаивания, не засчитывается, но полайка пустой не
считается.), то диплом I степени не присуждается (экспертной комиссии предоставляется право
присудить диплом I степени с баллом за чутье не выше 26, если собака сделала одну пустую полайку,
но в течение 60 мин нашла не менее семи белок). Для присуждения диплома II степени ей нужно
показать хорошую работу по трем белкам, а диплома III степени — по двум. Диплом II степени не
присуждается, если лайка сделала две, а диплом III степени — три пустые полайки. Собака может быть
испытана как по двум зверькам или двум птицам одного вида, так и по двум зверькам разных видов
или одному зверьку и одной птице, указанным в данных правилах. В дипломе отмечается, по каким
зверькам или птицам работала собака.
В процессе испытаний особое внимание уделяется слежке. При отсутствии слежки работа собаки
расценивается, но диплом ей не присуждается.
Во время испытаний отстреливают за день не более двух зверьков или птиц. По ним проверяют
отношение к убитому животному всех собак, проходящих испытания. Тушку убитого животного
подбрасывают в момент выстрела в крону дерева и наблюдают за тем, как ведет себя собака, подбежав
к месту падения тушки. Собака, утаскивающая, жующая, рвущая и пожирающая добытого зверька или
птицу, в соответствии с правилами испытаний оценивается, но диплом ей не присуждается.
Существующие правила испытаний лаек разработаны опытным путем и проверены многолетней
практикой. Они позволяют выявлять собак с хорошими рабочими качествами, что необходимо, для
ведения племенной работы. Однако, на наш взгляд, эти правила все же не совершенны. Это касается в
первую очередь требований получения необходимого минимума баллов за слежку и отношение к
убитому зверьку, чтобы лайка получила диплом той или иной степени. Оба эти элемента работы
отражают прежде всего опыт собаки, т. е. не ее врожденные свойства, а приобретенные в процессе
обучения и тренировки. Основное же внимание в селекционно-племенной работе должно быть
обращено на выявление, отбор и закрепление ценных врожденных охотничьих свойств лаек.
Молодые лайки, обладающие большой охотничьей страстью, вязкостью и отличным чутьем,
быстро находящие дичь и точно указывающие ее месторасположение, нередко очень плохо следят
зверька, идущего верхом, а иногда и не умеют следить его. Однако, как показывает практика, с такими
собаками можно охотиться достаточно успешно. Исключение таких лаек из селекционной работы
нежелательно. Следовало бы изменить требования, предъявляемые к слежке собаки. Например, диплом
III степени (с оценкой от 1 до 5 баллов) присуждать собакам, быстро и точно находящим белок, но не
следящих или плохо следящих идущего верхом зверька. Диплом II степени присуждать лайкам,
показывающим удовлетворительную или почти хорошую слежку (с оценкой работы б—10 баллов),
диплом I степени — с хорошей и отличной слежкой (оценка 11—15 баллов).
Отношение к убитому зверьку — элемент работы, также показывающий преимущественно
дисциплину собаки, ее воспитание и обучение. В прежние правила испытаний этот элемент не
включался. Следовало бы его также исключить из расценочной таблицы, так как оценка отношения
собаки к убитому животному по давно отстрелянному, стылому и подбрасываемому под выстрел
зверьку не выдерживает никакой критики. К такому зверьку лайка подходит только ради интереса и не
проявляет тех свойств, которые наблюдаются, когда облаиваемое животное действительно отстреляно
и упало на землю. Есть и другая сторона вопроса. Как мы упомянули, ежегодно тысячи лаек
испытываются по белке. Если для каждого дня испытаний отстреливать по одной-две белки, особенно
в весенне-летний период, когда идет размножение зверьков, это приносит большой ущерб поголовью
ценного промыслового вида. Ведь под выстрел попадают нередко беременные и кормящие самки.
Наконец, как показал опыт, некоторые эксперты игнорируют этот пункт правил и не отстреливают
белок для проверки у испытываемых лаек отношения к убитому зверьку. В этой графе расценочной
таблицы эксперт ставит обычно положительный балл, ориентируясь на то, насколько собака послушна.
Лайки, получившие при этом дипломы, в дальнейшем успешно выступали на крупных состязаниях и
были «вежливы» на промысле белки.
Испытания лаек по норке, хорю, колонку и горностаю. Лаек по этим видам испытывают редко,
обычно при нахождении этих зверьков собакой во время проведения других испытаний. На
испытаниях по этим мелким представителям семейства куньих работа лайки расценивается по
приводимой ниже шкале максимальных баллов.

Чутье (обоняние, слух и зрение) 30
Вязкость........... 10
Быстрота поиска ....... 5
Злоба и приемистость .... 15
Правильность поиска..... 10 .
Послушание ......... 10
Голос и облаивание ..... 5
Слежка ........... 15
Общий балл ......... 100

Дипломы за работу по этим зверькам присуждаются при получении минимальных оценок.

В том числе
Степень диплома Общий балл
за чутье за слежку за злобу и приемистость
I 80 24 12 12
II 70 22 10 10
III 60 20 8 8

Собака испытывается по одному зверьку, для нахождения которого ей предоставляется 60 мин.
Для присуждения диплома обязательны поимка собакой зверька или его отстрел. Особое внимание на
этих испытаниях обращается на способность собаки быстро находить зверька, следить за ним во время
перемещений под валежинами или по зарослям кустарников, а также на умение ею своевременно и
бесстрашно схватить настигнутого и ожесточенно сопротивляющегося хищника и не выпускать его,
даже если он вцепится зубами за чувствительное место (за мочку носа, губы).
Испытания лаек по лосю и оленю. Такие испытания чаще всего происходят при встрече собак с
этими животными во время проведения других испытаний. Такие встречи, если у лайки есть задатки
работы по копытным, в наше время нередки, так как численность лосей во многих районах
европейской части СССР высокая. Работа лайки по лосю и оленю расценивается по приводимой ниже
шкале максимальных оценок.

Чутье (обоняние, слух и зрение) 20 Вязкость 15
Быстрота поиска 10 Голос 10
Правильность поиска 10 Послушание 5
Мастерство постановки и облаивания зверя 30 Общий балл 100

Дипломы за работу по лосю и оленю присуждаются при получении собакой следующих
минимальных оценок:

В том числе
Степень диплома Общий балл
за чутье за мастерство
I 80 16 24
II 70 14 22
III 60 12 20

Оценка производится за работу по одному зверю, на поиск которого собаке дается 2 ч.
Важнейший элемент работы по лосю — мастерство постановки, т. е. умение лайки, разыскав
зверя, заставить его не уходить с того места, где собака начала облаивать его или, если он пошел,
остановить через некоторое время и, задержав здесь, вновь начать облаивание. Лайка снимается с
испытаний, если она без посторонних помех не смогла задержать зверя при его остановках до 3 раз, а
также если она отдает голос по следу преследуемого животного.
Испытания лаек по кабану. В последние годы такие испытания часто проводятся в Прибалтике,
Белоруссии, на Украине и в западных областях РСФСР. Собак испытывают как по животным,
находящимся в условиях полной свободы, так и по зверю, выпускаемому в специально огороженный
участок леса. Размер такого участка должен быть не меньше 0,25 га.

Работа лайки по кабану оценивается по такой шкале максимальных баллов:

Чутье и отношение к следам 15 Вязкость 15
Смелость и облаивание 25 Послушание 5
Злобность 20 Голос 5
Ловкость 15 Общий балл 100

Дипломы за охотничьи качества присуждаются лайкам, получившим такие минимальные оценки:

В том числе
Степень диплома Общий балл
за смелость за злобность за вязкость
I 80 20 16 13
II 70 16 14 11
III 60 12 12 8

Собака испытывается по одному зверю, для нахождения которого в естественных условиях ей
предоставляется 60 мин. Лайка снимается с испытаний и оставляется без оценки, если она в течение
первых 10 мин не пошла по свежему следу кабана, а также не начала за это время работать по зверю,
находящемуся в огороженном участке.
Испытания лаек по подсадному медведю. Для проведения таких испытаний в лесу выбирается
поляна, где между деревьями, отстоящими друг от друга на 40—50 м, на высоте 10—12 м натягивают
прочный трос. На трос надевают кольцо или блок с присоединенной к ним цепью длиной не менее 20
м. Другим концом цепь прикрепляют к ошейнику, надетому на медведя. Медведь должен быть весом
не менее 80 кг.
К испытаниям по подсадному медведю допускаются как одиночные собаки, так и пары.
Владельцам не разрешается натравливать на медведя своих собак.

Работа лаек по медведю расценивается по шкале максимальных баллов.

Отношение к следу и зверю 15 Ловкость 15
Смелость и облаивание 25 Вязкость 20
Злобность и приемистость хваток 25 Общий балл 100

Для присуждения той или иной степени диплома собака должна получить за основные показатели
работы следующие минимальные оценки в баллах:

В том числе
Степень диплома Общий балл
за смелость и облаивание за злобность и приемистость за вязкость
I 80 20 20 16
II 70 18 18 14
III 60 16 16 12

Чтобы получить диплом, собака должна смело атаковать медведя и во время атак при удобных
моментах делать сильные болевые хватки по уязвимому месту (за «гачи», или за тыльные стороны
ног). Лайки, не делающие хваток, но набравшие за отношение к следу и зверю не менее 12 баллов, за
смелость и облаивание не менее 16 баллов, за вязкость не менее 14 баллов, при общей сумме баллов не
менее 60 могут быть дипломированы, но не выше диплома III степени, как берложницы. Диплом
присуждается собаке только за работу в одиночку. В работе парой, если одна из лаек не делает хваток
по зверю, диплом выше III степени не присуждается.
Испытания лаек по водоплавающей птице. Такие испытания по количеству участвующих в них
лаек, по-видимому, находятся на втором месте после испытаний по белке. Эти испытания лучше
проводить по диким уткам, наиболее распространенному объекту охоты. На испытаниях не
разрешается использовать подсадных уток. Элементы работы лайки оцениваются такими
максимальными баллами:
Чутье (обоняние, слух, зрение) 25
Поиск ............ 10
Подача отстрелянной или раненой птицы .......... 25
Настойчивость в работе .... 15
Послушание ......... 10
Слежка ........... 15
Общий балл ........ 100

Дипломы за охотничьи качества присуждаются при таких показателях:

В том числе
Степень диплома Общий балл
за чутье за подачу птицы
I 80 20 20
II 70 18 18
III 60 16 16

Работа каждой собаки оценивается по двум встречам с птицей, на поиск которых дается 60 мин.
Испытания обычно проводят с отстрелом за день одной— двух птиц для оценки подачи. Для
лаек, из-под которых не отстреливали дичь, проверку подачи производят, подбрасывая под выстрел
дичь в водоем.
Испытания лаек организуются в основном с целью выявления у них охотничьих качеств, но в
какой-то мере они являются и своеобразной формой спортивного соревнования владельцев собак,
стремящихся показать, насколько хороши их питомцы в работе. Поэтому естественны радость и
гордость одних, собакам которых присуждают дипломы высоких степеней, и горечь других, чьи лайки
«провалились» на испытаниях.
Не следует думать, что каждая лайка, проявившая свои охотничьи качества не только во время
натаски, но уже и зарекомендовавшая себя хорошей работницей, должна обязательно получить
диплом, на испытаниях. Практика испытаний и особенно состязаний свидетельствует о другом —
значительное число неоднократно проверенных в работе и дипломированных собак не получают
дипломы.
На результативность и качество работы лаек действуют многие факторы: состояние здоровья,
тренированность, особенности характера, настроение собаки, окружающая обстановка и т. п. Нам,
например, приходилось встречать хороших рабочих лаек, которые в присутствии других собак
прекращали работать. При подготовке лаек опытного питомника ВНИИОЗ к испытаниям по
подсадному медведю выяснилось, что собаки, хорошо работавшие по зверю во время притравки,
выставленные через 1—2 дня на испытания, совершенно не работали [97]. Подобных примеров можно
привести немало. Поэтому как ни горько видеть владельцу провал своей собаки на испытаниях,
следует спокойно относиться к такой неудаче.
К испытаниям собаку нужно всегда подготавливать и выставлять ее в лучшей форме. Не только
ожиревшая из-за долгого сидения дома, но и перетренированная, затасканная на охоте лайка не
покажет полностью свои лучшие качества. Тренировки желательно начинать задолго до испытаний, а
перед ними дать собаке 3—5-дневный отдых, чтобы она работала охотно. В день испытаний, рано
утром, собаку кормить нужно не много, но калорийной пищей и дать ей возможность хорошо
выгуляться.
На испытаниях, в ожидании своей очереди, не следует водить собаку за экспертной комиссией.
Лайка, особенно темпераментная, слыша лай работающих участниц, волнуется, нервничает, рвется с
поводка. Перевозбужденная, она может делать пустые полайки и не покажет свойственной ей работы.
Лучше, договорившись с экспертами, ожидать своей очереди у костра.
Получив указание пускать собаку в поиск, не нужно торопиться и делать это рядом с экспертной
комиссией. Перед тем как снять с лайки ошейник, лучше отойти в сторону, успокоить ее и взять
направление, где имеется возможность больше встретить зверьков или птицы. Проходить по угодьям,
где может держаться дичь, надо не торопясь, «челноком», давая возможность собаке лучше обыскать
такие места. При проверочных или неуверенных полайках нежелательно быстро подходить к собаке.
Лучше остановиться несколько в стороне и, наблюдая за ней, дать возможность самой разобраться в
следах, увидеть зверька или птицу. Владельцу также следует избегать любых действий, которые могут
отвлечь внимание собаки от поиска и обнаружения дичи.

Экстерьер и конституция
Человек с глубокой древности обращал внимание на внешние формы собак, придавая им то
большее, то меньшее значение. В 17-й песне «Одиссеи» есть примечательные строки. Одиссей,
возвратившийся на родину после долгих лет странствий, спрашивает слугу — раба:
«Странное дело Евмей: там на куче навозной собаку
Вижу, прекрасной породы она, но сказать не умею,
Сила и ловкость ее таковы ль, как наружность?».
Этот отрывок из бессмертной поэмы Гомера убедительно свидетельствует о том, что еще за сотни
лет до нашего летосчисления человек не только мог оценить внешние формы собак, но и задавался
вопросом о связях между внешними формами животных и их способностью выполнять ту или иную
работу. Такие вопросы возникали у человека еще в глубокой древности и ряд древнегреческих и
древнеримских ученых давали рекомендации для оценки животных по экстерьеру, однако учение об
экстерьере, т. е. учение о внешних формах животных в связи с их продуктивностью, возникло позже.
Лишь в средние века, по мере повышения требований к индивидуальным качествам животных,
возрастает интерес к строению и оценке их внешних форм. Так, в VIII в. нашей эры арабы предъявляли
к верховой лошади ряд строгих требований в отношении ее телосложения. В XIV в. арабский ученый
Абу Бекр впервые дал сводку тех внешних признаков, которыми характеризуются достоинства
верховой лошади. В период капитализма, когда начало интенсивно развиваться животноводство,
учение об экстерьере получило дальнейшее развитие. Термин экстерьер в зоотехнию впервые ввел в
1768 г. французский ученый Клод Буржела, много сделавший для популяризации учения об экстерьере.
В процессе развития учения об экстерьере возникали различные направления. В частности,
некоторые ученые стремились к поискам отдельных внешних, легко обнаруживаемых признаков, по
которым можно было бы оценивать возможную продуктивность животных. Однако такие и подобные
им взгляды оказались несостоятельными.
Большой вклад в развитие учения об экстерьере внесли русские ученые М. И. Придорогин, П. Н.
Кулешов, М. Ф. Иванов, Е. А. Богданов, Е. Ф. Лискун и др. Эти выдающиеся ученые-зоотехники,
определенно высказываясь об ограниченной роли экстерьера в оценке производительных качеств
животных и особенно в племенном подборе, в то же время уделяли большое внимание изучению
экстерьера. Характерной чертой русской зоотехнической школы было стремление к правильному
пониманию связи между экстерьером и продуктивностью. Работая в этом направлении, русские ученые
создали учение о связи формы и функции организма, взаимосвязи телосложения с направлением
продуктивности животного. Основные положения этого учения заключаются в том, что, несмотря на
отсутствие абсолютной связи между экстерьером и продуктивностью, правильно сложенная форма
животного рассматривается как биологическая основа его высокой продуктивности, крепости
конституции и здоровья.

Рис. 2. Стати лайки: 1 — лоб; 2 —надбровные дуги; 3 — переход от лба к морде; 4 — морда; 5 —
мочка носа; 6—ухо; 7 — затылок; 8 — глаз; 9 — скула; 10 — шея; 11—холка; 12 — спина; 13 —
поясница; 14 — круп; 15 — передняя часть груди; 16 — плечо; 17 — бок груди; 18 — нижняя
часть груди (грудина); 19 — пах; 20 — живот; 21 — локоть; 22 — предплечье; 23 — запястье; 24
— пясть; 25 — передняя лапа; 26 — когти; 27 — бедро; 28 — колено; 29 — голень; 30 —
скакательный сустав; 31 — пятка; 32 — плюсна; 33 — задняя лапа; 34 — прибылой палец; 35 —
хвост
Каково же значение экстерьера при оценке охотничьих собак, в том числе и лаек? По экстерьеру
определяют породность собак, а также стремятся выявить степень развития нужных для охоты качеств,
в первую очередь силу и крепость сложения собаки, правильность ее аппарата движения, степень
приспособленности к работе в суровых условиях и некоторые другие свойства. Такие важные качества,
как тип высшей нервной деятельности, охотничья страсть, чутье и многие другие, во внешних формах
отражаются слабо или совсем не отражаются. Поэтому при экстерьерной оценке их невозможно
определить. Непросто по экстерьеру определить и конституцию собаки, хотя экстерьер взаимосвязан с
конституцией, является ее составной частью, служит ее внешним выражением. Для этого требуются
глубокие зоотехнические знания и определенный опыт Оценку экстерьера производят глазомерно,
прощупыванием и измерением. Наиболее трудная глазомерная оценка требует от специалиста
большого опыта и хороших знаний особенностей собак той или иной породы. Глазомерная оценка
часто бывает субъективной, но в то же время является и наиболее совершенной, так как позволяет
специалисту иметь полное представление о собаке, видеть особенности ее строения и судить о
пропорции и соотносительном развитии отдельных ее частей. Оценка экстерьера по промерам, по
сравнению с глазомерной оценкой, считается в зоотехнии более объективной, но этот метод не дает
полного представления о животном. Такой метод используется в животноводстве при изучении
различных групп животных и сравнении их. Промеры используют также для вычисления индексов
телосложения и получения соответствующих характеристик по этим индексам.
Следует подчеркнуть, что измерять лаек, особенно во время экстерьерной оценки на выставках,
очень трудно. Часто полученные промеры бывают неточными, поэтому при оценке экстерьера лаек
лучше пользоваться глазомерной оценкой, уточняя ее в необходимых случаях прощупыванием и
промерами.
Для глазомерной оценки нужно хорошо знать топографию статей лайки (рис. 2). Стати —части
тела, по которым оценивают телосложение, выраженность породных признаков, возрастное и половое
развитие, судят о здоровье и физической крепости, а также о возможной племенной ценности собаки.
Название статей не всегда совпадает с анатомическими частями тела. Это обусловлено тем, что
заводчики и кинологи прошлого, часто не имевшие понятия об анатомии, нередко характеризовали
отдельные стати, сравнивая их со статями других животных. В связи с этим появились такие
определения, как «свиные глаза», «сорочьи глаза», «медвежье ухо», «русачьи лапы», «коровий постав»
и др.
Многие из этих определений уже не употребляются, но некоторые термины сохранились и их
полезно знать собаководам и кинологам.

Экстерьер и стати лаек
При оценке экстерьера сначала описывают рост и общее телосложение собаки, отмечают
пропорциональность и гармоничность строения организма в целом, а также выраженность породного
типа, развитие и крепость костяка и окрас. Затем оценивают стати тела. Наиболее важные стати тела,
характеризующие экстерьер лаек: голова, шея, туловище (грудь, спина, поясница, живот), конечности,
хвост и шерстный покров. При описании экстерьера особое внимание обращают на пороки
телосложения и степень выраженности дородных признаков.
Рост и формат. Эти качества характеризуют силу лайки и склонность ее к работе тем или иным
аллюром. Их учитывают также и при определении степени породности собаки.
Как крупные, так и мелкие лайки могут энергично и неутомимо работать длительное время.
Однако при охоте на крупных и сильных животных или в тяжелых условиях рост для собаки имеет
важное значение. Мелкая лайка не остановит силовыми хватками кабана, барсука, рысь, хотя с ней
можно успешно охотиться на боровую дичь, белку и других мелких пушных зверей. Для зверовой
охоты требуется достаточно крупная собака, обладающая значительной силой, способная сильными
болевыми хватками остановить зверя. Рослая собака нужна и для преследования соболя по
относительно глубокому снегу. Для охоты на уток, особенно на водоемах с высокой и густой водно-
болотной растительностью, крупная лайка предпочтительнее мелкой.
Стандартом каждой породы установлены параметры роста собак. Лайке снижается оценка за
экстерьер и породность, если рост у нее выше или ниже пределов, указанных в стандарте. Большинство
пород лаек имеют формат квадратный или близкий к квадратному. У восточносибирских и
западносибирских лаек предпочтение отдается собакам с несколько растянутым форматом (среди
представителей этих пород есть собаки и с укороченным форматом). Лайка с квадратным форматом
имеет более короткое туловище и, следовательно, обладает более крепким позвоночником. У нее
обычно хорошо развита холка, углы скакательных суставов более выпрямленные. Типичный аллюр у
собак с таким форматом — галоп. Лайки с растянутым форматом должны иметь широкую,
мускулистую поясницу. У них хорошо выражены углы скакательных суставов. Типичный аллюр —
рысь.
Формат лайки и степень растянутости его легко устанавливаются глазомерно, если собака
свободно, уверенно держится на ринге.
Крепость костяка и пропорциональность сложения. Кости в организме собаки выполняют
опорную и двигательную функции. Они образуют скелет животного, к которому прикрепляются
внутренние органы и мускулы. От характера развития скелета зависит общая форма сложения собаки и
ее работоспособность. Степень и характер развития костяка бывают обусловлены, наследственностью,
условиями кормления, выращивания и содержания в различные периоды роста щенка и молодой
собаки.
По степени развития костяка выделяют лаек беднокостных, с легким, крепким и чрезмерно
крепким (грубым) костяком. О развитии костяка обычно судят по состоянию передних конечностей. У
беднокостных собак передние ноги тонкие со слаборазвитой мускулатурой. Лайки с таким костяком
обычно малопригодны для охоты, так как быстро устают. Лайки с чрезмерно крепким костяком
выглядят массивными. Они могут длительное время работать рысью и рысцой, но скоро утомляются на
быстрых аллюрах.
Многие эксперты отдают предпочтение лайкам с хорошо развитым, крепким костяком. Однако,
по нашим наблюдениям и по сообщениям охотников, собаки с умеренно крепким и легким костяком
наиболее желательны для охоты. Они обладают быстрым ходом и способны работать таким образом в
течение многих дней.
При глазомерной оценке костяка лайки эксперт иногда ошибается, так как одна и та же собака,
находящаяся в линьке, может выглядеть беднокостной, а в полностью развитом шерстном покрове — с
хорошим костяком. В связи с этим при оценке крепости костяка целесообразно определять индекс
костистости, который выражается в цифровых показателях и вычисляется по формуле
Обхват пясти (см) * 100 / Высота в холке (см)
По нашим данным, индекс костистости у русско-европейских и западносибирских лаек, имеющих
умеренно крепкий костяк, варьирует в пределах 17—18. У более крепких нормально развитых
восточносибирских лаек индекс костистости бывает от 17 (у сук) до 20,5 (у кобелей).
При оценке лаек определяют также, насколько пропорционально развиты части тела
относительно друг друга. У лаек иногда встречаются следующие отклонения в пропорциях тела:
тяжелая голова, более слаборазвитая по сравнению с передней задняя часть тела, узкая поясница,
недостаточно широкий круп, высокозадость (бывает у собак со слаборазвитой холкой и
выпрямленными углами задних конечностей).
Голова. Анатомическую основу головы представляет череп. Строение черепа зависит от
наследственных задатков, типа конституции и крепости костяка. На форму головы мало влияют
условия содержания и кормления, поэтому по строению головы в большей степени, чем по состоянию
других статей, судят о принадлежности собаки к определенной породе. Формы голов у разных пород
лаек, несмотря на общее сходство, существенно отличаются. Вследствие этого форма головы и
строение отдельных ее статей служат важными породными признаками, по которым судят как о
принадлежности лайки к той или иной породе, так и о степени ее породности.
По форме голова бывает нормальной, пропорциональной росту (примерно укладывается 2,5 раза
по высоте в холке), тяжелой и легкой. Тяжелой голове свойственны массивный череп в сочетании с
сильно развитой мускулатурой и грубым костяком. Для легкой головы характерен узкий, вытянутый
череп с легким, утонченным костяком и слаборазвитой мускулатурой. Для большинства пород лаек как
тяжелые, так и легкие головы не типичны. Однако для некоторых пород свойственны массивная голова
(акита), для других относительно легкая (норботтенская лайка). Форма головы суки более легкая, чем у
кобеля.
Голову собаки обычно подразделяют на морду (щипец) и черепную часть. Морду образуют кости
верхней и нижней челюстей и прикрепленные к ним мягкие ткани. Границей между мордой и черепной
частью служит линия, соединяющая передние углы глаз.
Форму черепной части определяют в первую очередь строение и развитие затылочной, теменных,
лобных и скуловых костей. В зависимости от их строения голова лайки может быть широкой или
узкой, скуластой или с «плоской» щекой, с выпуклым лбом и развитыми надбровными дугами или,
наоборот, с плоским лбом и без выраженных надбровных дуг. Для большинства пород лаек
желательно, чтобы верхняя линия черепной части была ровной или слегка округлой, без сильно
развитых надбровных дуг и выпуклого лба, с плавным переходом от лба к морде и с ровной линией
морды параллельной (при взгляде сбоку) плоскости лобной части.
По характеру скуластости, ширине лобно-теменной части, степени развития затылочного бугра
(соколка) и выраженности перехода от лба к морде судят о принадлежности лайки к той или иной
породе, а в пределах ее —о степени породности. У всех пород лаек морда короче черепной части.
Однако при глазомерной оценке различают укороченную морду, длина которой выглядит заметно
короче черепной части у особей с хорошо развитыми скуловыми дугами, и удлиненную, которая
кажется примерно равной или чуть меньше черепной части. Удлиненная морда наблюдается у особей
со слаборазвитыми скулами и «плоской» щекой.
Морда у лаек бывает заостренной и тупой, или грубой, а также сухой и сырой. Отмечается также
и ряд переходных форм от одной к другой (сыроватая, грубоватая и т. п.). Для всех пород лаек
желательна сухая морда и не желательна сырая. Сырая морда бывает в тех случаях, когда губы
неплотно прилегают к челюстям, верхние губы нависают над нижней челюстью, в углах губ
образуются брыли.
Грубая (вернее, грубоватая), но сухая морда для ряда пород лаек не является пороком. Так,
восточносибирской лайке, аките и некоторым другим свойственна явно грубоватая морда. Более
грубоватую морду, по сравнению с мордами сук, имеют кобели всех пород. У лаек с грубоватой
мордой хорошо развиты зубы. Такие собаки обладают сильной хваткой, что важно при охоте на
крупных животных и особенно при задержании зверя силой. Лайки с заостренной мордой имеют
мелкие зубы и менее пригодны для зверовой охоты.
Мочка носа (чутье, вощек), которой оканчивается морда, по форме одинакова у всех пород лаек.
Цвет мочки носа бывает черный, коричневый и серый. Стандарты заграничных пород лаек
предусматривают наличие только черной мочки у собак независимо от окраса шерстного покрова.
У наших пород лаек светлого окраса (белого, палевого, рыжего) допускается коричневая мочка
носа, но черная более желательна. Серая мочка носа (полностью или частично) у некоторых лаек
появляется периодически, с наступлением весны. Впоследствии она вновь темнеет. По мнению
некоторых кинологов, посветление происходит вследствие воздействия на организм собаки
ультрафиолетовых лучей в весеннее время [66].
Глаза у собак различают по форме, цвету радужной оболочки и по поставу. В стандартах
отечественных пород лаек указано, что глаза должны быть овальные. Но это требование, по-видимому,
неправомерно. Анатомические исследования, проведенные в последнее время, свидетельствуют о том,
что глаз собаки представляет собой шаровидное образование [100]. В связи с этим эксперты, очевидно,
поступают неправильно, снижая, иногда существенно, экстерьерную оценку лайкам за круглую форму
глаза. Округлая или овальная форма глаза у лаек зависит от постава глаз и разреза век. При косом
поставе глаза выглядят овальными, при прямом — круглыми. Слабокосой постав глаз отмечается у
лаек с относительно широкой черепной частью и с хорошей скуластостью. Косо поставленные глаза
характерны для собак с узким и удлиненным черепом.
Для всех пород лаек характерен лишь карий и темно-карий (чем темнее, тем лучше) окрас
радужной оболочки глаз. Светлые, желтые глаза, разноглазие (один глаз карий, другой голубовато-
белый, или «сорочий») считаются недостатком или пороком. Цвет глаз, по-видимому, не влияет на
остроту зрения собаки. У волков глаза светлые, желтые. Однако зрение у этих хищников прекрасное.
Светлые глаза у лаек, особенно при темных окрасах шерстного покрова, резко выделяются и портят
общее впечатление. Светлый окрас радужной оболочки хотя и не является доминантным, относительно
стойко передается по наследству. Глаза у лайки должны быть подвижные, открытые, но не навыкате и
не запавшие, с живым выражением и хорошей реакцией зрачков на свет. У лаек с глазами навыкате,
при работе быстрым аллюром в угодьях с высокой травянистой растительностью, в углах век обычно
набиваются соринки, что, несомненно, мешает собаке. Не исключены при этом и травмы глаз.
До 8—9-летнего возраста зрачки у лаек обладают хорошей реакцией на свет, т. е. нормально
сужаются и расширяются. В более старшем возрасте зрачки расширяются и обладают слабой реакцией.
Зрение у таких собак плохое. Иногда расширенные зрачки отмечаются и у молодых лаек. Обычно это
следствие перенесенного заболевания, сильного удара и других подобных причин. У молодых собак
иногда на одном из глаз появляется бельмо. Чаще всего это бывает при недостатке витамина А. Только
что появившееся бельмо удаляют сахарной пудрой, засыпая ее в глаза собаке. Мельчайшие
кристаллики сахара сдирают бельмо и, растворяясь в слезах, не травмируют глаз.
Иногда у лаек встречается третье веко, которое образуется в результате разросшейся
вертикальной складки конъюнктивы в переднем углу глаз. Третье веко мешает движению глаз и его
обычно удаляют хирургическим путем.
Уши (ушные раковины)
служат лайке своеобразными
звукоулавливателями, позволяя
точнее определить направление и
местоположение источника звука.
Они являются также важным
породным признаком. Уши у
лайки очень подвижные. Слушая,
она может направлять ушные
раковины вперед или в стороны,
непосредственно на источник
звука, прижимать их, когда испугана или злобно рычит на врага. Для всех лаек характерны
треугольные по форме, стоячие уши. Хрящи ушей должны быть эластичными и в то же время
прочными. Если хрящи не имеют достаточной прочности, то уши бывают слабыми (вершины ушей
колеблются во время хода собаки), с опущенными вершинами и полустоячие. Такие уши у лайки
свидетельствуют либо о ее нечистопородности, либо о плохом выращивании и ослаблении
конституции. У большинства пород лаек вершины ушей заостренные, у некоторых слегка округлые.
Соразмерно голове лайки уши могут быть большими или малыми, близкими по форме к
вытянутому равнобедренному или равностороннему треугольнику. При оценке экстерьера эксперты
отдают предпочтение собакам с небольшими ушами. Это правомерно, так как животным севера, по
сравнению с их близкими сородичами, проживающими на юге, свойственны уменьшенные размеры
ушей. Маленькие уши способствуют уменьшению теплоотдачи организма животного, что важно в
суровых северных условиях.
По поставу уши различают высоко, низко, широко поставленные, а также развешенные (рис. 3).
При высоком поставе, который желателен для большинства пород лаек, основания ушей расположены
на одной линии с теменной частью черепа, при низком — ниже линии лба. У хорошо поставленных
ушей в момент настороженного состояния собаки внутренние стороны почти параллельны, а
расстояние между этими сторонами относительно невелико. При широком поставе уши отстоят далеко
друг от друга. Уши, концы которых направлены в разные стороны, называют развешенными. Сильно
развешенные уши могут свидетельствовать о вялом, флегматичном или угнетенном состоянии собаки.
Но так иногда их держит и совершенно здоровая лайка, которая остается равнодушной к окружающей
ее обстановке.
Зубы и прикус. Зубы служат лайке для захватывания и удержания жертвы, для защиты и
нападения. Их строение мало приспособлено для пережевывания пищи. Ими собака разрывает и
рассекает мягкие ткани, разгрызает и дробит кости. Как и у большинства представителей семейства
псовых, у лаек имеется 42 зуба, из которых 20 расположены на верхней челюсти и 22 на нижней.
По назначению и строению зубы собаки подразделяются на резцы, клыки, ложнокоренные
(премоляры) и истинно коренные (моляры). Резцы —кусающие зубы. При их помощи собака также и
выгрызает мягкие ткани, особенно при поедании мороженой пищи. Клыки служат для нескольких
целей: ими собака схватывает и удерживает жертву, наносит наиболее болезненные укусы и даже
рваные раны. Клыки, имеющие глубокие корни, прочно сидят в челюстях. Премоляры и моляры
используются для рассечения мягких тканей, частично для жевания, а также для дробления костей.
Резцы, клыки и премоляры появляются у щенков вначале в виде так называемых молочных зубов,
которые впоследствии сменяются на постоянные. Истинно коренные зубы, или моляры, не имеют
предшественников в виде молочных зубов.

1 — нормальный постав; 2 — сближенные уши; 3 — широко
поставленные; 4 — развешенные; 5—округлые вершины ушей; 6
— низко поставленные уши; 7 — полустоячие
Если зубы каждой половины верхней и нижней челюстей представить в виде дроби, причем в
числителе обозначить зубы соответствующей половины верхней челюсти, а в знаменателе — нижней
челюсти, то нормальная формула зубов взрослой лайки будет иметь такой вид:

Четвертый премоляр верхней челюсти и первый моляр нижней — наиболее крупные зубы,
имеющие остросекущую поверхность. Их называют хищническими или секущими зубами (denies
sectorii).
У лаек иногда бывают отклонения от нормального количества зубов. Относительно часто
встречаются собаки, у которых отсутствуют первые премоляры на нижней челюсти (расположенные
сразу за клыками). Отмечаются случаи отсутствия резцов на нижней или верхней челюсти. Обычно
отсутствуют «окрайки» — резцы, расположенные рядом с клыками. Очень редко встречаются лайки с
увеличенным числом зубов. Сокращение количества зубов, особенно значительное, нами отмечалось
при тесном инбридировании. Так, в нашей практике от вязки матери с сыном, имевшими нормальное
количество зубов, был получен кобель, у которого вместо 42 зубов было всего 37 (отсутствовали по
одному премоляру на правой верхней и левой нижней челюстях и три премоляра на правой нижней
челюсти).
У лаек сравнительно редко
отмечается кариес зубов.
Кариесные зубы наиболее часто
появляются у собак, когда они сами
в раннем возрасте или их матери в
период беременности переболевали
чумой в скрытой форме. Иногда
кариесные зубы появляются при
несбалансированном кормлении.
Более часто отмечается стирание зубов, преимущественно резцов. Стирание зубов бывает обычно
обусловлено слабым развитием эмали, что, очевидно, связано с неполноценным кормлением, особенно
в период закладки и роста зубов.
Некоторые авторы считают, что по внешнему виду зубов, форме режущих поверхностей и
характеру стираемости их, особенно резцов, можно довольно точно определять возраст собак [65]. Мы
не придерживаемся этого мнения. В зависимости от прочности зубов, в первую очередь от прочности
эмали, стираемость их не одинакова у разных лаек. У одних резцы почти полностью стираются к 6—7
годам, у других и в 10-летнем возрасте зубы находятся в отличном состоянии.
Форма смыкания челюстей называется прикусом. Нормальным прикусом считается
ножницеобразный, при котором при сомкнутых челюстях резцы нижней челюсти передней стороной
примыкают к тыльной стороне резцов верхней челюсти. Нижнечелюстные клыки входят в промежутки
между «окраинами» и клыками верхней челюсти, образуя так называемый замок. Этот замок
способствует крепкой хватке, препятствуя жертве вырваться из пасти собаки.
Любые отклонения от ножницеобразного прикуса считаются пороком. К таким порокам
относятся прямой, или клещеобразный, прикус, недокус и перекус (рис. 4). При клещеобразном
прикусе нижние и верхние резцы упираются друг в друга, из-за чего режущие поверхности резцов
быстро стачиваются. Заметных изменений в положении клыков не наблюдается. Прямой прикус чаще
всего встречается при неправильном наклоне резцов или при небольшом удлинении нижней челюсти.
Ему предшествует почти прямой, или плотный, прикус, при котором резцы нижней челюсти очень
плотно прилегают к тыльной стороне резцов верхней челюсти и обычно к возрасту 3—4 лет стираются
до прямого прикуса. В соответствии с существующими правилами стертость резцов до прямого
прикуса у лаек старше 6 лет не считается дисквалифицирующим пороком.
Недокусом называется прикус, при котором из-за недоразвития нижней челюсти ее резцы не
примыкают к верхним и между ними образуется зазор, иногда значительный. При этой форме прикуса
клыки верхней челюсти, плотно прижимаясь к нижним, стачивают их заднюю поверхность. При
большом недокусе клыки нижней челюсти могут упираться вершинами в мягкое небо, порой
травмируя его. У молодых лаек недокус иногда удается исправить, улучшив их кормление и
систематически делая массаж нижней челюсти. Массаж улучшает питание костной ткани и
стимулирует ее рост. При перекусе резцы нижней челюсти (обычно не все) располагаются впереди, за
линией передних. Клыки нижней челюсти при этом выдвинуты вперед и плотно прилегают к окрайкам
верхней челюсти, вызывая их значительное стирание. Перекус образуется при несоответствии длины
челюстей или при слишком наклонном положении резцов нижней челюсти.

Рис. 4. Прикус: 1,2 — нормальный, или ножницеобразный; 3 —
прямой; 4 — перекус; 5 — недокус
Форма прикуса имеет важное значение при оценке экстерьера собаки. По существующим
правилам, все отклонения от нормального прикуса считаются дисквалифицирующим пороком, и
какими бы достоинствами собака ни обладала, при обнаружении у нее анормального прикуса ее
исключают из племенного использования (за исключением собак старше 6 лет, имеющих прямой
прикус).
Природа неправильного прикуса, по существу, не изучена. Ряд исследователей и кинологов [70,
ПО] утверждают, что появление анормальных прикусов у собак в основном обусловлено генетически,
и они передаются по наследству по закономерностям, характерным для рецессивного признака.
Поэтому особи с анормальными прикусами должны выбраковываться. Другие [33, 79] считают, что
небольшие отклонения от правильного прикуса не должны быть причиной выбраковки собаки из числа
племенных производителей, если все остальные стати ее экстерьера оцениваются высоко и она
обладает высокими охотничьими качествами.
Исследования форм прикусов у диких представителей семейства псовых показали [28, 116], что
наличие у них анормальных прикусов — явление не только обычное, но и широко распространенное.
Была установлена также четкая закономерность, выражавшаяся в том, что если у молодых особей
неправильные формы прикуса встречались редко, то чем старше были животные, тем больше особей
среди них имели анормальные прикусы. Из анормальных прикусов наиболее часто отмечался прямой
прикус. Общая закономерность смены нормального прикуса на прямой установлена для енотовидных
собак, лисиц и волков. Довольно быстро этот процесс проходит у видов, продолжительность жизни
которых в естественных условиях невелика. У волков, живущих в природе более 10 лет, смена
нормального прикуса на прямой происходит медленнее.
В результате исследований прикусов, В. Юдина и В. Юдин [116] предлагают проводить оценку
собак не позже 2—3-летнего возраста. Прямой прикус, появляющийся у собаки в возрасте старше 3
лет, по их мнению, не должен влиять на оценку ее экстерьера и тем более служить основанием для
исключения из племенной работы.
Собранные нами материалы [16] свидетельствуют о том, что у охотничьих собак, в том числе у
лаек, форма прикуса меняется как с возрастом, так и под воздействием других факторов. Наиболее
часто отмечалась смена нормального прикуса на прямой или на неполный перекус, при котором один-
два нижних резца выходят вперед за линию верхних резцов, а остальные нижние резцы остаются сзади
верхних, т. е. в положении, свойственном нормальному прикусу. Подобные отклонения отмечались
после болезней, беременности, в результате кормления однообразной, бедной витаминами пищей и
некоторых других причин. В таких случаях появление анормальных форм прикуса, очевидно, не было
обусловлено генетически, а являлось следствием воздействия внешних факторов.
Говоря об изменениях прикуса с возрастом собак, а также под воздействием других причин,
нельзя забывать и того, что анормальные формы прикуса, особенно недокус и перекус, бывают и
врожденными, сравнительно стойко передающимися потомству. Наиболее часто они отмечаются у
лаек, полученных в результате тесного или близкородственного разведения. В таких случаях
анормальные формы прикуса, как правило, проявляются уже у щенков в период роста молочных зубов
или в период их смены на постоянные.
В кинологической литературе имеются сообщения о том, что большинство лаек с неправильным
прикусом обладают слабыми рабочими качествами [22]. Наши материалы не подтверждают это.
Охотники промысловых районов обычно не обращают внимания на прикус своих собак, но очень
требовательно относятся к их рабочим качествам. Если лайка с нормальным прикусом плохо работает,
владелец без сожаления избавляется от нее. Если же охотник, особенно промысловик, держит лайку с
неправильным прикусом, то, как правило, она бывает хорошей, а иногда и выдающейся рабочей
собакой.
Шея является связующим звеном между головой и туловищем, включающим ряд важных для
жизни органов и тканей. Она обусловливает подвижность головы, облегчает защиту и нападение, в
соединении с головой служит активным распределителем тяжести тела во время движения собаки.
Шею собак оценивают по длине, форме, поставу и подвижности. У лаек шея примерно равна
длине головы, округлая или слегка овальная в сечении, мускулистая, сухая, подвижная. Признаки
сырости — наличие отвисающих складок кожи на нижней стороне шеи — крайне нежелательны,
особенно для лаек до 7—8 лет.
Под поставом шеи подразумевают ее положение по отношению к линии горизонта. У лаек
обычно бывает средний, или нормальный, постав шеи, при котором осевая линия шеи образует с
линией горизонта угол 45°. Но лайку можно часто видеть как с высокопоставленной (в настороженном
состоянии), так и с низкопоставленной шеей (при быстрых аллюрах).
Для лаек характерен очень густой и плотный шерстный покров на шее, защищающий жизненно
важные органы и ткани шеи не только от холода, но и при схватках с противниками.
Туловище (корпус, колодка). При оценке экстерьера собаки рассматривают как сложение
туловища в целом, так и состояние его отдельных статей — груди, холки, спины, поясницы, крупа и
живота. Для большинства пород лаек желательно, чтобы длина туловища была приблизительно равной
высоте в холке. Удлиненное туловище имеют восточносибирские и в меньшей степени
западносибирские лайки, а также некоторые породы заграничных лаек. Длина туловища определяется
в основном длиной спины, которая в свою очередь обусловлена длиной грудной клетки.
Грудь лайки, в которой размещены органы дыхания, сердце и важнейшие кровеносные сосуды,
должна быть хорошо развитой, объемистой, т. е. достаточно длинной, широкой и глубокой. Грудь
считается глубокой, если ее нижняя сторона расположена на одном уровне с локтями собаки или ниже
их. Ширина груди зависит от изогнутости ребер. При слабой изогнутости ребер (плоское ребро)
образуется узкая, малообъемистая, слабая грудь. У собак с такой грудью, кроме слаборазвитых легких
и сердца, обычно отмечается неправильное строение передних конечностей (узкий постав, размет,
подвернутые локти). Широкая грудь бывает при хорошо изогнутых ребрах. Однако излишняя их
изогнутость (крутое ребро) приводит к образованию бочкообразной груди, которой сопутствуют такие
нежелательные отклонения в строении передних конечностей, как косолапость и вывернутые локти.
Правильная грудная клетка у лайки должна иметь в разрезе форму овала с тупым верхним и
несколько более острым нижним краем. Такая форма грудной клетки имеет большой объем и хорошую
подвижность. У разных пород лаек бывают небольшие отличия в строении грудной клетки. У одних
она имеет форму сравнительно вытянутого овала (западносибирская лайка), у других характеризуется
более крутым изгибом ребер (норвежская серая лосиная лайка).
Холку образуют остистые отростки пяти первых грудных позвонков и верхние края лопаток,
соединенных мощной мускулатурой, приводящей в движение шею и передние конечности. Холка,
особенно у кобелей, должна быть хорошо выраженной, высокой.
Высокая холка способствует высокопередости собаки. Слаборазвитая, низкая холка
свидетельствует о слабости мышц переднего пояса.
Спина вместе с поясницей образуют так называемую линию верха. Спина должна быть прямой и
широкой. При такой форме ее мышцы достаточно развиты и работают в наиболее выгодных условиях,
меньше подвергаясь утомлению во время бега. Провислая и горбатая спина являются недостатком или
пороком в зависимости от степени выраженности. Провислая спина обычно появляется в результате
неправильного выращивания и кормления, общей слабости мускулатуры и связочного аппарата
позвоночника. Провислая спина бывает также у часто щенившихся сук и старых собак. При провислой
спине мускулатура и связки растягиваются, что ведет к снижению работоспособности лайки и ее
быстрому утомлению. Небольшую слабость спины у молодых собак можно устранить усиленным
моционом и тренировкой. Горбатая спина у лаек встречается крайне редко и обычно отмечается у
особей, перенесших тяжелое заболевание.
Основу поясницы образует отдел позвоночника, состоящий у собаки из семи позвонков. Этот
отдел не имеет костной подпоры и представляет собой висячий мост между крестцом, тазом и грудной
клеткой. Поясничный отдел позвоночника прикрывает сверху и поддерживает брюшную полость и
расположенные в ней внутренности собаки. Поясница связывает переднюю и заднюю части туловища.
Через нее толчки, идущие от зада собаки, передаются ее переду. Она служит также как бы пружиной,
бросающей корпус вперед. Для охотничьих собак, в том числе и лаек, всегда желательна короткая и
широкая поясница с хорошо развитой мускулатурой, придающей ей некоторую выпуклость. Лайки с
растянутым туловищем должны иметь длинную спину, а не длинную поясницу, которая является
существенным дефектом. Узкая, со слабой мускулатурой, а также запавшая (провислая) поясница тоже
весьма нежелательна.
Круп образуют крестцовая и тазовые кости вместе с прикрепленной к ним мускулатурой, которая
приводит в движение задние конечности. Для лаек желателен широкий, достаточно длинный, слегка
приспущенный или почти горизонтальный круп. Многие собаки с таким крупом обладают высокой
резвостью. Скошенный круп часто связан с саблистым поставом задних ног. Хвост при скошенном
крупе кажется посаженным низко.

Рис. 5. Постав передних конечностей: 1 — нормальный; 2 —
Живот не имеет костной опоры.
Внутренности живота
поддерживаются снизу и с боков
мускулами брюшных стенок. У большинства пород лаек живот достаточно подтянут, но без четко
заметного перехода (подрыва) от груди к животу. Если линия живота опускается ниже грудины и
колена, живот становится опущенным, что считается большим недостатком и даже пороком.
Опущенный живот свидетельствует о слабости мышц живота собаки и. появляется при плохом
содержании и неумелом кормлении, отсутствии моциона, а у сук при частом щенении. Лайки с
опущенным животом работают плохо, так как быстро устают. У чрезмерно легких лаек обычно бывает
излишне подтянутый, поджарый живот, который также нежелателен.
Конечности. Характер движения и степень выносливости собаки при работе на быстрых аллюрах
в значительной мере зависят от строения и состояния конечностей. Передние конечности служат
главным образом для поддержания тела и смягчения противоударов, получаемых во время движения.
Они принимают всю тяжесть тела при соприкосновении ног с землей. При выпрямлении передних
конечностей туловище собаки толкается вверх и лишь отчасти вперед. Поэтому основная часть работы
по поддержанию туловища во время движения приходится на передние ноги, причем, чем быстрее
движется собака, тем большую нагрузку они получают. Насколько велико для собаки значение
передних конечностей, иллюстрирует следующее. В промысловых районах лайки иногда попадают в
капканы и теряют либо заднюю, либо переднюю лапу. С лайкой, потерявшей заднюю лапу, можно
относительно успешно охотиться за мелкими промысловыми животными. Лайка, не имеющая
передней лапы, непригодна для охоты.
Передняя конечность собаки состоит из плеча, предплечья, запястья, пясти и лапы. Передние
конечности должны быть крепкими, сухими, поставленными параллельно оси туловища собаки, с
хорошими углами сочленений и с эластичными, упругими связками. Искривленные ноги, вывернутые
наружу и внутрь локти, прямые или излишне косые плечи, размет, косолапость, козинец, мягкие пясти,
плоские и распущенные лапы — недостатки или пороки строения передних конечностей (рис.5).
Искривленные (при взгляде спереди) ноги отмечаются иногда у лаек, переболевших в щенячьем
возрасте рахитом. По этой же причине на запястьях могут образовываться утолщения— четки. При
искривленных ногах давление тела передается не по оси ноги, а ложится дополнительной нагрузкой на
связки запястного сустава, что снижает работоспособность собаки и повышает ее утомляемость.
Экстерьерная стать — плечо—образуется лопаткой, плечевой костью и прикрепленными к ним
мышцами и связками. В зависимости от угла плечелопаточного сустава различают прямое, нормальное
и косое плечо. Прямое и косое плечо у лаек встречается редко. Прямое плечо бывает при раскрытом,
относительно большом угле плечелопаточного сочленения. При таком плече собака всегда выглядит
высокопередой, иногда вздернутой на передних ногах. У нее ограничивается вынос ноги вперед, шаг
делается короче, ухудшается амортизация толчков плечом. При остром плече угол плечелопаточного
сочленения бывает меньше 90°. Собака с острым плечом выглядит подавшейся вперед, несколько
низкопередой. При движении она больше разгибает плечевой угол, что способствует более широкому
шагу и, следовательно, более быстрому бегу, но при этом тратит больше энергии, чем собака с прямым
плечом.
При правильном поставе локти направлены строго назад и параллельны друг другу. Вывернутым
наружу локтям обычно сопутствует косолапость, при которой передние части лап повернуты внутрь.
Вывернутые таким образом локти отмечаются у лаек с бочкообразной, «распахнутой» грудью. При
локтях, вывернутых внутрь (к ребру, под себя), как правило, отмечается размет. Такая постановка
передних ног часто встречается у лаек со слаборазвитой, узкой, плоской грудью. У собак с узкой и
мелкой (не глубокой) грудью бывает также узкий постав передних конечностей и подставленные локти
(расположенные как бы под грудью). При локтях, вывернутых наружу или внутрь, а также при
косолапости и размете нарушается движение конечностей и суставов в одной плоскости и снижается
работоспособность собаки.
Косолапость у лаек отмечается редко. Более часто встречается размет, который обычно бывает
следствием рахита, плохого кормления и недостаточного моциона в период выращивания. Размет у
молодой лайки можно исправить правильным кормлением, моционом и усиленной тренировкой.
косолапость; 3 — размет; 4 — нормальная пясть; 5 — «мягкая»
пясть; 6 — козинец
Пясти служат в качестве
амортизаторов при движении
собаки. К костям пясти
прикрепляются не мышцы, а
одни сухожилия и связки,
поэтому по обхвату пясти, по
толщине ее можно судить о
развитии костяка. Пясть должна
быть объемистой и при осмотре
спереди более широкой, чем
нижняя часть предплечья.
Рессорные функции успешнее
выполняет слегка наклонная
пясть. Если пясть поставлена
вертикально, то сила удара во время движения приходится по оси кости. Сухожилия и связки при этом
не деформируются, но удар полностью передается на суставы и через них на расположенные выше
части конечности. Это' может вызывать боль и хромоту во время работы на быстром ходу, особенно на
твердом грунте. Однако и излишне наклонное положение пясти нежелательно, так как это
способствует чрезмерной нагрузке на сухожилия и связки, что ведет к постепенному растягиванию
связок. Вследствие этого пясть становится все более наклонной (мягкой, подлыжеватой), у собаки
слабеют передние ноги и резко снижается их работоспособность. Следует отметить, что пясти
становятся «мягкими» и при нормальном, со слабым наклоном поставе, если собака длительное время
не получает достаточного моциона.
У лаек очень редко встречается козинец, т. е. такая постановка пясти, при которой ее верхний
конец вместе с запястьем выдается вперед. Заметно выраженный козинец — порок.
Лапы играют очень важную роль в двигательном механизме собаки. Во время движения она
постоянно наступает ими на грунт, поэтому от правильности строения лап, прочности их связок и
тканей зависит работоспособность собаки. Лапы у лаек должны быть округлыми или овальными, при
осмотре сбоку выглядеть высокими и выпуклыми, с плотно сжатыми, полусогнутыми пальцами.
Вследствие наследственных особенностей, а также из-за плохого выращивания или отсутствия
моциона у лаек встречаются следующие недостатки в форме и строении лап: округлая (кошачья),
вытянутая (русачья), плоская и распущенная (рис. 6).
Круглая и особенно русачья лапы не выгодны для длительной работы на быстрых аллюрах. При
русачьей лапе, образованной длинными пальцами, связки во время бега испытывают большую
нагрузку, растягиваются, и часто такая лапа становится плоской. Круглая лапа обладает слабыми
пружинящими свойствами. Лапа с выпрямленными пальцами называется плоской. Такая не имеющая
свода лапа не может пружинить и принимает весь удар плашмя, резким толчком, который отражается
на суставах. При распущенной лапе, образующейся из-за ослабления связок, пальцы широко
расставлены, между ними есть промежутки, вследствие чего в значительной степени теряется
способность лапы пружинить. Кроме перечисленных отклонений в строении лап, нам приходилось
встречать у некоторых лаек искривленность наружу пальцев задних лап.
Лапу передней ноги собаки образуют четыре пальца. Пятый палец передней ноги находится не на
одном уровне с остальными, а расположен выше, он не касается земли и не испытывает никаких
нагрузок.
Разница в строении задних лап в сравнении с передними незначительна и в основном сводится к
тому, что задние лапы несколько уже передних. На задней ноге собаки четыре пальца. Однако у лаек
нередко встречается и пятый, или прибылой, палец, расположенный на внутренней стороне плюсны.
Иногда прибылые пальцы могут быть большими, в виде своеобразной грозди с двумя-тремя когтями.
Прибылые пальцы крайне нежелательны. При работе на болоте, по плотному снегу и особенно по
насту они быстро задираются и кровоточат, причиняя боль собаке. Эти пальцы необходимо удалять
хирургическим путем у щенят в возрасте 3—5 дней. У взрослой собаки прибылые пальцы часто
удалять сложно из-за прочного прирастания окостеневших фаланг прибылых пальцев к костям
плюсны. Прибылые пальцы наследуются по закономерностям, характерным для рецессивного
признака. Наиболее часто они встречаются у щенков тех пород лаек, в разведении которых
систематически применялось инбридирование разной степени. Среди отечественных пород прибылые
пальцы обычны у русско-европейских лаек. У западносибирских встречаются сравнительно редко.

Рис. 6. Строение лап: 1 — в «комке»; 2 — распущенная; 3 —
овальная; 4 — округлая, или кошачья; 5 — удлиненная плоская
Задние конечности также служат для
поддержания тела и смягчения сотрясения,
но несут они при этом значительно
меньшую нагрузку, чем передние ноги. В
основном же они действуют подобно
мощной пружине, толкающей вперед тело
собаки. В связи с этим они имеют более
толстые кости и более мощную и крепкую
мускулатуру. Задняя конечность состоит из
бедра, коленного сустава, голени,
скакательного сустава, плюсны, лапы и
прикрепленных к ним мышц и связок.
Задние конечности лаек должны быть
крепкими, мускулистыми, параллельными при осмотре сзади и с достаточно хорошо выраженными
углами скакательного сустава. Недостатками и пороком задних ног (в зависимости от степени
выраженности) являются главным образом отклонения от правильной их постановки. К таким
отклонениям относятся: узкий, бочкообразный, Х-образный, или коровий, и прямой постава, а также
саблистые задние ноги (рис. 7, 8).
При движении галопом и карьером задние ноги собаки,
оттолкнувшись от земли, выносятся вперед. Передние конечности
во время опоры о грунт находятся между задними. Поэтому
наиболее желательно, когда в спокойном состоянии задние
конечности лайки поставлены немного шире передних. При такой
постановке силы собаки во время быстрых аллюров расходуются
наиболее рационально. При узком поставе задние конечности
параллельны друг другу, но поставлены уже передних. Обычно
такая постановка задних ног связана с узким крупом и,
следовательно, с недостаточно хорошо развитой мускулатурой.
Бочкообразная постановка бывает при вывороченных в
стороны скакательных суставах и наклонных внутрь нижних
частях плюсны. Лапы при этом обычно поставлены косо внутрь.
Движения собаки с такой постановкой ног затруднены.
Бочкообразная постановка у лаек отмечается редко. Х-образный,
или коровий, постав отмечается в тех случаях, когда пяточные кости сближены концами, а плюсневые
кости как бы расходятся книзу и лапы когтями направлены в разные стороны. В сильно выраженных
случаях сближенности скакательных суставов колени бывают вывернуты в стороны. Этот порок
нередко наследуется, а также бывает результатом плохого выращивания.
Для ряда пород лаек, особенно с
квадратным форматом, свойственна
некоторая выпрямленность
скакательных суставов. Однако, если
эти углы выражены очень слабо, то у
собаки отмечается прямой постав, или
прямозадостъ. При прямом поставе
линия, опущенная вертикально от
седалищного бугра, проходит сзади
плюсны. С таким строением задних
конечностей собака не может
производить сильных толчков и,
следовательно, не может работать на быстрых аллюрах. В связи с этим лайки с четко выраженным
прямым поставом малопригодны для охоты, так как не обладают хорошей скоростью.
Саблистые задние ноги бывают у собак при слишком косом направлении бедра и голени.
Саблистость характеризуется также сравнительно острым углом скакательного сустава и наклонной
плюсной. При таком строении повышается пружинистость скакательных суставов, но слишком острые
углы требуют большой затраты сил для их раскрытия, что при длительной работе приводит к сильному
утомлению собаки.
Необходимо отметить, что хотя неправильное строение конечностей значительно влияет на
затраты энергии, скорость хода и утомляемость собаки, в организме ее всегда имеются огромные
компенсаторные возможности, которые в определенной мере восполняют недостатки экстерьера. К
сожалению, в кинологической литературе нет описаний примеров компенсаторных возможностей

Рис. 7. Постав задних конечностей: 1 — нормальный; 2—
Х-образный, или «коровий»; 3 — бочкообразный; 4 —
узкий; 5 — широкий

Рис. 8. Постав задних конечностей:
/ — нормальный; 2— саблистый;
3— прямой

Рис. 9. Манера ношения хвоста у лаек: 1 — в тугом кольце; 2
— в кольце (кончик хвоста касается спины); 3 — поленом;
4— серпом
собак с пороками в строении конечностей. Нам приходилось видеть лаек с сильно сближенными
скакательными суставами, т. е. с ярко выраженным коровьим поставом, которые- обладали быстрым
ходом и могли длительное время работать без признаков утомления. Хотя таких собак иногда можно с
успехом применять на охоте, следует чрезвычайно осторожно использовать их в племенной работе.
Хвост. У лаек хвост служит важным породным признаком, а также может выполнять роль
своеобразного балансира, облегчающего собаке управление телом во время быстрого движения. Для
отечественных пород лаек манера ношения хвоста в тугом завитке или в тугом кольце наиболее
желательна (рис. 9). При этом хвост может быть прижат к спине, маклаку или бедру. Не снижается
оценка, если лайка носит хвост не в тугом кольце (конец хвоста пересекает линию основания). У
русско-европейских лаек допускается также хвост серпом, у восточносибирских и опущенный. Хвост
султаном и в виде прута — порок для всех пород лаек. Стандарты ряда пород заграничных лаек
предъявляют строгие требования к характеру завитка и манере ношения хвоста. Для некоторых пород
допускается куцехвостость.
Длина хвоста должна быть такой, чтобы в развернутом состоянии он достигал концом до
скакательного сустава или был на 2—3 см короче. У многих лаек встречается и более короткий хвост,
но эксперты на это не обращают внимания, если собака держит его кольцом.
Шерстный покров. Благодаря шерстному покрову собака защищена от неблагоприятных
воздействий внешней среды. Он также способствует поддержанию постоянной нормальной
температуры. У лаек шерстный покров состоит из волос двух основных типов — пуховых и остевых.
Пуховые волосы очень тонкие, короткие, мягкие, волнообразные. Они образуют нижний слой
шерстного покрова, или подшерсток. Подшерсток у лаек должен быть очень густой, плотный,
особенно на шее, спине, боках и бедрах. Лайка мерзнет, если у нее подшерсток слабый, чрезмерно
короткий, не очень плотный.
Остевые волосы подразделяются на направляющие и собственно остевые. Направляющие волосы
— самые длинные и наиболее грубые в шерстном покрове. Они расположены в основном на шее,
спине, тыльной стороне ног и хвосте. Количество направляющих волос в шерстном покрове невелико.
У лаек остевые волосы должны быть прямые, без изгибов или волнистости.
Эксперты на выставках обычно отмечают следующие недостатки шерстного покрова у лаек:
волнистый волос, излишне длинный шерстный покров, подвес на нижней стороне хвоста.
Волнистый волос чаще всего отмечается в области холки и на спине. Большая волнистость
шерстного покрова свидетельствует о нечистопородности лайки или о такой его изменчивости, которая
нежелательна в породе. Существенно снижается оценка лайке, имеющей слабую волнистость
шерстного покрова. Следует отметить, что у лаек с хорошим шерстным покровом нередко слабая
волнистость отмечается после мытья их с мылом или другими моющими средствами. При подготовке к
выставке мыть лайку лучше за 3—4 дня до экспертизы. При излишне длинном шерстном покрове
наблюдается как переразвитая ость, так и подшерсток. Такой шерстный покров на шее и отчасти
плечах выглядит свисающим, а не стоящим вертикально или направленным назад. При чрезмерно
длинной шерсти иногда образуется «развал» — линия посредине спины, от которой концы волос
направлены в противоположные стороны. Подвес на нижней стороне хвоста образуют излишне
длинные волосы. Истинный подвес — волосы свисают в виде флага. Такой подвес — порок.
Шерстный покров лаек изучен плохо. Оценка его полностью зависит от знаний, опыта и взглядов
эксперта. Поэтому многие эксперты нередко не только не снижают оценку, но даже не отмечают у лаек
таких важных недостатков, как слабое развитие ости на боках и бедрах, излишне длинный волос на
тыльной стороне передних ног и др. Лайки со слаборазвитой остью на боках и бедрах встречаются
нередко. При почти полном отсутствии ости на этих участках тела собака выглядит «плюшевой». Этот
недостаток не проявляется на собаке при работе в лесу в условиях сухой погоды. Однако при работе в
воде, особенно в морозное время, шерсть таких собак быстро намокает и смерзается.
Очень нежелателен и излишне длинный волос на тыльной стороне передних ног. Налипающий и
смерзающийся на них снег мешает работе собаки; она постоянно выкусывает образующиеся ледяшки,
выдирая одновременно волос и оголяя кожу.
Желательно, чтобы шерстный покров лайки оценивался в период полного его развития, т. е. когда
он наиболее густой, зимний волос полностью созревший, когда наиболее заметны недостатки в его
структуре и форме волос. К сожалению, выставки и выводки, на которых оценивают экстерьер,
проводятся в основном весной и летом, когда у большинства лаек шерстный покров находится в
различных стадиях линьки. Поэтому обычно эксперт отмечает, типичный ли для лаек или нет имеет
шерстный покров собака.
Линька у лаек бывает 2 раза в год. Строгой сезонности линьки у них не отмечается. Более того, у
одних и тех же собак нередки значительные сдвиги в сроках линьки. Иногда лайка бурно линяет в
середине зимы, в разгар морозов, а через год-другой зимний мех у нее может сохраняться до середины
лета. У собак, содержащихся в квартире, нередко бывает растянутая линька.
Окрас шерстного покрова лаек разнообразен: они бывают одноцветные черные, серые, рыжие,
палевые, белые, а также пегие (черно-, рыже-, серо-пегие), пятнистые и трехцветные (черный с белым
и с рыжими отметинами на бровях, морде и ногах). Для лаек совершенно несвойственны такие окрасы,
как коричневый (кофейный), тигровый (на сером или желтом фоне темные поперечные полосы),
голубой, или мышиный, и мраморный (по всему темному фону многочисленные мелкие белые пятна
или, наоборот, по светлому фону многочисленные темные пятна). Если лайка имеет подобные окрасы,
это считается пороком.
Окрас не влияет на рабочие качества лайки. Для некоторых пород определенный окрас является
важным породным признаком. Это относится прежде всего к породам, которые сформировались давно
и в течение многих десятилетий разводились в чистоте. Так, стандарты финской и особенно
норвежской серой лосиной лаек предъявляют очень строгие требования к окрасу. В то же время у
акиты, которая как порода сформировалась значительно раньше, допускается довольно разнообразный
окрас шерстного покрова. Очевидно, при разведении акиты собаководы в первую очередь обращали
внимание не на окрас, а на другие качества собаки.
Поголовье породы, в формировании которой на начальном этапе использовались производители с
различными цветовыми формами, длительное время остается разнообразного окраса. Так, весьма
разнообразный окрас имеют восточносибирские лайки. До последнего времени сравнительно
разнообразный окрас присущ русско-европейским и западносибирским лайкам, хотя некоторые
кинологи стремятся к закреплению за этими двумя породами определенных окрасов.
Унификация окраса в породе создает некоторые удобства для экспертов, особенно малоопытных.
В частности, по определенной окраске шерстного покрова можно говорить о принадлежности собаки к
определенной породе. Но если в создании породы участвовали собаки разной масти, то стремление
закрепить в ней определенный окрас часто приводит к выбраковке ценных производителей, что
приносит вред породе. Особенно большой вред наносится при возникновении моды на некий
«идеальный» окрас, когда все собаки с отклонениями от него, выбраковываются. Так, кинологи
Калининской области при работе с русско-европейскими лайками оставляют для воспроизводства
собак модного блестяще-черного окраса с красивыми белыми отметинами и выбраковывают щенков не
только не черного с белым окрасов, но и с несимметричным окрасом головы и белоухих [88].
Отрицательно высказывались против подобной выбраковки выдающиеся русские зоотехники Д.
А. Кисловский и Е. Ф. Лискун. В частности, академик Е. Ф. Лискун писал: «Увлечение такими
несущественными внешними чертами, как, например, наличие или отсутствие какого-либо мастного
пятнышка или оттенка на определенных частях тела, часто влекло за собой выбраковку выдающихся
животных из группы племенных». Подобная выбраковка, по мнению Е. Ф. Лискуна, происходит
потому, «что эти животные не являются носителями тех признаков, которые представляются
необходимыми только отдельным лицам, не вооруженным для своей работы необходимыми знаниями.
. .» [59, с. 23].
Создание поголовья
русско-европейских лаек
блестяще-черного окраса с
красивыми белыми
отметинами, способного к
воспроизводству щенков
такой же расцветки,
очевидно, невозможно. Дело в
том, что одноцветный черный
окрас у лаек бывает крайне
редко. Обычно на лапах,
груди, морде, конце хвоста и
на шее встречаются белые
пятна и отметины. Эти места
называют точками
депигментации. Было
установлено, что при
культивировании таких
животных у потомства точки
депигментации сливаются,
образуя большие белые участки. Эти участки иногда развиваются настолько сильно, что
пигментированные места остаются только в виде отдельных, обычно несимметричных пятен. Черные
пятна устойчиво сохраняются в области глаз, ушей, основания хвоста и иногда на отдельных участках
спины. Эти места называют центрами пигментации. При сборе массового материала методом

Рис. 10. Центры пигментации и депигментации, характер изменения
окраса от черного к белому у русско-европейских лаек
зарисовки пигментированных участков на контурах собаки четко проявляются центры депигментации
и пигментации, прослеживается закономерный характер смены расцветки от черного окраса к
белому(рис. 10).
Имеет ли какое-нибудь практическое значение окрас для лаек? Естественно, хороший рисунок
окраса придает особую красоту собаке. Если же окрас невыразительный, с асимметричными пятнами
на туловище и голове, то портится общее впечатление. Но все это имеет лишь эстетическое значение.
Многие охотники считают черно-белый окрас наиболее желательным для лайки. Собака с таким
окрасом заметна охотнику не только днем, но и в сумерках, как в бесснежный период, так и зимой.
В Якутии охотники очень ценят лаек белого окраса. Вполне возможно, что это связано с меньшей
теплоотдачей и, следовательно, меньшими затратами энергии, так как белый цвет в этом отношении
целесообразнее. В клетках белых волос нет пигмента, они заполнены воздухом, являющимся плохим
проводником тепла, поэтому белая окраска шерстного покрова помогает сохранять тепло в теле, что
имеет огромное значение в суровой Якутии. Клетки окрашенного волоса заполнены пигментом,
зернышками меланина — хорошими проводниками тепла, поэтому чем темнее эти зернышки, чем
плотнее они расположены, тем лучше теплопроводность [98].
Что касается ярко-рыжих и серых волчьих окрасов, то они иногда оказываются опасными для
собак. Отмечались случаи, когда лайки, имевшие такие окрасы, погибали от выстрелов неопытных
охотников, принимавших их либо за лисиц, либо за волков.
Конституция
Латинское слово constitutio означает строение, организация, сложение из отдельных частей
единого целого. Учение о конституции зародилось около 2 тыс. лет назад и прошло долгий и сложный
путь развития. Мы не ставили своей целью рассмотреть разные направления и течения в учении о
конституции. Отметим лишь, что ученые издавна стремились по внешнему виду животного иметь
представление о его здоровье и способности выполнять ту или иную работу. Основываясь на
морфологических особенностях животных, характере желез внутренней секреции, типах нервной
деятельности и других признаках, они выделяли конституцию хорошую и плохую, сильную и слабую,
твердую и вялую, а также ряд других. Несмотря на различный подход при изучении
конституциональных особенностей животных, со временем с этим понятием стали связывать
представление об организме животного как о едином целом, как о сложной, но единой системе, все
части которой находятся в определенной взаимосвязи, что обусловливает крепость и стойкость,
сопротивляемость неблагоприятным влияниям и способность животного к той или иной работе.
Исключительно большую роль в развитии учения о конституции сыграли работы выдающихся
русских ученых П. Н. Кулешова, Е. А. Богданова, М. Ф. Иванова, Е. Ф. Лискуна, И. П. Павлова и др.
Благодаря их трудам учение о конституции приобрело стройность и определенную цельность, были
созданы классификации типов конституции.
Ученые давали различные толкования термину конституция. В последнее время под
конституцией понимают общее телосложение организма, обусловленное анатомо-физиологическими
особенностями строения, наследственностью и условиями развития, и выражающееся в характере
продуктивности животного и способности его организма определенным образом реагировать на
воздействие внешней среды.
Различные подходы при изучении конституциональных особенностей человека и животных
привели к созданию большого количества классификаций типов конституции. Среди зоотехнических
классификаций наибольшее признание имеет классификация П. Н. Кулешова. Этот талантливый
ученый-зоотехник, исходя из дарвиновского закона о соотносительном развитии частей организма, при
изучении у овец степени развития костяка, кожи, тканей мышц и внутренних органов, установил, что
животные с разной продуктивностью существенно отличаются друг от друга, как экстерьерными
признаками, так и развитием внутренних органов и тканей. Основываясь на результатах исследований,
П. Н. Кулешов выделил четыре основных типа конституции: грубый, нежный, плотный и рыхлый.
Академик М. Ф. Иванов дополнил эту классификацию, выделив в число основных типов еще и
крепкую конституцию, считая, что такая конституция является залогом здоровья и высокой
продуктивности. Е. А. Богданов предложил заменить в классификации П. Н. Кулешова термины
плотная и рыхлая выражениями сухая и сырая и особо выделять конституциональную переразвитость и
патологическую грубость.
Животное крепкого типа конституции, по определению М. Ф. Иванова, лишено признаков
нежности, сухости и рыхлости, а также и ясно выраженных признаков грубости.
Грубый тип конституции характеризуется грубым костяком, толстой кожей, объемистой
мускулатурой и общей массивностью телосложения. Животные этого типа обладают высокой
выносливостью, крепостью, способны выполнять тяжелую работу, но они не способны к быстрому
бегу.
Нежный тип отличается узкотелостью, сухостью форм телосложения, тонкой кожей, слабым
развитием костяка, легкой возбудимостью.
Плотный (сухой) тип свойствен животным, имеющим крепкий костяк, хорошо развитую, без
жировых прослоек мускулатуру, плотную кожу, хорошо развитые внутренние органы. Обмен веществ
у таких животных протекает интенсивно.
Рыхлый (сырой) тип характеризуется сильно развитой подкожной соединительной тканью со
значительными отложениями жира в мышечной ткани и на внутренних органах.
В чистом виде эти типы не встречаются, т. е. животные и грубой и нежной конституции могут
иметь черты то более сырой, то более сухой конституции. В практике обычно отмечаются
определенные сочетания основных типов конституции, например, грубая сырая, крепкая сухая, нежная
сырая и т. д. Некоторые исследователи [50] промежуточные типы различают другими градациями,
такими, как грубоватая, суховатая, крепковатая, сыроватая и т. п.
Правильному пониманию конституции способствуют работы академика И. П. Павлова, который,
изучая силы нервных процессов возбуждения и торможения в организме животного, выделил четыре
типа нервной деятельности: сильный — уравновешенный — быстрый; сильный — уравновешенный —
медленный; сильный — неуравновешенный — безудержный и слабый тип. Тип нервной деятельности
оказывает огромное влияние на продуктивность животного и проявляется в реагировании на внешние
раздражения, в его темпераменте. Различают четыре типа темперамента: сангвинический (живой
уравновешенный), холерический (возбудимый безудержный), флегматический (спокойный) и
меланхолический (вялый). Темперамент тесно связан с конституцией, но нельзя считать, что
темперамент животных зависит только от их конституции. Часто бывает, что животные одинаковой
конституции имеют разные темпераменты.
В поведении сельскохозяйственных животных (в том числе и собак) отмечают также нрав, или
характер, поведения, который не следует смешивать с темпераментом. Нрав животного проявляется
при общении с другими животными, человеком, а также в работе. По характеру поведения собаки
бывают доброго нрава (добродушные), злобные и имеющие те или иные дурные привычки. Хотя нрав
животного и зависит в некоторой степени от врожденного темперамента, но в основном он обусловлен
способами содержания и воспитания.
Охотничье собаководство — отрасль животноводства. Поэтому основные положения
сельскохозяйственной зоотехники, в том числе и учения о конституции, применимы и в собаководстве.
Вместе с тем охотничье собаководство имеет и ряд специфических отличий, например, от овцеводства,
свиноводства и других отраслей животноводства. Эти отличия прежде всего проявляются в
продуктивности. Продуктивность собаки выражается в определенной работе, которую она выполняет
самостоятельно, часто без непосредственного контроля человека. Следовательно, не исключено, что
выделение конституциональных типов среди охотничьих собак имеет свои особенности. Еще большее
значение имеет определение желательного типа конституции для той или иной породы собак.
К сожалению, глубокие исследования конституции охотничьих собак не проводились, хотя были
попытки классификации типов конституции. Так, С. В. Лобачев [61] для определения
конституциональных типов лаек предложил классификацию, основанную на характере деятельности
желез внутренней секреции. Им были выделены, пять основных типов: гипофизарный,
миксэдематозный, антиполовой, базедовый и гипогипофизарный.
А. В. Платонов [80] считал, что в собаководстве можно пользоваться классификацией, в которой
животные делятся на два основных типа: легкий узкотелый, или лептозомный, и тяжелый
широкотелый, или эйризомный. Ни та, ни другая классификация не получили признания в практике
собаководства.
Кинолог А. П. Мазовер [63, 66] попытался использовать для характеристики конституциональных
типов собак классификацию П. Н. Кулешова — М. Ф. Иванова — Е. А. Богданова. Он выделяет у собак
те же пять основных типов конституции, т. е. сырой, грубый, крепкий, сухой и нежный, что не
вызывает каких-либо возражений. Однако трактовка им ряда важных положений учения о
конституции, а в связи с этим и характеристика конституциональных типов ошибочны. Так, А. П.
Мазовер [66, с. 50] утверждает, что «каждый тип конституции складывается под непосредственным
влиянием нервной системы и характеризуется определенным типом поведения». Но это неверно, так
как, во-первых, конституция характеризуется не столько типом поведения, сколько продуктивностью
животного и его реакциями (быстрыми, слабыми и т. д.) на внешние факторы. Во-вторых, важнейшими
факторами, влияющими на формирование конституции, является наследственность и те конкретные
условия жизни, в которых идет развитие животного. Большую роль на формирование
конституциональных типов оказывает деятельность желез внутренней секреции — гипофиза,
продуцирующего гормоны роста, половых желез, щитовидной и других желез. Конечно, роль нервной
системы при этом также очень велика, но не абсолютна, как считает А. П. Мазовер.
Придавая решающее значение нервной системе в формировании конституциональных типов, А.
П. Мазовер тесно связывает типы конституции с типами нервной деятельности, при этом практически
отождествляя их с темпераментом (как отмечалось выше, это не одно и то же). Однако среди собак
сухого типа телосложения нередки особи со спокойным типом поведения (темпераментом) и с
быстрыми реакциями на внешние раздражители. Очевидно, у таких собак тип нервной деятельности
уравновешенный быстрый, а не безудержный. Если взять группу охотничьих собак сыроватого типа
конституции, то среди них окажутся особи с различными реакциями на внешние раздражители. У
одних эти реакции будут замедленными, у других более быстрыми. Это свидетельствует о том, что
между типом конституции и типом нервной деятельности нет тесной абсолютной связи.
Характеристика конституциональных типов, приводимая А. П. Мазовером, создает впечатление,
что конкретным породам свойственны только определенные конституциональные типы. Этот взгляд
отражен в стандартах, пород охотничьих собак. Так, в соответствии со стандартом, у русско-
европейской лайки должен быть сухой крепкий тип конституции, у западносибирской — крепкий
сухой, у карелофинской — сухой и у восточносибирской — крепкий. В инструкции по экспертизе,
выполнение которой обязательно для всех экспертов, сказано, что отсутствие у собаки желательного,
характерного для породы типа конституции дает основание дать ей оценку не выше «хорошо», т. е.
рассматривается как порок.
Зоотехник вправе подвергнуть это сомнению, так как в пределах одной и той же породы можно
выделить различные конституциональные типы, причем ряд из них будет желательным [50]. Например,
для лошадей всех типов и назначений желательны крепкая, плотная и сухая конституции и,
естественно, все переходные между ними типы [49]. Проф. Е. Я. Борисенко [12] отмечает, что резко
выраженный какой-либо конституциональный тип — явление редкое. Обычно в конституциональных
особенностях животных одного направления продуктивности и даже одной породы встречаются
значительные колебания. Резко выраженные конституциональные типы проявляются в результате
одностороннего развития одной какой-либо системы, одной функции за счет других. Такое слишком
одностороннее формирование нарушает нормальную взаимосвязь организма со средой и часто
сопровождается нежелательными явлениями переразвития и ослабления конституции, а в крайних
случаях и вырождением.
Что же можно сказать о конституции лаек? Прежде всего, еще раз подчеркнем, что изучение
конституциональных типов не только лаек, но и других пород охотничьих собак не проводилось. Более
того, несмотря на большое количество работ по вопросам конституции сельскохозяйственных
животных, зоотехническое понятие конституции все же остается недостаточно разработанным.
Поэтому выделение конституциональных типов и оценка конституции у лаек может базироваться
только на достаточно хорошо разработанных положениях учения о конституции животных. Наиболее
приемлемая классификация конституциональных типов для лаек — классификация Н. П. Кулешова—
М. Ф. Иванова — Е. А. Богданова. Она проста, удобна и понятна не только грамотным экспертам, но и
многим собаководам.
У лаек встречаются все основные конституциональные типы, т. е. сырой, грубый, крепкий, сухой
и нежный, а также переходные типы. Основываясь на многолетней практике по оценке телосложения и
рабочих качеств лаек, а также их воспроизводственных показателей, мы считаем, что для русско-
европейской, западносибирской и восточносибирской лаек желательны крепкий, крепкий сухой
(крепковатый), сухой крепкий (суховатый) и сухой типы конституции. Для карело-финской лайки
желательны крепкий сухой, сухой крепкий, сухой и, вероятно, нежный крепкий типы.
Явно сырой тип конституции у лаек довольно редок. Собаки этого типа уже в молодом возрасте
имеют значительную, но рыхлую, с прослойками жира мускулатуру. Кожа у них также рыхлая,
свисающая складками на шее и не плотно прилегающая к туловищу.
Редко встречается и грубый тип, характеризующийся грубым, массивным костяком и хорошо
развитой мускулатурой без жировых прослоек. Как правило, лайки такого типа крупного роста. Голова
у них тяжелая, с грубыми, угловатыми формами, тупой мордой. Среди русско-европейских,
западносибирских и карело-финских лаек мы не отмечали собак явно грубого типа. Он изредка
встречается у восточносибирских лаек в тех районах, где собака в равной мере используется как на
охоте, так и в упряжке. Такие собаки лишь на коротких дистанциях показывают значительную
резвость. В то же время они отличаются большой выносливостью, неприхотливостью.
Крепкий тип конституции встречается у всех пород отечественных лаек, хотя у одних он обычен,
у других более редок. Среди карело-финских лаек собаки с таким конституциональным типом
сравнительно редки, среди восточносибирских встречаются наиболее часто. Особенно он характерен
для кобелей восточносибирских лаек. Лайки с таким конституциональным типом отличаются высокой
работоспособностью и выносливостью, но они работают в поиске на сравнительно медленных аллюрах
— легким галопом и быстрой рысью. При преследовании зверя могут значительные дистанции
проходить на быстром галопе. В чистом виде крепкий тип конституции встречается все же
сравнительно редко. У большинства лаек отмечаются отклонения от этого типа либо в сторону
сырости, либо в сторону сухости.
Молодые, достаточно тренированные собаки сыроватого типа имеют хорошие формы, крепкий
костяк, хорошо развитую мускулатуру, сравнительно плотную прилегающую кожу и признаки сырости
обычно у них мало заметны. До 3—4 лет они бывают неплохими работниками. Однако в более позднем
возрасте быстро жиреют, а иногда становятся рыхлыми, с опущенным животом и быстро устают на
работе. У сук сыроватого (точнее крепкого сырого) типа конституции нередко рождаются
недостаточно развитые, а иногда и мертвые щенки. Таким лайкам мало помогает систематический
моцион. В сравнении с ними лайки суховатого типа, содержащиеся в таких же условиях (при таком же
кормлении и моционе), отличаются хорошими формами до глубокой старости. У них не бывает
значительных жировых отложений, а также отвисающих складок кожи.
Лайки сухого типа конституции характеризуются стройным, легким телосложением. У них
высоко подтянут живот, сравнительно тонкий, но крепкий костяк, мускулатура плотная, хотя и не
очень рельефная, кожа эластичная, плотно прилегающая, под которой хорошо заметны контуры мышц
и костей.
Собаки крепкого сухого, сухого крепкого и сухого конституциональных типов встречаются у
всех отечественных пород лаек. Они обладают быстрыми аллюрами и при соответствующей
тренировке способны неутомимо работать длительный период. Эти конституциональные типы
желательны для всех пород лаек.
Некоторые кинологи считают, что сухой тип конституции свойствен лишь карело-финской лайке.
Для остальных пород он не характерен и поэтому русско-европейские и западносибирские лайки
такого типа (не говоря уже о восточносибирских) должны исключаться из селекционной работы.
Подобный подход, вероятно, связан с утвердившимся мнением, что чем суше
конституциональный тип собаки, тем более возбудимый, холерический темперамент должен ей
соответствовать. Однако практика показывает, что лайки сухого типа конституции, отличающиеся
большой живостью и подвижностью, не всегда бывают с чрезмерно возбудимым, холерическим
темпераментом. Как известно, темперамент зависит не только от конституциональных особенностей
животного и типа нервной системы, но в большой мере и от обращения с животными, от его
воспитания и обучения.
Лайки нежного типа конституции встречаются редко. Для собак такого типа характерен мелкий
рост, сильно истонченные костяк и мускулатура, вялый, меланхолический характер. Такие собаки не
пригодны для охоты.
Следует отметить, что в зоотехнической литературе описан нежный плотный (крепкий) тип
конституции. Животные такого типа характеризуются тонким, но прочным костяком, ясно
очерченными формами, плотной, сильной мускулатурой, тонкой, эластичной кожей, а также живым и
энергичным темпераментом. Нежная плотная конституция свойственна некоторым быстроаллюрным
породам лошадей (например, ахалтекинцам) и встречается у некоторых пород молочного скота.
Не исключено, что среди карело-финских, финских и норботтенских лаек также встречаются
собаки нежного крепкого типа конституции. Однако, чтобы утвердительно говорить об этом,
необходимо провести соответствующие исследования.
Оценка конституции охотничьих собак производится глазомерно одновременно с оценкой
экстерьера. По внешнему виду собаки, т. е. по экстерьеру, судят о строении, развитии и состоянии
тканей и внутренних органов, а также всего организма в целом. Методом глазомерной оценки,
дополненной прощупыванием и простейшими измерениями (например, для определения индекса
костистости), можно выделить основные конституциональные типы — сырой, крепкий, сухой и т. п.
Но, как уже отмечалось, в чистом виде они почти не встречаются, чаще распространены их сочетания.
Поэтому даже у опытных кинологов возникают трудности и, очевидно, не исключены ошибки в
определении типа конституции у каждой конкретной собаки. Например, нет надежных, четких
показателей для отличия у лаек крепкого сухого типа конституции от сухого крепкого.
Конечно, желательно чтобы эксперт возможно точнее оценивал тип конституции у каждой
собаки. Если же он и ошибается в определении близких, смежных конституциональных типов, то это
не должно считаться большим браком в его работе. Проф. Е. Я. Борисенко [12] считает, что гораздо
более важно глубокое познание конституциональных особенностей любого животного и правильная
его оценка при племенном использовании, а не его отнесение к тому или иному типу конституции.
Выставки и выводки
Оценка экстерьера и конституции лаек производится на выставках и выводках. Их
принципиальное отличие заключается в том, что на выводках отсутствуют или бывают
малочисленными так называемые классные собаки, т. е. собаки, имеющие полевые дипломы. Поэтому
на выводках производится только оценка породности, экстерьера и конституции. На выставках, кроме
того, проводится и комплексная, оценка (бонитировка) собак по экстерьеру, рабочим качествам,
качеству потомства и происхождению.
На выводках и выставках оцениваются лайки в возрасте от 10 месяцев до 10 лет. Экспертизу
проводят раздельно по половым и возрастным группам. Среди кобелей и сук выделяют по три
возрастные группы: младшую (от 10 мес до 1,5 года), среднюю (от 1,5 до 3 лет) и старшую (от 3 до 10
лет). Такое деление обусловлено как половыми, так и возрастными особенностями экстерьера.
Экспертиза проводится на специально отведенном месте, так называемом ринге, который
представляет собой ровную площадку, огороженную шнуром, флажками на бечеве и т. п. В процессе
оценки экстерьера и конституции эксперт внимательно осматривает (а при необходимости
прощупывает и делает промеры) каждую собаку как в стойке, так и в движении. Если на ринг
выводится значительное количество собак, их расстанавливают на расстоянии 1,5 м друг от друга и
оценивают так называемым сравнительным методом. Суть его заключается в том, что во время
движения собак по кругу против часовой стрелки, а также во время остановок, внимательно оценивают
выраженность породного типа, пропорциональность сложения, правильность строения отдельных
статей, характер движения и путем сравнения выбирают лучшую собаку, которую ставят впереди. За
ней расставляют остальных в зависимости от наличия у них обнаруженных недостатков, пороков и
степени выраженности их.
В зависимости от качества экстерьера собакам присуждают оценки: «отлично», «очень хорошо»,
«хорошо» и «удовлетворительно». Для получения оценки «отлично» лайка должна полностью отвечать
требованиям стандарта, иметь хорошо выраженные породные признаки, пропорциональное сложение,
хорошие костяк и мускулатуру, желательный тип конституции.
При такой оценке допускаются единичные, слабо выраженные недостатки. Оценка «очень
хорошо» дается тем собакам, у которых имеется несколько недостатков, не переходящих в пороки.
«Хорошо» присуждается типичным для породы особям, но с существенными дефектами экстерьера,
ограничивающими их племенное использование и применение на охоте.
Оценку «удовлетворительно» получают собаки при наличии у них серьезных пороков в сложении
или строении отдельных статей.
Как бы хорошо ни была сложена и породна лайка, если у нее отмечен неправильный прикус, а
также односторонний или двусторонний крипторхизм (отсутствие в мошонке одного или двух
семенников), она получает оценку не выше «удовлетворительно». Лайки, имеющие явную примесь
кровей других пород, а также совершенно не типичные для них признаки (полустоячие уши, явно
волнистый шерстный покров, бело-голубой цвет радужной оболочки глаз и т. п.), оставляются без
оценки.
Желательно, чтобы каждый владелец лайки минимум дважды выставлял ее для оценки на
выставках: первый раз в молодом возрасте и второй, когда она окончательно сформируется, т. е. в
возрасте старше 3 лет.
К выставке лайку необходимо тщательно готовить, чтобы она была ни ожиревшей, ни
отощавшей, спокойно и бодро ходила на поводке. Особое внимание следует обращать на шерстный
покров собаки. Он должен быть чистым, блестящим и прямым. Не нужно мыть лайку перед самой
выставкой, так как сразу после мытья волос часто становится пухлявым и волнистым. Мыть собаку
следует заблаговременно, за 4—5 дней до выставки. Если у нее перед выставкой началась линька, мыть
ее вообще не следует, так как после мытья собака начинает бурно линять и волос у нее выпадает
клочьями. Линяющую лайку перед экспертизой лучше тщательно вычесать гребнем и щеткой, а затем
протереть суконной тряпкой. Собаку, находящуюся в сильной линьке, «голую» или с торчащими на
теле клочьями старой шерсти, лучше не выводить на экспертизу, так как она не будет иметь хорошего
вида и не получит высокой оценки.
Во время экспертизы всегда осматривают зубы собаки, проверяя правильность прикуса и наличие
зубов. Владелец должен приучить свою собаку, чтобы она спокойно переносила процедуру показа
зубов как при сомкнутых челюстях, так и при приоткрытой пасти.
Некрасиво выглядит лайка на ринге в широком и грубом ошейнике, которую ведут на цепи или
на жестком брезентовом поводке. Желательно, чтобы на ней был аккуратный, не широкий ошейник и
прочный кожаный поводок.
Следует помнить также, что многие кобели лаек злобны и драчливы. В связи с этим владельцы
должны быть очень внимательны во время хождения по рингу и во время перестановок собак, чтобы
они не сцепились в драке и не нанесли повреждений друг другу.

Комплексная оценка (бонитировка)
До 1951 г., когда породных лаек было еще немного и каждая из них представляла определенный
интерес для разведения, их оценивали на выставках только по породности, правильности и красоте
сложения, т. е. по экстерьеру. Оценивались собаки на экстерьерном ринге не такими оценками,
которые приняты в настоящее время. За экстерьер и породность присуждались дипломы на медали —
большую и малую золотые, большую и малую серебряные и бронзовую (Большая и малая золотые
медали соответствовали современной оценке «отлично». Большой золотой медалью награждались
лучшие по породности и безупречные по сложению охотничьи собаки. Малую золотую медаль
присуждали собакам, имевшим отличный экстерьер, с некоторыми несущественными, но заметными
недостатками. Большая серебряная, малая серебряная и бронзовая медали соответствовали
современным оценкам «очень хорошо», «хорошо» и «удовлетворительно».)
С ростом породного поголовья и улучшением его экстерьерных качеств в целях сохранения и
совершенствования охотничьих свойств лаек были разработаны и введены новые правила оценки
собак. У них стали оценивать не только экстерьер, но и ряд других свойств — рабочие качества,
качество потомства и происхождение. Медали собакам стали присуждать лишь в тех случаях, когда их
экстерьер был достаточно хорош и они имели дипломы, полученные на полевых испытаниях, а также
документы о происхождении. Такой подход к оценке охотничьих собак предусматривает отбор
производителей для племенного разведения, имеющих не только хороший экстерьер, но и рабочие
качества.
Комплексная оценка, или бонитировка, на выставках производится в баллах, причем в
зависимости от степени тех или иных качеств собаки ей присуждается определенное количество '
баллов. Собаки, прошедшие комплексную оценку, распределяются на три племенных класса: класс
элита, I класс и II класс. Для присуждения конкретного племенного класса собаке необходимо
получить соответствующий минимум баллов как по отдельным показателям, так и общей сумме их.
Минимальные требования для определения классности лаек указаны в табл. 1.
Итак, бонитировка осуществляется на основе комплексной оценки лаек по показателям:
охотничьи качества, породность, экстерьер и конституция, происхождение, наличие потомства и его
качество.
При оценке баллами охотничьих качеств учитываются только два высших по степени диплома
(основной и дополнительный — повторный). Основной балл за охотничьи качества засчитывается за
высший (по степени) диплом, полученный лайкой на испытаниях или состязаниях, при этом за диплом
I степени засчитывают 40 баллов, за диплом II степени — 35 баллов, за диплом III степени — 30
баллов. Если лайка имеет основной диплом за работу по медведю в паре с другой собакой, то баллы
засчитываются по иной градации: за диплом I степени — 20 баллов, за диплом II степени—18 баллов,
за диплом III степени— 15 баллов. Дополнительный балл засчитывается на основании следующего
высшего по степени диплома за работу. За диплом I степени устанавливается 10 баллов, за диплом II
степени — 8 баллов, за диплом III степени — 5 баллов. В итоге в бонитировочной таблице
проставляется сумма основного и дополнительного баллов.

1. Таблица минимальных требований для определения племенной классности при комплексной
оценке

Класс,
награда
(медаль)
Охотничьи качества
Породность,
экстерьер и
конституция
Происхождение Потомство
Общий
балл
Для кобеля
— 8
баллов,
94
Элита,
большая
золотая
Два диплома в одиночку. Обязательно
наличие одного диплома I или II
степени по пушному зверю, лосю,
оленю, кабану, боровой дичи.
Дипломы по подсадному медведю,
водоплавающей дичи основными
баллами засчитываются, но
проходными в класс элита не являются
— 40 баллов

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить